Книжный каталог

Санатана Дхарма

Перейти в магазин

Сравнить цены

Категория: Эзотерика

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Санатана Дхарма Санатана Дхарма 221 р. bookvoed.ru В магазин >>
Рыбакова Е. (сост.) Санатана Дхарма Рыбакова Е. (сост.) Санатана Дхарма 179 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Санатана Дхарма Санатана Дхарма 259 р. labirint.ru В магазин >>
Санатана Дхарма Санатана Дхарма 179 р. ozon.ru В магазин >>
Шрила Санатана Госвами Хари-бхакти-виласа. Том 1. Виласы 1-5 Шрила Санатана Госвами Хари-бхакти-виласа. Том 1. Виласы 1-5 725 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Санатана Г. Хари-бхакти-виласа. Том 3. Виласы 11-15 Санатана Г. Хари-бхакти-виласа. Том 3. Виласы 11-15 1276 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Ринпоче К. Дхарма Алмазной колесницы Ринпоче К. Дхарма Алмазной колесницы 137 р. bookvoed.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

САНАТАНА ДХАРМА

Санатана Дхарма

Понятие Санатана Дхарма (Sanatana Dharma) является одним из тех понятий, для которых на Западе нет точного эквивалента, и представляется совершенно невозможным найти термин или выражение, которое передавало бы его полностью и во всех его аспектах; всякий перевод, который можно предложить для него, был бы или совсем ошибочным, или по меньшей мере, весьма недостаточным. Ананда К. Кумарасвами полагает, что выражение, которое может в лучшем случае дать хотя бы приблизительное значение, это Непреходящая Философия (Phibsophia Perennis), принимаемое в том смысле, как оно понималось в средние века; в определенном отношении это правильно, но тем не менее есть значительные отличия, которые тем более полезно исследовать, что некоторые слишком легко поверили в возможность просто отождествить друг с другом оба понятия.

Прежде всего мы должны здесь отметить, что затруднение относится не к переводу слова sanatana, для которого латинское perenins является вполне реальным эквивалентом; здесь речь идет как раз о perennite (продолжительности) или о постоянстве, а вовсе не о вечности, как иногда утверждают. Действительно, этот термин «санатана» заключает в себе идею длительности, тогда как вечность, напротив, есть, по существу, «не-длительность»; длительность, о которой идет речь, является, если угодно, неопределенной или, точнее говоря, «циклической», в значении греческого aionios, совершенно не имеющего смысла «вечного», который в виду досадного смешения ему слишком часто приписывают наши современники. В этом смысле, постоянно именно то, что существует от начала цикла до конца; а согласно индуистской традиции, цикл, который следует иметь в виду в связи с Санатана Дхармой, есть Манвантара, то есть длительность проявления земного человечества и мы добавим сразу (так как далее будет ясна важность этого), что санатана также имеет смысл «первоначального», впрочем, легко понять прямую связь с только что сказанным, потому что только воистину постоянное может восходить к истокам самого цикла. Наконец, следует хорошо понимать, что это постоянство вместе со стабильностью, которую оно с необходимостью заключает в себе, если оно и не должно никоим образом смешиваться с вечностью и не имеет даже никакой общей меры с ней, является, однако, в условиях нашего мира как бы отражением вечности и неизменности, которые принадлежат самим началам (принципам), выражением которых является Санатана Дхарма по отношению к миру.

Само по себе слово perennis может заключать в себе также все то, что мы только что объяснили; но довольно трудно сказать, до какой степени схоласты средних веков, в том языке, к которому принадлежит термин Philosophia perennis, могли четко его осознавать, так как их точка зрения, являясь совершенно очевидно традиционной, простиралась только на внешнюю область и была ограничена тем самым во многих отношениях. Как бы то ни было, полагая, независимо от всех исторических воззрений, что можно вернуть этому слову полноту его значения, и учитывая самые серьезные оговорки, касающиеся сходства, о котором мы только что говорили, использование термина «Философия» в некотором роде точно соответствует этому ограничению схоластической точки зрения. Прежде всего, это слово, в том употреблении, которое ему придают наши современники, слишком легко может дать повод к двусмысленностям; правда, их можно было бы рассеять, постаравшись уточнить, что Philosophia perennis вовсе не есть «некая» философия, то есть конкретная концепция, более или менее ограниченная и систематическая, имеющая в качестве автора того или иного индивида, но она есть общий фонд, откуда происходят все философии, в том, что они имеют действительно ценного; и этот способ рассмотрения, конечно, соответствует схоластическому мышлению. Только и здесь есть несоответствие, так как то, о чем идет речь, рассматриваемое как подлинное выражение истины, каковым оно должно быть, было бы скорее Софией, чем Философией; «мудрость» не должна смешиваться со стремлением, ведущим к ней, или с исследованием, которое может к ней привести, а они, собственно говоря, и есть то, что, согласно самой своей этимологии, обозначается словом «философия». Возможно, скажут, что слово может быть подвержено некоторому преобразованию, и хотя нам не кажется это преобразование состоявшимся, как это было бы, если на самом деле не имелось в распоряжении никакого лучшего термина, мы все же не собираемся оспаривать такую возможность; но даже в самом благоприятном случае все же очень далеко от того, чтобы можно было рассматривать его как эквивалент Дхармы, так как оно может обозначать лишь доктрину, которая в любом случае остается исключительно теоретической, сколь ни была бы пространной фактически охватываемая ею область, и которая, следовательно, никоем образом не будет соответствовать всему тому, что заключает в себе традиционная точка зрения во всей своей целостности. При ней учение никогда не рассматривалось просто как теория, достаточная сама по себе, но как знание, которое должно быть действительно реализовано, и, более того, оно включало в себя приложения, распространяющиеся на все модальности человеческой жизни безо всякого исключения.

