Книжный каталог

Роман С Жизнью

Перейти в магазин

Сравнить цены

Категория: Книги

Описание

Книга посвящена жизни и творческой деятельности выдающегося журналиста, писателя, краеведа Елизаветы Ивановны Яковкиной (1884-1982). Повествование основано на её многолетних дневниковых записях и переписке, воспоминаниях её современников. Проведя большую часть жизни в Пятигорске, героиня книги оказалась свидетелем и участником многих важных исторических событий XX века на Северном Кавказе.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Яковина Е. Роман с жизнью Яковина Е. Роман с жизнью 413 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Максим Горький Жизнь Клима Самгина. Максим Горький Жизнь Клима Самгина. "Прощальный" роман писателя в одном томе 469 р. ozon.ru В магазин >>
Шодерло де Лакло Опасные связи Шодерло де Лакло Опасные связи 99 р. litres.ru В магазин >>
Максим Горький Жизнь Клима Самгина Максим Горький Жизнь Клима Самгина 0 р. litres.ru В магазин >>
Сычев К. В. Василий Храбрый Сычев К. В. Василий Храбрый 79.99 р. litres.ru В магазин >>
Госин Роман Дети. Каренина Анна Госин Роман Дети. Каренина Анна 100 р. litres.ru В магазин >>
Евгений Клюев Андерманир штук Евгений Клюев Андерманир штук 179 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Роман с Жизнью (Иван Виноградов-Ивановский)

Роман с Жизнью

Я выглянул в окно и увидел Весну…

Каждое утро ты просыпаешься, осыпаемый поцелуями Любимой… Ты слушаешь Её нежный шёпот и вдыхаешь Её запах – такой родной, такой знакомый запах… Чувствуешь Её тёплые прикосновения, видишь Её добрую, Ангельскую улыбку и Её глаза – светящиеся, любящие глаза…

Именно такова Жизнь. Она ласкает тебя, Она нежит тебя, Она любит тебя… Осыпает тебя дарами… Ты – Её избранник, Её любимец, Её фаворит. А взамен Она просит у тебя совсем немного – чтобы ты просто научился принимать Её любовь и отвечать Ей тем же.

Человек рождается влюблённым. Он сразу влюбляется в Жизнь – это любовь с первого взгляда, любовь вообще. Уже потом эта любовь становится более конкретной – выясняются подробности, детали. Чувство развивается, усиливается, обогащается, к нему добавляются какие-то новые грани и оттенки.

Для кого-то это любовь к Богу. К Богу, который перед мужчиной часто предстаёт в образе Женщины. Некоторые просветлённые мудрецы так и называют Бога – Мой Возлюбленный или Моя Возлюбленная.

Искренне любуясь и восхищаясь кем-то или чем-то, мы тем самым возносим хвалу Создателю, выражаем свою благодарность Ему! Минуты наслаждения, минуты блаженства – это минуты нашей наивысшей близости к Богу, минуты единения с Ним. Озарение, Оргазм и другие экстатические состояния – это состояния познания Божественного.

Твои Друзья, твоя Семья, твои знакомые и даже незнакомые – это всё лики твоей Возлюбленной. Весь окружающий мир – это воплощение Её.

Твоё путешествие по Жизни подобно прогулке с Дамой. А характер у Неё непростой, и чтобы научиться за Ней ухаживать, нужно ещё попотеть. Гуляя с Жизнью, самое главное определиться, кто из вас ведущий, а кто ведомый.

Достижение Жизненного Успеха также подобно завоеванию Женщины. Сердце Женщины – это необычная крепость, её не получится взять грубой силой, и здесь нельзя идти напролом. Поэтому не форсируй события! Не торопись! Флирт – дело тонкое, терпение и сдержанность в искусстве обольщения так же важны, как решительность и напористость.

Делай Жизни подарки! Устраивай приятные сюрпризы! Говори комплименты! Ухаживай за Ней! Ухаживай постоянно! И тогда, если повезёт, Она ответит тебе взаимностью…

Причём, когда ждёшь взаимности, специально добиваешься её, обычно ничего не получаешь. А вот когда ухаживаешь просто потому, что не можешь этого не делать, потому, что в этом твоя потребность… Глядишь на Женщину и думаешь: «Боже мой, ну как можно не сказать Ей комплимент? Как можно не подарить Ей цветок? Как можно Её не поцеловать. »

Жизнь – натура непостоянная, переменчивая. Но ты любишь Её, а значит, доверяешь Ей, и поэтому готов принять Её всю такой, какая Она есть, – со всей Её непредсказуемостью, со всеми Её капризами, со всеми Её светлыми и тёмными сторонами – и ты заранее прощаешь Ей все возможные огорчения.