Это расширенное толкования следует из самого значения слова Дхарма, которое, впрочем, невозможно целиком передать единственным термином в западных языках: по своему корню dhri, имеющему смысл «нести, переносить, утверждать, поддерживать», оно означает прежде всего принцип сохранения существ и, следовательно, стабильности, по крайней мере насколько она совместима с условиями проявления. Важно отметить, что корень dhri почти идентичен как по форме, так и по содержанию, другому корню — dhru, от которого происходит слово dhruva, обозначающее «полюс»; действительно, именно к этой идее «полюса» или «оси» проявленного мира следует обращаться, если хотят постичь понятие Дхармы в его самом глубоком смысле: это то, что остается неизменным в центре вращения всех вещей и что управляет ходом изменения именно тем, что в нем не участвует. Не надо забывать в этой связи, что язык, ввиду синтетического характера выражаемой им мысли, связан здесь гораздо глубже с символизмом, чем в современных языках, где такая связь больше не существует, в определенной мере, из-за далеко зашедшего отклонения; можно было бы даже показать, если бы это не увело бы нас далеко от нашей темы, что понятие Дхармы довольно прямо связано с символическим представлением «оси» в образе «Древа Мира».

Можно сказать, что Дхарма, если ее рассматривать в принципе, необходимо есть санатана, и даже в более широком значении, чем указанное нами выше, потому что, вместо того, чтобы ограничиваться определенным циклом или проявляющимися там существами, она равно приложима ко всем существам и ко всем их состояниям проявления. Действительно, мы находим здесь идею постоянства и устойчивости; но разумеется, эта идея, вне которой не может быть и речи о Дхарме, тем не менее, может прилагаться относительным образом к различным уровням и к более или менее ограниченным областям, и этим оправданы всякие вторичные или «специализированные» значения, которые допускаются одним и тем же термином. И как раз потому, что она должна быть понята как принцип сохранения существ, Дхарма заключается для них в согласии с их сущностной природой; можно, следовательно, говорить в этом смысле о собственной дхарме каждого существа, которая более точно называется свадхарма, или о каждой категории существ, или же о дхарме мира или состояния существования, или же только об определенной части его, о дхарме определенного народа или некоторого периода времени; когда же говорят о Санатана Дхарме, то, как мы уже сказали, речь идет о совокупности всего человечества и во все время длительности его проявления, которое составляет Манвантару. Можно еще сказать, что это «закон» или «норма», свойственные этому циклу, сформулированные при его начале Ману, который управляет им, то есть космическим Умом, который отражает божественную Волю и выражает вселенский Порядок; и в этом, в принципе, состоит истинный смысл Манава-Дхармы

Мы говорили о всеобъемлющем Порядке, который в проявлении является выражением божественной Воли и который в каждом состоянии существования открывает особые модальности, определенные условиями, свойственными этому состоянию; Дхарму, по крайней мере в некотором отношении, можно определить как согласованность с порядком, и именно этим объясняется тесное родство, существующее между этим понятием и понятием rita, которое также «порядок» и этимологически имеет смысл «правильности», как Дэ дальневосточной традиции, с которым индуистская Дхарма имеет множество связей, что тоже, очевидно, напоминает об «оси», которая представляет собою идею постоянного и непрерывного направления. В то же время, этот термин «rita» явно идентичен слову «rite» (обряд, ритуал), а оно в своем первоначальном значении также означало, на самом деле, все то, что исполняется в согласии с порядком; в полностью традиционной цивилизации и тем более в самом начале все имеет характер собственно ритуальный. Более ограниченное значение ритуал принял лишь вследствие вырождения, породившего «профанную» деятельность во всех областях; всякое различение «священного» и «профанного», на деле, предполагает, что с этого момента некоторые вещи рассматриваются вне традиционной точки зрения, вместо того, чтобы прилагать ее ко всему в равной мере, и эти вещи, в силу того, что они рассматриваются как «профанные», поистине становятся адхарма (adharma) или анрита

Из этого следует, что, когда рассматривают Санатана Дхарму как интегральную традицию, она заключает в себе принципиально все ответвления человеческой деятельности, которые, впрочем, тем самым «трансформированы», поскольку они причастны (самим фактом этой интеграции) «нечеловеческому» характеру, присущему всей традиции, или, лучше сказать, составляющие саму сущность традиции как таковой. Следовательно, это в точности противоположно «гуманизму», то есть точке зрения, намеревающейся все свести к чисто человеческому уровню и составляющей, по сути, одно с самой профанной точкой зрения; и именно в этом традиционная концепция наук и искусств глубоко отличается от их профанной концепции, до какой степени, что без преувеличения можно сказать, что они отделены друг от друга настоящей пропастью. С традиционной точки зрения всякая наука и всякое искусство реально значимы и законны лишь постольку, поскольку они привязаны к универсальным принципам таким образом, что они появляются, в конечном счете, как применение фундаментального учения к некоторому возможному порядку, так же как законодательство и социальная организация тоже есть его применение в другой области. Ввиду этой причастности сущности традиции, наука и искусство тоже во всех своих способах действия также обладают этим ритуальным характером, о котором мы только что говорили, и которого не лишена ни одна деятельность пока она остается тем, чем и должна быть нормальным образом; добавим, что с этой точки зрения не следует делать никакого различия между искусствами и ремеслами, которые традиционно суть одно и то же. Мы не можем более здесь останавливаться на всем этом, о чем мы уже говорили по другому поводу; но мы полагаем, что достаточно сказали об этом, чтобы показать, насколько все это превосходит во всех отношениях «философию», в каком бы смысле мы ее ни понимали.

Теперь легко понять то, чем на самом деле является Санатана Дхарма: это есть не что иное как изначальная Традиция, которая одна существует непрерывно и без изменений сквозь всю Манвантару, а также обладает циклическим постоянством, потому что сама ее изначальность выводит ее из превратностей последующих эпох и которая одна только может со всей строгостью рассматриваться как вполне и по истине интегральная. Впрочем, вследствие нисходящего направления цикла и духовного помрачения, которое из этого следует, изначальная Традиция становится скрытой и недоступной для обычных людей; она есть первоисточник и общее хранилище всех особых традиционных форм, которые из нее происходят при адаптации к специальным условиям того или иного народа и эпохи, но никакая их них не может отождествляться с самой Санатана Дхарма или рассматриваться как адекватное ее выражение, хотя тем не менее она всегда есть как бы ее более или менее завуалированный образ. Всякая ортодоксальная традиция есть отражение и, можно сказать, «замещение» изначальной Традиции, в той мере, в какой это позволяют случайные обстоятельства, так, что если она и не является Санатана Дхармой, она ее по истине представляет для тех, кто к ней принадлежит и в ней участвует эффективным образом, потому что они могут достичь Санатана Дхарму только через ортодоксальную традицию и потому, что она в ней выражает если не полноту, то по крайней мере, все то, что ее прямо касается, и в наилучшим образом приспособленной к их индивидуальной природе форме. В некотором смысле, все эти традиционные различные формы изначально содержатся в Санатана Дхарме, поскольку они суть ее правильные и законные приспособления, и даже никакие изменения, которым они подвержены по ходу времени, не могут, по сути, быть никогда ничем иным; а в другом, обратном и дополнительном к названному, смысле они все содержат Санатана Дхарму в качестве того, что в них есть наиболее внутреннего и «центрального», по своим разным степеням экстериоризации, будучи как бы покрывалами, которые закрывают и позволяют ей просвечивать лишь ослабленным и частичным образом.

Это верно для всех традиционных форм, но было бы ошибкой просто на просто ассимилировать Санатана Дхарму с одной из них, какова бы она, впрочем ни была, например, с индуистской традицией, как она нам представляется в настоящее время; и если эта ошибка иногда фактически совершается, то только теми, чей горизонт ограничен исключительно одной этой традицией по причине тех обстоятельств, в которых они находятся. Если же эта ассимиляция в некоторой мере законна, согласно тому, что мы только что объяснили, то и сторонники любой другой традиции тоже могли бы сказать в том же смысле и на том же основании, что их собственная традиция есть Санатана Дхарма. Такое утверждение было бы в относительном смысле истинным, хотя оно было бы ложным в абсолютном смысле. Есть, однако, причина, по которой понятие Санатана Дхарма оказывается особо связанным с индуистской традицией: именно она из всех живых в настоящее время традиционных форм самым прямым образом исходит из первоначальной Традиции, хотя она есть как бы ее продолжение во вне (разумеется, всегда с учетом условий, в которых развертывается человеческий цикл), она дает более полное ее описание, чем все те традиции, которые можно было бы встретить в другом месте, и она, таким образом, в наибольшей степени, чем все другие, участвует в ее непрерывности. Кроме того, интересно отметить, что только лишь индуистская и исламская традиции открыто утверждают ценность всех других ортодоксальных традиций; и это потому, что будучи по времени первой и последней по ходу Манвантары, они должны равно интегрировать в себе, хотя и различными способами, все разнообразные формы, производимые в интервале, для того, чтобы сделать возможным «возвращение к началам», при котором конец цикла должен соединиться со своим началом, и что в точке отправления другой Манвантары будет заново проявлять во вне истинную Санатана Дхарму.