Научись чувствовать настроение Жизни, угадывать Её желания. Если ты видишь, что кому-то хорошо и радостно, что кто-то счастлив, – это твоя Возлюбленная улыбнулась тебе. Если же, наоборот, взору твоему открываются картины, наполняющие Сердце грустью и сожалением, спроси себя: «Отчего моя Любимая печальна? Что я могу для Неё сделать? Как Её утешить? Как развеселить?»

Когда происходит нечто, волнующее тебя, будоражащее твоё воображение, манящее, влекущее в неизведанные дали, – это Возлюбленная тебе подмигивает. Вдохновение – это Поцелуй Музы. Она вкладывает его в те уста, которыми ты говоришь, – в твоё Творчество.

И когда чувства накаляются, переполняют, когда ураган мыслей и эмоций захлёстывает тебя, когда вы с Жизнью уже оба достаточно разгорячены, в вашей страсти может родиться нечто, что оставит твоё имя в веках…

Будь для Жизни необычным, загадочным, таинственным, многогранным! Сделай так, чтобы Она просто не могла оставаться равнодушной к тебе! Шути с Ней, но только так, чтобы это было действительно остроумно. Произведи на Неё впечатление, соверши Подвиг, порази Её! Заставь Её посмотреть на тебя восхищёнными глазами и с придыханием прошептать тебе на ухо: «Ты – сумасшедший. »

Используй Вдохновение и в Познании. Разве можно не восхищаться мудростью Творца, мудростью Вселенной, постигая, насколько продуманные и сложные механизмы существуют в окружающей нас природе, в обществе, в самом Человеке, в мире людских взаимоотношений?

Увлечённый учёный похож на влюблённого мужчину, который наблюдает за Дамой Сердца, стараясь как можно лучше узнать Её, изучить, понять. Образ Любимой завораживает, интригует, вызывает любопытство, ждёт разгадки. Наука позволяет влюблённому искателю погружаться в Её Мир и всё дальше уходить в глубины Её сущности, проникать в Её самые сокровенные секреты и тайны. Совершая открытия, он знакомится с Её Нравом, Её Характером, а изобретая, пристраивается к нему.

Когда ты влюблён искренне, чисто и бескорыстно, влюблён всей Душой, влюблён «по уши», тебе совершенно чужда ревность. Ты не ревнуешь Любимую Женщину к другим мужчинам, потому что для тебя главное – Её счастье, и тебе важно, чтобы Она была довольна. Ты не ревнуешь Жизнь к баловням Судьбы – к тем, кому Она в чём-то, быть может, уделяет больше внимания, чем тебе. Зависть к тем, кто удачлив, богат, знаменит, прославлен, наделён властью, тебе незнакома. Живя по принципу «друг моего друга – это и мой друг», ты любишь тех, кого любит Она.

И хотя женщин у тебя может быть немало, ты, по большому счёту, всю жизнь любишь Одну Женщину. И каждый раз для тебя это – твоя Первая и Единственная Любовь.

Если ты однажды влюбился, то эта любовь остаётся с тобой навсегда, поэтому число твоих возлюбленных с годами увеличивается. И чем больше у тебя возлюбленных, тем ближе ты к Богу, тем чётче ты видишь Его Лицо, к которому ты стремишься, тянешься на протяжении всей жизни, и тем сильнее ты любишь ту Одну-Единственную, которая здесь и сейчас находится рядом с тобой.

Источник:

www.proza.ru

Вчерашнюк Лариса Леонидовна

Роман с жизнью

Роман с Жизнью - как полюбить Жить. В отличие от проблем, Жизнь бесконечна. Любое событие, начавшись, рано или поздно заканчивается. Но не Жизнь. Жизнь - не со-Бытие, Жизнь - это чистое Бытие. Жизнь или Бытие - основа существования и нашей Вселенной, и всего, что в ней существует. Здесь я буду говорить именно об этой Жизни- Бытие, а не о кратковременном прозябании в страхах и проблемах, которые некоторые называют жизнью. Что же такое Жизнь Человека? Человек действует, ест, спит, думает, желает, творит, дышит - а все это вызывает к проявлению нечто, стоящее за всем этим - Жизнь или Бытие. Удивительная сила, обладающая сознанием, разумом, видением Цели и Плана. Сила, дающая толчок разделению клетки, дающая толчок началу дыхания. Именно эта Сила (Жизнь, Бытие) определяет первый и последний вдох Человека. Человек - это нечто, что Эта Жизнь создает, производит к проявлению для какой-то своей Цели и Плана. Человек - не видящий за своей спиной ничего, кроме тьмы, - оторван от Своего Творца - Жизни, которая вызвала его к сознательному со-творчеству на Земле, а потому - Смертен. Смертный Человек, будучи оторван от бесконечной и бессмертной Жизни исключительно своим неведением, не Живет, а проживает, притом в исключительном страхе. Страх не успеть. Он ни в чем не уверен, кроме одного - он должен умереть рано или поздно. Притом не по своему желанию. И он всего боится - нескончаемый стресс! - в спешке, спешке, спешке. Или другой вариант - раз уж умирать все равно, то чего напрягаться? И человек проживает свой срок (не Жизнь !) бездельником и лентяем. Кто-то верит в бессмертную жизнь Духа - если не здесь, на земле, то уж там, на небесах, он точно отдохнет. НО святые писания обещают рай только праведникам. А много вы встречали их? А те, кто не попал в рай, согласно святым писаниям должны рождаться с теми же не решенными в прошлом проблемами, так как ничто никуда не девается и вызвав причину, всякий должен увидеть следствие. Итак, вопрос, а возможно ли жить бессмертной Жизнью, не покидая свое нынешнее тело? Оставаясь все также мистером К. или миссис М.? Кто-то спросит: А зачем? Куча нерешенных проблем, болезней, стыдных поступков и т.д. И так тысячу лет со всем этим ворохом? Вот здесь и кроется разгадка - уж если Жить тысячу лет, то здоровым, счастливым и абсолютно свободным от разных страхов. Любому захочется такой Жизни! В известном фильме "Обыкновенное чудо" Волшебник говорит: Блаженны те, кто, зная, что они смертны, живут, как бессмертные! Те же святые писания утверждают, что наши предки жили и подольше, чем тысячу лет. Что же случилось за историю человечества, почему срок Жизни человека на Земле уменьшился в разы? Опять же, если судить по святым текстам, такая долгая и счастливая Жизнь была у тех, кто выжил после Потопа (Ной жил 950лет, его сыновья - 430 лет) , у тех, кто только вышел из Рая (Адам жил 930лет, его сын Енох - 912) т. е. - у праведных людей. Далее человечество отходило все больше от праведности, и в геометрической пропорции срок жизни уменьшался. А что такое праведность - ни много ни мало - 10 известных заповедей, переданные человечеству Учителями, которые приходили в разные времена, чтобы напомнить людям об Истине. На самом деле быть праведным не сложно - быть умеренным во всем и любить себя, людей и Высшую Жизнь. Полюбить себя - это полюбить Жизнь, полюбить ту Силу, что явила тебя, как Личность, на этой Земле, чтобы ты привнес на нее Свет этой Бессмертной Жизни. Невозможно любить Жить, постоянно жалуясь, плача и причитая. Полюбить Жить и Жизнь легко - научитесь замечать хорошее и светлое на своем пути. Научитесь видеть в происходящем только уроки, полезные для вас, как Личности. Уроки, которые помогут вам раскрыть такие бессмертные качества Жизни, как - терпение, сострадание, милосердие. Упав, спросите себя - а что ценного я должен вынести из этого падения? Чему учит меня это событие? Может быть, стойкости Духа, умению различать тень и свет, чтобы больше не спотыкаться. Если принимать Жизнь, как бесконечное обучение в Магическом университете или путешествие, полное риска и новых открытий, в неизведанных землях - то прочему бы и не тысячу лет? Тогда и Жизнь полюбит вас. Она ответит вам взаимностью - ведь вы нужны друг другу: ваше Бесконечное Начало (Бытие) и вы - мистер К. и миссис М. Говорите Ей об этом почаще - Я люблю тебя, Жизнь. Утверждайте - Мне нравится Жить. Земля создана для Бессмертных Духом и Телом. Так жили наши предки. Так вернем эту привычку Быть Бессмертными! Вы же знаете - Я есть тот, каким себя вижу, каким представляю. Поверните ваш Ум в другую сторону, покажите ему новые, бесконечные перспективы! Вы - хозяин своего Ума, а значит строитель своего пути. Сделайте себя здоровыми и счастливыми, никто, кроме вас не может распоряжаться вашей Жизнью, только ваше желание и стремление может определить ее качество и сроки. Вы, любящий свою Жизнь и любящий Жить, сделайте себя бессмертным любящим! Хотя бы задумайтесь об этом. Лариса Вчерашнюк. ( по материалам книги Леонарда Орра " Бросьте привычку умирать", он же - автор методики Ребёфинга или техники осознанного дыхания)

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:

Источник:

samlib.ru

Роман с жизнью - ЯБЛОКО

Роман с жизнью

. Вечер позднего октября. Дождь и холодный ветер - классическое сочетание для того, чтобы оценить уют теплой постели.

Но Лиза сказала:

- Дорогой, коньяк совершенно кончился. Не наберется даже чайной ложки. И кофе на исходе.

Эту ее многолетнюю привычку - вечернюю чашку кофе с коньяком, медленно выпиваемую перед телевизором, попытался свести на нет врач районной поликлиники.

- Когда человеку под восемьдесят, любая доза алкоголя.