Нам надо еще отметить две ошибочные концепции, которые слишком распространены в нашу эпоху и которые свидетельствуют о гораздо более серьезном и полном непонимании, чем уподобление Санатана Дхармы частной традиционной форме. Одна из них — это концепция так сказать «реформаторов». Они надеются обрести Санатану Дхарму, производя нечто вроде более или менее случайного упрощения традиции, что на деле соответствует лишь их собственным индивидуальным тенденциям и что выдает чаще всего предрассудки, вызванные влиянием современной западной эпохи (что сейчас встречается даже в самой Индии). Надо заметить, что то, что эти «реформаторы» стараются, в основном, устранить прежде всего, как раз и обладает самым глубоким значением, и это потому, что либо оно от них полностью ускользает, либо потому что оно идет наперекор их предвзятым идеям; эта установка сравнима с установкой «критиков», которые отбрасывают в тексте как «интерполяции» все то, что не согласуется с идеей, ими составленной, или со смыслом, который они хотят там найти. Когда мы говорим о «возвращении к началам», как мы это только что делали, то, разумеется, речь идет совершенно о другом, о чем-то, что совершенно не зависит от индивидуальной инициативы как таковой; вовсе не понятно, в конце концов, почему изначальная Традиция должна быть простой, как полагают эти люди, если только не из-за недуга или интеллектуальной слабости желают, чтобы она таковой была; и с какой же стати должна истина приспосабливаться к посредственным способностям понимания среднего современного человека? Чтобы осознать, что ничего такого нет, достаточно понять, что, с одной стороны, Санатана Дхарма содержит все то, что выражается во всех без исключения традиционных формах, и еще сверх того, а с другой стороны, что наиболее возвышенные и наиболее глубокие истины стали уже недоступными ввиду духовного и интеллектуального помрачения, присущего циклическому спуску. В этих условиях простота, дорогая для модернистов всех родов, очевидно, далека насколько только это возможно от того, чтобы быть знаком древности традиционного учения, и еще менее его изначальности.

Другая ошибочная концепция, на которую мы хотим обратить внимание, прежде всего относится к различным современным школам, связанным с тем, что принято называть именем «оккультизм»: они происходят, обычно, через «синкретизм», то есть сближая различные традиции в той мере, в какой они могут их узнать, совершенно внешним и поверхностным образом, даже не для того, чтобы попытаться выделить в них то, что в них есть общего, но только чтобы кое-как сопоставить элементы, заимствованные у них; и результат этих конструкций столь же причудливый, сколь и фантастичный, выдается за выражение «древней мудрости» или «архаичного учения», в котором берут исток все традиции и который должен быть идентичен с первоначальной Традицией или Санатана Дхармой, хотя эти термины, кажется, почти неизвестны упомянутым школам. Само собою разумеется, что все это, несмотря на претензии никогда не может иметь никакой ценности и отвечает лишь чисто профанной точке зрения, тем более что эти концепции почти неизменно сопровождаются тотальным непризнанием необходимости для того, кто хотел бы достичь какой-нибудь степени в области духовного, принадлежать прежде всего определенной традиции; и понятно, что мы предпочитаем говорить при этом о действительной принадлежности со всеми теми последствиями, которые этим предполагаются, включая практику ритуалов этой традиции, и совсем не со смутной «идеальной» симпатией, какую испытывают некоторые западные люди, объявляя себя индуистами или буддистами, не слишком зная, что это такое, и во всяком случае, даже никогда и не мечтая достичь реальной и регулярной связи с этими традициями. Вот почему здесь и есть отправная точка, от которой никак нельзя освободиться, и только затем каждый сможет, по мере своих способностей, постараться идти дальше; речь, действительно, не идет о пустых спекуляциях, но о знании, которое должно быть упорядочено с целью духовной реализации. И только через это, изнутри традиций, мы даже можем сказать еще точнее, из самого их центра, если удается его достичь, можно реально осознать то, что конституирует их сущностное и фундаментально единство, и следовательно, поистине постигнуть полноту сознания Санатана Дхармы.

Примечания:

Следует отметить, что это в точности тот же смысл, что и в исламской концепции «священной войны» (джихад); внешнее и социальное приложение является лишь вторичным; на это указывает то, что она образует только «малую священную войну» (джихад сагир), тогда как «великая священная война» (джихад кабир) является исключительно интеллектуальной и духовной.

Источник:

www.redov.ru

Санатана Дхарма - вечная мистическая религия

Санатана Дхарма

Санатана Дхарма, или "вечная вера", известная в настоящее время как индуизм, - это семейство религий, признающих авторитет Вед. Она имеет четыре главные ветви: шиваизм, шактизм, вишнуизм и смартизм. Аум.

Миллиард индуистов, живущих на земле, представляющих одну шестую человечества, принадлежат к четырем главным направлениям, каждое из которых отличается своим Главным Божеством. Для вишнуитов Богом является Господь Вишну, для шиваитов Бог -Шива, для шактистов Высшее Божество - Богиня Шакти. У смартистов, либеральных индуистов, выбор Божества предоставляется верующему. Каждое направление имеет множество линий гуру, религиозных лидеров, священнослужителей, священных книг, монашеских сообществ, школ, центров паломничества и десятки тысяч храмов. Каждое направление имеет богатые искусство и архитектуру, философию и традиции обучения. Эти четыре школы характеризуются настолько далеко расходящимися верованиями, что каждая из них представляет собой совершенную и независимую религию. В то же время, у них огромное общее наследие культуры и верований - карма, дхарма, реинкарнация, всепроникающее Божество, храмовое богослужение, таинства, многоликие божества, традиция гуру-шишья и Веды как главное Писание. Индия - дом большинства индуистов, но большие сообщества индуистов процветают во всем мире. Веды говорят: "Он - Брахма. Он - Шива. Он - Индра. Он неизменный, высший, самосветящийся. Он - Вишну. Он - жизнь. Он - время. Он - огонь, и Он - луна". Аум Намах Шивайя.

Что представляет собой глубоко мистическая школа шиваитов?

Молясь Богу Шиве, Сострадательному, шиваиты делают упор на послушание, высокую философию, центральное положение гуру и бхакти-раджа-сиддха-йогу, ведущую к внутреннему единению с Шивой. Аум.

Шиваизм - древняя религия, воистину не имеющая возраста, потому что у нее нет начала. Она является предшественницей многоликой религии, в настоящее время называемой индуизмом. Ученые прослеживают восьмитысячелетнюю традицию почитания Шивы, зародившуюся в развитой цивилизации в долине реки Инд. Но священные писания говорят нам, что шиваизм существовал всегда. Современная история отмечает шесть основных школ: шайва-сиддханта, пашупатизм, кашмирский шиваизм, вира-шиваизм, сиддха-сиддханта и шива-адвайта. Величие и красота шиваизма обнаруживаются в практической культуре, в просветленном взгляде на место человека во вселенной, в глубокой системе храмового мистицизма и сиддха-йоге. Шиваизм дает знание эволюции человека от Бога и назад к Богу, о раскрытии души и ее пробуждении под руководством просветленных мудрецов. Как и во всех других школах, большинство шиваитов представляют собой семьи верующих, возглавляемые множеством свами и садху, которые следуют по пламенному пути отречения от мира к мокше. Веды говорят: "Познавая Шиву, Благого, Который сокрыт во всех вещах, Наитончайшего, подобно пленке, возникающей из топленого масла, Обнимающего вселенную, постигая Бога, человек освобождается от всех своих оков". Аум Намах Шивайя.

В чем магия и сила шактизма?

Шактизм почитает Высшую Сущность как Божественную Мать - Шакти или Дэви - в Ее многочисленных формах, как милостивых, так и гневных. Шактисты используют мантру, тантру, янтру, йогу и пуджу для призывания космических сил и пробуждения силы Кундалини. Аум.

Почитая Божественную Мать с незапамятных времен, шактистский индуизм сформировался в Индии в качестве организованной школы в пятом столетии. В настоящее время у него есть четыре проявления - бхактистское, народно-шаманистское, йогическое и универсалистское - все они взывают к гневной силе Кали или Дурги или к кроткой милости Парвати или Амбики. Преданные шактисты применяют ритуалы пуджи, особенно для ШриЧакра-янтры, чтобы установить близость с Богиней. Шаманистский шактизм применяет магию, транс, хождение по огню и принесение в жертву животных для целительства, обеспечения плодородия, прорицательства и силы. Шактистский йог стремится пробудить спящую богиню Кундалини и объединить Ее с Шивой в сахасрара-чакре. Шактистские универсалисты, как, например, Шри Рамакришна, следуют реформированной ведантистской традиции. Тантрические ритуалы "левой руки" выходят за пределы этических норм. Шактизм в основном недвойствен, определяя предназначение души как полную идентичность с Непроявленным Шивой. Главные Писания: Веды, Шакта-агамы и Пураны. "Дэви-гита" говорит: "Мы поклоняемся вселенской Душе всего. Мы кланяемся Матери вселенной вверх и вниз и во всех четырех направлениях". Аум Чандикаяй Намах.