- Когда человеку под восемьдесят, его уже ничем не напугаешь, - смеялась Лиза. - Уже не остается страхов - чудесное время! И мы за это выпьем, доктор!

Она собственноручно наполнила две хрустальные рюмки.

Прощаясь, врач поцеловал у нее руку.

- Завтра запишу тебя в кружок бальных танцев.

- На кой черт?! - возмутился он со всей искренностью детского горя.

- Чтобы ты проводил вечера в объятиях красавиц, а не слезах и соплях, - ответила она.

- А ты? - он имел в виду, зачем ему красавицы, когда есть Лиза.

- А мне нужен настоящий кавалер, а не такое вот недоразумение, - сказала она.

И он пошел, и старался изо всех сил, осваивал все эти "па" сперва у станка, а потом в середине зала. Он ни за что не хотел выглядеть ничтожеством в глазах Лизы. А затем пришел успех, они с партнершей Наташей кочевали с конкурса на конкурс и почти неизменно выигрывали. Ему улыбалась карьера, но подошло время армии.

Провожая и крестя его на дорогу, Лиза сказала:

- Надеюсь, у тебя хватит доброты вернуться живым.

- Доброты? - удивился он.

- Ну, ты же понимаешь, что без тебя мое существование теряет всякий смысл.

А когда он вернулся, и простреленная в Кандагаре нога, сказала танцовщику - "свободен", Лиза чуть ли не с ужасом спросила:

- Надеюсь, ты не пойдешь в контору перекладывать бумаги?!

После долгого восстановительного лечения он стал работать в "службе спасения".

В общем-то, ничего особенного. Летняя терраса, красные пластмассовые стулья и столики. В хорошую погоду сюда не пробиться. Кому-то это, может, напоминает Европу, дескать, и в Париже так - сидят, пьют кофе, глазеют на прохожих. Внутри тесно - всего-то шесть столиков, да и душно.

Летом Роман здесь не бывал, - толпа не влекла, а осенью стал заходить. Когда, как теперь, вдруг выяснялось, что дома нет чего-то необходимого. Или - случалось и так - что-то в душе знало: нынче не заснуть.

Не часто такое было. Черный спрут необъяснимого ужаса подбирался к нему считанные разы, но тогда уж - не жди пощады.

Спасатель по работе своей, в такие минуты "вытянуть" себя он не мог. Последний раз это произошло после редкой в их тихом городе аварии, когда две легковушки буквально превратили друг друга в лепешки, и тот свет одновременно принял пятерых. Четверых спасателям пришлось извлекать из искореженных кузовов - для этого их и вызвали. Но не эти парни потом стояли перед глазами, а девчонка, которую выбросило через ветровое стекло. Пацанка лет пятнадцати в джинсовом костюмчике. Ее увезли почти сразу, но почему-то несколько дней с рельефной отчетливостью стереокартины он видел ее, будто глубоко уснувшую на раскаленном асфальте. И сразу, против воли, против данных себе приказов вспомнил он Афган, и стало ясно, что до собственной смерти всего ничего, и Хозяйка всему - она, и каждый час становится призрачным преддверием единственно вечного.

Почему он вспомнил об этом? Наверное потому, что в стекляшке за одним из столиков он увидел женщину. Сидела она одна, спиной к нему - и внешне он не мог бы найти схожесть с той, погибшей, только в окаменелой неподвижности позы. И еще - была она в легонькой, почти прозрачной красной кофточке. На спинке стула ничего не висело, а вешалок тут не водилось.

Расплачиваясь за коньяк, он еще раз бросил на нее внимательный взгляд. По ящику под потолком показывали какой-то костоломный боевик, немногочисленные посетители невольно смотрели, а женщина глядела в окно. Ночь уже, фонарей на улице нет, внутренний свет кафе освещал текущие по стеклу дождевые струи. Глаза у женщины были темными и полны слез.

И тогда он, уже не колеблясь, подошел к ней.

- Вызвать вам такси? - спросил, как мог мягко.

Не сразу, через паузу, она медленно покачала головой.

С тяжелобольными не обсуждают способы лечения. Он взял ее под локоть:

- Пойдемте со мной.

Наверное, все интонации были верными, потому что женщина не испугалась. Она подчинилась.

Старой женщине, как и внуку, хватило одного внимательного взгляда.

- Проходите, дорогая. Надеюсь, ты позаботишься о чем-нибудь горячем, - это было обращено к внуку.

Четверть часа спустя Роман подошел к дверям гостиной с подносом, прислушался - и вернулся на кухню.

- Это уже болезнь, - говорила женщина. В ее тоне слышалась та откровенность, на которую большинство людей способно лишь несколько раз в жизни. - Правда, раньше все было больнее, острее. Когда я надеялась на что-то. Что он хотя бы как-то, хотя бы немного полюбит меня. А теперь, когда я поняла, что этому не быть. Пустыня. Говорят - проходит месяц, два - и становится легче. А у меня год к концу идет, и какой год.