Что такое школа преданных вишнуитов?

Вишнуизм - это древняя индуистская школа, в которой упор делается на почитание Господа Вишну и его воплощений, особенно Кришны и Рамы. В основном дуалистический, глубоко бхактистский, вишнуизм имеет много святых, храмов и писаний. Аум.

Почитание Вишну, чье имя означает "проникающий", восходит к ведическим временам. Секты паньчаратра и бхагавата были популярны еще в период третьего столетия до нашей эры. Существующие в настоящее время пять школ вишнуизма возникли в средние века и были основаны Рамануджей, Мадхвой, Нимбаркой, Валлабхой и Чайтаньей. Вишнуизм придает особое значение прапатти, целеустремленному преданию себя Вишну или его десяти или более воплощениям, называемым аватарами. Джапа - это главная бхактистская садхана, так же как и экстатическое воспевание с танцем, киртана. Тщательно соблюдаются храмовая молитва и праздники. В философском плане вишнуизм включает в себя как чистый дуализм Мадхвы, так и ограниченный недуализм Рамануджи, и почти монистические воззрения Валлабхи. Бог и душа всегда различны. Предназначение души, благодаря милости Бога, состоит в том, чтобы вечно почитать Его и радоваться Ему. В целом не отличаясь аскетизмом, проповедуя бхакти как высший путь, вишнуизм все же имеет сильное сообщество монахов. Главные писания: Веды, Вайшнава-агамы, Итихасы и Пураны. "Бхагавад-гита" говорит: "Тем, кто медитируют на Меня и молятся с несокрушимым сердцем, Я дарую достижение того, чего у них нет, и сохранение того, что они имеют". Аум Намо Нараянайя.

Что такое универсалистская школа смартистов?

Смартизм - это древняя брахманическая традиция, реформированная Шанкарой в девятом столетии. Почитая шесть форм Бога, этот либеральный индуистский путь монистичен, отрицает сектантство, медитативен и философичен. Аум Намах Шивайя.

Смарта (смартист) - это последователь классических смрити, особенно Дхарма-шастр, Пуран и Итихас. Смартисты почитают Веды и уважают Агамы. В настоящее время эта вера синонимична учению Ади Шанкары, монаха-философа, известного как Шанмата-стхапаначарья, "основатель системы шести путей". Он проповедовал по всей Индии, стремясь примирить верования всех индуистов его времени под знаменем Адвайта-веданты. Чтобы унифицировать поклонение, он популяризировал древний смартистский алтарь пяти Божеств - Ганапати, Сурьи, Вишну, Шивы и Шакти - и добавил к ним Кумару. Из этих богов преданные могут выбрать свое "предпочитаемое Божество", или ишта-дэвату. Каждый бог - лишь отражение Сагуна-Брахмана. Шанкара организовал сотни монастырей, принадлежащих к десяти орденам (дашанами), которые и в настоящее время имеют пять важнейших центров. Он написал объемные комментарии к Упанишадам, "Брахма-сутрам" и "Бхагавад-гите". Шанкара провозгласил: "Есть лишь одна Реальность, которая изза нашего невежества представляется нам многоаспектной вселенной, наполненной именами, формами и изменениями. Подобно золоту, из которого делают множество украшений, она остается неизменной. Таков Брахман, и То есть Ты". Аум Намах Шивайя.

Писания говорят о религии

Они называют Его Индрой, Митрой, Варуной, Агни или небесной солнечной птицей Гарутматом. Пророки называют многими способами Того, который Един; они говорят об Агни, Яме, Матаришване. Ригведа

Того, Кто без начала и без конца, Создателя всего, имеющего многие формы, Того, кто объемлет вселенную, - зная Того Бога, человек освобождается от всех оков. Яджурведа

Того, Кто благодаря Своему величию явил Себя как единый Властитель всех живых существ, которые дышат и спят, Его, Господа людей и четвероногих тварей - какого Бога мы почтим, принося жертвы? Ригведа

Первичное пространство - небо. Первичное пространство - космос. Первичное пространство - мать, отец и сын. Первичное пространство - все боги, пять типов людей и все, что было рождено и будет рождено. Ригведа

Да достигну я славной обители Вишну, где преданные радуются, где рядом с Шагающим, в пределах Его самого длинного шага, бьет фонтан чистейшего меда. Ригведа

Я - правящая Владычица, накопительница богатств, полная мудрости, первая из тех, кто достоин почитания. Божественные силы направили Меня во многие места. Я вхожу во многие дома и принимаю многочисленные формы. Ригведа

Все сущее, повсюду, где оно существует, пронизывает одна и та же Божественная Сила и Энергия. Яджурведа

Признание мира воплощением Шакти есть почитание Шакти. Чистое знание, не связанное с объектами, абсолютно. Дэвикалоттара-агама

Когда молоко выливается в молоко, масло - в масло, вода - в воду, они смешиваются в абсолютно единое. Так и просветленный мудрец, познавший атман, становится единым с атманом. Вивека-чудамани

Будем почитать Его, Обладающего чистой формой, облако, испускающее дождь немыслимой радости и насыщающее сердца и глаза последователей так, как если бы миллионы капель дождя пролились на землю, Прибежище Великой Тишины, называемое многими именами, описанное многими религиями, Воплощение невыразимой степени духовного счастья. Таюманавар

О Бог милости, исполняющий танец сияющего счастья в зале невыразимой мудрости! О Ты, Наставник мудрости, сама форма Вишну! О Ты, Наставник, сама форма четырехликого Брахмы, автора Вед! О Ты, исполняющий обязанности Наставника во всех религиях! О Ты, Кто в качестве Наставника просветляет в любви умы тех последователей, которые умоляют Тебя не оставлять их! Таюманавар

Оказывай почтение Богу твоей традиции, который наполняет Собой весь мир и все жизни. Натчинтанай

Он - Древний. Он сотворил существа земли и неба в былые дни в божественном порядке. Шесть вер стремятся к стопам Единого Изначального Бога, равных Которому нет. И Он наполняет их все в соответствующей степени. Тирумантирам

Во что верит большинство индуистов?

Существует девять основных положений веры, или шраддх, которые, хотя и не являются исчерпывающими, представляют собой краткое изложение индуистской духовности.

1. Индуисты верят в божественность Вед, самого древнего писания в мире, и почитают Агамы как равно откровенные. Эти исконные гимны - слово Бога и основа Санатана Дхармы, вечной религии, которая не имеет ни начала, ни конца.

2. Индуисты верят в одно всепроникающее Верховное Существо, которое одновременно имманентно и транцендентно, одновременно является и Создателем, и Непроявленной Реальностью.

3. Индуисты верят, что Вселенная претерпевает бесконечные циклы создания, сохранения и растворения.

4. Индуисты верят в карму, закон причины и следствия, по которому каждый индивидуум создает собственную судьбу своими мыслями, словами и поступками. 5. Индуисты верят, что душа перевоплощается, развиваясь во многих рождениях до тех пор, пока все кармы не будут исчерпаны и достигнута мокша, духовное знание и освобождение от цикла перерождений.

6. Индуисты верят, что в невидимых мирах живут божественные существа и что храмовые богослужения, ритуалы, таинства, так же как и личное совершение обрядов, создают общение с этими дэвами и богами (махадэвами).

7. Индуисты верят, что духовно пробужденный учитель, или садгуру, важен для того, чтобы познать Трансцендентный Абсолют, и что так же важны личная дисциплина, праведное поведение, очищение, паломничество, стремление к самопознанию и медитация.

8. Индуисты верят, что вся жизнь священна и должна быть любима и почитаема, и потому практикуют ахимсу, непричинение вреда.

9. Индуисты верят, что никакая отдельно взятая религия не учит единственному пути к спасению прежде всех остальных, но что все истинно религиозные пути являются гранями Чистой Любви и Света Бога, заслуживающими терпимости и понимания.

Чтобы поместить индуизм в контекст мировой мысли, вна­чале важно отметить, что он является религией Востока. Это очень важный факт, так как существует огромное различие между тем, как ищущие на Востоке и на Западе традиционно рассматривали вопросы: «Кто я есть? Откуда я? Куда я иду?». Восток имел тенденцию к объединению, идеализму и интрос­пекции. Запад тяготел к дуализму, материализму и экстравертности. Коротко говоря, основными восточными религиями яв­ляются индуизм, джайнизм, буддизм и сикхизм. К западным религиям относятся иудаизм, христианство и ислам. Это срав­нение не включает такие восточные верования, как конфуциан­ство, синтоизм и даосизм.

Восточный ум имеет склонность видеть Бога везде, во всех вещах и, следовательно, относиться ко всему как к священному. Западный ум считает ересью веру в то, что Бог наполняет все вещи, и делает кардинальное различие между священным и мирским. В то время как восточный ум придерживается идей кармы, перевоплощения и освобождения, западное мировоз­зрение постулирует единственную жизнь души, за которой сле­дует вознаграждение или наказание. Если личный внутренний опыт является сутью религии с восточной точки зрения, то на Западе превыше всего ценится вера. В то время как восточные религии уживаются с другими взглядами, веря, что все пути ве­дут в итоге к Богу, западные религии имеют тенденцию к до­гматичности, утверждая, что только их Бог и их религия явля­ются единственным истинным Богом и единственной истинной религией.