Лиза не перебивала, не задавала наводящих вопросов - только слушала. Женщина смотрела мимо нее и говорила как бы сама с собой:

- Эти мысли не оставляют ни на минуту. Засыпаешь - и думаешь о нем, проснешься среди ночи - и опять - он же. Наваждение - по улице ли идешь, на работе ли сидишь. Не отпускает. Ни на миг не отпускает. Почти непереносимое время - тот час, когда он может позвонить. К концу его как будто душа умирает. И снова ждать день - считать минуты до следующего Этого Часа.

Мне бы понять - почему так получилось? Что я сделала? Ведь ни одного резкого слова, никогда. Ведь не навязывалась - ходила посмотреть на него издали. Он не замечал меня, точно знаю. Да, у него семья, но не могло быть в ней ссор из-за меня, мы ведь были вместе только один раз - и в такой тайне. Он увез меня куда-то далеко за город, мы возвращались - час.

А теперь, если случайно, совершенно случайно встречу его машину на улице - он проедет и головы не повернет. Я сначала с такой радостью - навстречу, - думала - он тоже обрадуется, затормозит. Куда там! Если издали заметит - сворачивает. За что же?

Весь этот сумбур мужчина не мог бы понять. Но для женщины здесь и полутона были ясны.

- Сына его встречаю - как ожог. Он же не знает меня, спокойно идет навстречу. Папины брови, глаза, все выражение лица. Если бы мне хоть такого сына. Я бы никогда ничего больше у Бога не попросила - этим бы жила. У них скоро еще кто-то родится в семье.

- Дорогая, - сказала, наконец, Лиза. - Вы простите старуху за резкое выражение. Внук мой к такому уже привык. Но есть люди - как дерьмо, при ближайшем рассмотрении - выворачивает. И в том, что вы мне о нем рассказали, трезвый взгляд видит.

Вы ищете - что же делать сейчас? Что будет верно? Женщины тут идут двумя путями. Можно попытаться что-то доказать ему. Заняться собой - потратить деньги на туалеты, на прическу. Закрутить с кем-то роман. Но все время попадаться ему на глаза. Ведь все это делалось бы ради него, чтобы он оценил в конце концов.

Вы продолжали бы гореть в том же огне, и сами бы подкладывали в него дров.

Или же - другое. Решить: да, надежды нет. Но раз кроме него никто мне не нужен, а он меня не любит. Значит - все, с любовью конец, буду жить чем-то другим. Приняв такое решение, вы за считанные дни постареете на двадцать лет, и когда эта особь - заметьте, вполне довольная собой, будет в очередной раз проезжать со свистом, вы пройдете мимо бесполым существом. Потому что вместе с любовью нас покидает вся радость, вся красота.

Дорогая моя, есть единственная возможность достойно все это преодолеть. Из этого мужчины вам надо вырасти.

Женщина посмотрела на Лизу усталым и почти неверящим взглядом.

- Вы сами поняли, что не нужны ему, и это вам далось тяжело. Если бы у него хватило мужества встретиться с вами, вы бы, по крайней мере, смогли сохранить к нему уважение. А что остается от мужчины без мужества? Костюм и гениталии. И это гнилое обаяние. В конце концов, его чары спадут.

Но вы должны работать над собой - всю жизнь, идти все дальше и дальше, раскрыть все свои таланты.

Ваша внешность. Нельзя стараться быть красивой ради кого-то, нельзя играть роль - из нее так легко выйти, когда вы о ней забываете, когда нет настроения. Женственность должна стать сутью - каждым движением вашим, каждым поворотом головы.

А что касается смысла бытия.

Дорогая моя, возможен лишь один настоящий роман - это роман с жизнью. Вот кто не изменит до последней минуты! И говорят - она упоительна - эта минута. Какой-то наркотик - необыкновенные образы, райский сад! Мне скоро предстоит увидеть все это.

Сколько острых ощущений, какое великолепие жизнь дает нам! Мужчины - лишь часть этого.

Вы были в Париже? Не зря говорят - увидеть его и умереть. Но разве хуже Рим? Или Венеция? А недавно я видела по телевизору сказочный остров Бали. Сколько языков вы знаете? Когда вы в последний раз танцевали? В ресторане, при свете огней, с незнакомцем, которому вы нравитесь?

Вам предстоит чудо - рождение первенца, это ни с чем не сравнимо, все это счастье у вас еще впереди.

Столько книг! Столько людей, которые будут вам интересны - по человечески интересны, без всяких мучений.

И когда вы достаточно пройдете этой дорогой, то встретив свое сокровище, решите, что и впрямь были больны, если "это" могло хоть как-то интересовать вас. Вы будете королевой, у которой "такое" уже не может вызвать никаких чувств.

- Но ведь время идет. Я не юная, от меня все уходит. А девушки вокруг - они расцветают.

- Когда вы гуляете, то наверное, отмечаете молодые, красивые лица. Но вряд ли хоть одно из них остается в памяти. Но красивая женщина в зрелые годы - это уже другое. Весною много прекрасных цветов, но розы весной не цветут.

. Было около двух часов ночи, когда Лиза, наконец, кликнула Романа, и велела ему доставить Зою домой.

- Вы носите жемчуг, - прощаясь говорила Зоя, уже по другому, она была уже здесь, не в потустороннем. - Вам так идет.

- Жемчуг - снисходителен, - отвечала Лиза, - Бриллианты - безжалостны. Они беспощадно подчеркивают вульгарность, некрасивость. А жемчуг любому лицу придает толику благородства. Он не смеется над старостью.

Он наслаждался одним из первых теплых майских вечеров, минутой покоя, когда прозвучало:

Темноволосая красавица смотрела на него с искренней радостью. Чтобы узнать эту женщину, подошедшую незаметно, ему потребовалась минута.

- Снова - и здесь же! Как вы живете? Как Лиза?

- Лиза в отъезде. Когда я затеял ремонт, она сказала: "Это - Армагеддон! Чем я могу помочь?" Я ответил, что мне понадобится ее свежий глаз, когда все будет готово - и отправил ее к подруге. А как у вас?

- Бегу с подработки. С телевидения. В редакции у меня свободный график, и позвали еще вести вечерние новости.

- Вы домой сейчас? Но вам же далеко идти. И уже почти темно. Я провожу.

Они пошли через парк. Она легко взяла его под руку - и все спрашивала о работе, удивлялась тому, что он рассказывал ей, интересовалась - нельзя ли о нем написать.

А на одной из скамеек, скрытая тенью разросшейся сирени, сидела пара. Женщина, усталая, с небрежно стянутыми в "хвостик" волосами, покачивала коляску. Мужчина, опустив руки между колен, смотрел перед собой.

- Уснула, наконец? - спросил он, - Пойдем?

- Посидим еще, - попросила она. - Я так редко выхожу.

Дома был и телевизор, и возможность вытянуть ноги, но ему пришлось уступить - задержаться еще. Невольная досада делала ожидание тягостным.

Он посмотрел на проходившую мимо пару. Зою он не узнал. Но все смотрел вслед, когда она уже миновала его. Как хороша!

Высокая, стройная, в платье, серебристо отливающем в свете фонарей. Такая грациозная, такая уверенная в себе. Королева!

Он залюбовался ею, даже не пожелав. Желать было безнадежно. Для таких женщин - он знал это - он не представлял из себя ничего. поделиться

Я не знаю, как отблагодарить за этот рассказ.Я чувствую,что он мне также поможет , как Помогла Лиза Зое.Спасибо.Это Бог мне послал эту статью

Спасибо настроение поднялось

Спасибо автору за искренность и глубину!

Замечателный, великолепный рассказ. Спасибо автору

Один из немногих рассказов, которые прочитала с огромным удовольствием! Спасибо автору. Замечательно!

Источник:

apple.cofe.ru

Журнальный зал: Новый Мир, 2008 №3 - Александр Агеев - Роман с жизнью

Журнальный зал

толстый журнал как эстетический феномен

  • Новые поступления
  • Журналы
    • ЖУРНАЛЬНЫЙ ЗАЛ
    • Арион
    • Вестник Европы
    • Волга
    • Дружба Народов
    • Звезда
    • Знамя
    • Иностранная литература
    • Нева
    • Новая Юность
    • Новый Журнал
    • Новый Мир
    • Октябрь
    • Урал
    • НОН-ФИКШН
    • Вопросы литературы
    • НЛО
    • Неприкосновенный запас
    • НОВОЕ В ЖЗ
    • Homo Legens
    • Prosodia
    • ©оюз Писателей
    • День и ночь
    • Дети Ра
    • Зеркало
    • Иерусалимский журнал
    • Интерпоэзия
    • Крещатик
    • Новый Берег
    • АРХИВ
    • ВОЛГА-ХХI век
    • Зарубежные записки
    • Континент
    • Критическая Масса
    • Логос
    • Новая Русская Книга
    • Новый ЛИК
    • Отечественные записки
    • Сибирские огни
    • Слово\Word
    • Старое литературное обозрение
    • Студия
    • Уральская новь
  • Проекты
    • Вечера в Клубе ЖЗ
    • Египетские ночи
    • Премия «Поэт»
    • Премия Алданова
    • Премия журнала «Интерпоэзия»
    • Поэтическая премия "Anthologia"
    • Страница Литературной премии И.П.Белкина
    • Страница Литературной премии им. Ю.Казакова
    • Академия русской современной словесности
    • Страница Карабчиевского
    • Страница Татьяны Тихоновой
  • Авторы
  • Выбор читателя
  • О проекте
  • Архив
  • Контакты
Роман с жизнью