Индуистский взгляд на жизнь

Душа в своем духовном постижении ищет свое «Я», мед­ленно восходя по пути, который ведет к озарению и освобож­дению. Это — труднейшее, занимательнейшее путешествие че­рез циклы рождения, смерти и нового рождения, завершающе­еся Самореализацией, прямым и личным духовным пережива­нием Бога, Самости, Истины. Только это одно среди прочего в космосе может принести освобождение от оков невежества и страсти. Это — высочайшая реализация. Не существует более высокой. Индуисты верят, что все женщины и мужчины нахо­дятся на этом пути и что все в конечном итоге достигнут его кульминации. Славная и вдохновляющая концепция — та, что каждая отдельная душа достигнет Истины, мокши, никто не бу­дет оставлен страдать навечно за человеческие слабости и ошиб­ки.

Индуизм — это изначальная и древнейшая живая религия нашей планеты, религия, у которой нет какого-то одного осно­вателя. Во все времена, пока человек жил и распространялся по земле и водным просторам, дышал земным воздухом и покло­нялся в благоговейном страхе огню, Санатана Дхарма была для развивающихся душ ориентиром праведной жизни. В самом на­чале двадцать первого века приверженцев индуизма будет более миллиарда. Все они — индуисты, но они представляют широ­кий спектр верований, садхан, мистических целей.

Хотя индуисты верят во множество разных и зачастую эк­зотических вещей, существует несколько основополагающих концепций, относительно которых практически все они согла­шаются. Все индуисты поклоняются одной Верховной Реаль­ности, хотя они называют ее множеством имен, и учат, что все души в конечном итоге познают истину Вед и Агам. Индуисты верят, что не существует ни вечного ада, ни проклятия. Они сходятся во мнении, что не существует исконного зла. Все есть добро. Все есть Бог. Напротив, западные религии постулируют существование живой силы зла, воплощенной в Сатане, кото­рый напрямую противится воле Бога.

Индуисты верят, что Вселенная была создана из Бога и про­питана Им — Верховным Существом, который одновременно является формой и пронизывает форму, который создает, под­держивает и уничтожает Вселенную только для того, чтобы за­ново создавать ее в непрекращающихся циклах. Индуисты при­нимают все истинные духовные пути — от чистого монизма, который заключает, что «существует только Бог», до теистичес­кого дуализма, который спрашивает: «Когда я познаю Его ми­лость?» Каждая душа свободна искать свой собственный путь через преданность, аскетичность, медитацию, йогу или беско­рыстное служение (севу). Три столпа индуизма —это храмовое поклонение, писания и традиция гуру-ученик. Индуизм реши­тельно провозглашает существование трех миров бытия и огромное число богов и дэвов, обитающих в них. Празднества, паломничество, пение священных гимнов, домашняя служба — таковы динамичные практики. Любовь, ненасилие, праведное поведение и закон дхармы определяют индуистский путь. Инду­изм объясняет, что душа перевоплощается до тех пор, пока все кармы не будут исчерпаны и Реализация Бога не будет достигну­та.

Индуисты носят знаки сект, называемые тилаками, на сво­их лбах в качестве священных символов, отличительных знаков их принадлежности. Индуизм — мистическая религия, ведущая приверженцев к тому, чтобы они лично испытали ее вечные истины внутри себя, в конце концов достигая вершины соз­нания, где человек и Бог едины вовеки. Они предпочитают кре­мацию тела после смерти похоронам, веря, что душа продолжа­ет жить и поселится в новом теле на земле.

Хотя индуизм имеет множество священных писаний, все его направления признают как высший авторитет Веды и Ага­мы, хотя Агамы разных школ индуизма несколько отличаются. Около миллиарда приверженцев индуизма имеют десятки ты­сяч священных храмов и святилищ, главным образом в Индии, но сейчас уже и в каждой стране мира, где живут индуисты. Духовное ядро индуизма — это его святые — миллионы садху, йогов, свами, вайраги и садгуру, которые полностью посвятили свою жизнь служению, преданности и Реализации Бога и про­возглашению вечных истин Санатана Дхармы.

Источник:

siva-sakti.ru

Санатана Дхарма в городе Оренбург

В нашем интернет каталоге вы можете найти Санатана Дхарма по доступной стоимости, сравнить цены, а также изучить похожие предложения в категории Эзотерика. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Доставка товара выполняется в любой город РФ, например: Оренбург, Омск, Новокузнецк.