Леонид Зорин. Выкрест. Роман-монолог. — “Знамя”, 2007, № 9

Имя Леонида Зорина присутствует в отечественном культурном сознании вот уже семьдесят лет. В далеком 1934 году десятилетнего бакинца, только что выпустившего книжку стихов, познакомили с главным советским литературным мэтром — Максимом Горьким. И Горький, который обычно скептически относился к разного рода вундеркиндам, на этот раз был по-настоящему удивлен и очарован. Он написал о юном Зорине очерк под названием “Мальчик” и опубликовал его в “Правде”. Трибуны выше тогда не было.

Стоит процитировать классика: “Я был предупрежден: приедет гость, поэт, мальчик. Ну, что ж? Мальчики и девочки, сочиняющие стихи, — весьма обычное явление у нас. И всегда с ними немножко трудно, потому что в большинстве случаев они еще не умеют писать стихи”.

Этот — десятилетний — почему-то умел. Дальше в своем очерке Алексей Максимович долго рассуждал, что надо делать с такими вот непутевыми детьми, которые пытаются освоить русскую просодию. Однако данного конкретного “мальчика” признал коллегой и недаром очерк о нем написал в стилистике своего классического “Детства”. Там полный восторг, слезы и, между прочим, мизансцены, хотя бы одну из которых стоит напомнить: “Я предложил поэту прочитать его стихи. Несколько секунд он молчал, и это побудило меня сказать, что Lесть случаи, когда не следует стесняться своим талантом”.

— Это из письма Потемкина — Раевскому, — заметил десятилетний человек.

— Поэта — Потемкина? — спросил я.

— Нет, фаворита Екатерины Второй. А разве есть поэт Потемкин?”

Горький вообще был человек увлекающийся, падкий на новых людей, новые идеи, новые “пути”. Он триста раз ошибался, он проклинал и даже невольно сажал в сталинские лагеря доверившихся ему людей, но тут он не ошибся: “мальчик” — Леонид Зорин — выжил, встал на ноги, написал множество текстов. Должно быть, Алексею Максимовичу не все бы они понравились, но это уже дело десятое.

Казалось бы, редкий подарок судьбы — прославиться в десять лет! Но фамилия героя названа в очерке не была, так что в дальнейшей литературной карьере Зорин опирался отнюдь не на авторитет Горького (как многие тогда опирались), а на самого себя.

Мало сказать, что карьера эта была успешна — бывали в нашей литературе примеры карьер гораздо более головокружительных, но, увы, кратких. Зорин не прогорел фейерверком, он год за годом целеустремленно поднимался по крутой лестнице мастерства и успеха. Первая его пьеса (“Соколы”) была поставлена на сцене профессионального театра, когда автору было семнадцать, но и теперь, когда ему за восемьдесят, его пьесы ставятся лучшими театрами страны. Драматургия Леонида Зорина давно уже стала общепризнанной литературной классикой. Причем классикой не застывшей, не окаменевшей, а по сей день живой, легко вступающей в контакт с резко изменившейся за последние годы реальностью. Почти пятьдесят пьес, среди которых подлинные шедевры — “Декабристы”, “Римская комедия”, “Варшавская мелодия”, “Медная бабушка”, “Покровские ворота”, “Царская охота”, “Граф Алексей Константинович”, да и многие другие.

Зорина ставили Товстоногов и Ефремов, фильмы по его пьесам снимали Рязанов и Козаков, Алов и Наумов. “Покровские ворота” — фильм Михаила Козакова по пьесе Зорина — крутят по ТВ даже чаще, чем “Иронию судьбы. ”.

Такой успех мало кому из драматургов выпадал на долю.

Однако, как Пушкин некогда сказал, “лета к суровой прозе клонят”. Уже давно Леонид Зорин пишет прекрасную русскую прозу. Какое-то время она была как бы в тени его драматургии, воспринималась критикой как симпатичный, но необязательный “довесок” к “основной деятельности”, но чем дальше, тем определеннее проза становится главным его делом. И таким же успешным, таким же востребованным, как и драматургия. Можно даже сказать, что его “маленькие романы” последних лет стали в своем роде сенсацией — “Господин Друг”, “Трезвенник”, “Кнут”, “Тень слова”, “Юпитер”, “Забвение”, цикл рассказов о Костике Ромине, всенародно любимом герое “Покровских ворот”, выгодно отличались от основного литературного потока динамикой сюжета (пригодился драматургический опыт), ясностью композиции, рельефно прописанными характерами. Обращаясь к извечным и очень сложным философско-психологическим проблемам, Зорин сумел избежать интеллектуального занудства — он пишет о вечном как о личном, на том языке, которым говорит сам с собою всякий думающий и чувствующий человек. Он не упрощает и не адаптирует высокое, он просто помещает его в соразмерный обычному человеку контекст, заставляя своих героев решать вечные проблемы здесь и сейчас, находясь не в безвоздушном пространстве чистой мысли, а в реальной, историей заданной бытовой среде.

В сентябрьском номере журнала “Знамя” опубликован очередной “маленький роман” (или, как в этот раз обозначено, “роман-монолог”) Леонида Зорина под названием “Выкрест”. Он написан как бы от лица реальной личности — Зиновия Пешкова. Это человек, который прожил в ХХ веке долгую и притом совершенно феерическую жизнь. Судьба его — готовый роман, и вот, кажется, этот роман на русском языке появился.

Зиновий Пешков — старший (на год) брат Якова Михайловича Свердлова, оба родились в Нижнем Новгороде, в семье владельца маленькой типографии, которая печатала визитные карточки и прочую мелочь. При советской власти (не знаю, как сейчас, давно не был в Нижнем) там, на единственной пешеходной улице города Горького (называли ее “Свердловка”), был маленький музей — вот отсюда, дескать, вышел наш пламенный революционер, именем которого назван Екатеринбург (где по его распоряжению была расстреляна царская семья). Про Зиновия в том музее не было ни слова на стендах, про него было тогда нельзя.

С братом (по роману) Зиновий не ладил: “Мы были погодками, я был старше, и это так его угнетало! Казалось, он никогда не простит того, что я его обогнал, — едва ли не сразу меж нами вспыхнула неистовая борьба за первенство”.

Дело, впрочем, не столько в первенстве было, сколько в разнице мироотношений: “Яков не только готов был стать, он и хотел стать частью силы. Я и не хотел и не мог. Второе было еще существенней. Способен ответить лишь за себя. В действе, поставленном моим временем, я был согласен на монолог, не предусмотренный его фабулой и не написанный его автором. Даже спеленутый общей формой, пронумерованный, втиснутый в строй, я продолжал бы в любой ипостаси существовать сам по себе”.

Да, вот вопрос — что есть настоящая сила? Та, которая уже есть вовне и надо лишь к ней примкнуть (но тогда ты уже не “сам по себе”), или та, которая есть в тебе самом (и тогда любая внешняя сила тебе воленс-ноленс чужая, если не враждебная)?

Тут же и право на монолог (“роман-монолог” как-никак). “Действо, поставленное временем”, не очень любило монологи и мало кому их позволяло. И стоили эти монологи дорого.

Оба брата Свердловых жили за “чертой оседлости”, оба чувствовали себя заключенными в гетто, но пути выхода из ситуации избрали разные — Яков с головой ушел в борьбу, где положился на внешнюю “силу”, а Зиновий предпочел легальные возможности. Он хотел не бороться, а учиться и вообще — “существовать сам по себе”. Женщин любить, жизни радоваться.

Вот такие разные были братья.

Для того чтобы учиться в столицах, надо было креститься, и Зиновий это сделал, почему и роман называется “Выкрест”. Слово это неоднозначное, не просто термин, означающий “крещеный еврей”. Для многих евреев “выкрест” означает “предатель”, да и православные националисты не очень верили в искренность такого крещения. “Выкрест”, словом, ни с теми, ни с теми, он сам по себе. Он покинул одну общину, но в другую не вступил. Это, между прочим, один из вариантов свободы.

Чтобы легче было с разнообразными формальностями, нашего героя усыновил великий писатель земли русской Максим Горький, и половина жизни выкреста прошла на фоне и параллельно жизни великого писателя. Об этом в романе много. Собственно, и роман посвящен памяти Алексея Максимовича, к которому Зорин, немножко поперек времени, относится до сих пор нежно. И тут я разделяю его чувства. Горький еще вернется. Мы его недочитали.

Но не буду, однако, пересказывать биографию Зиновия Пешкова и роман — там чего только не было! И Первая мировая, на которой Зиновий потерял руку, и французский Иностранный легион — Африка, Алжир, и дружба с де Голлем, и генеральский чин. Это ж только в двадцатом веке такое было возможно: еврейский мальчонка из Нижнего Новгорода одновременно брат одного из самых мрачных советских вождей, приемный сын Максима Горького, друг и соратник де Голля, французский генерал!

Надо было очень страстно любить жизнь со всеми ее превращениями, неожиданностями, сюрпризами, чтобы прожить ее так насыщенно, как это смог Зиновий Пешков.

Вот чего недостает нынешним политическим, общественным и прочим деятелям — страсти. Леонид Зорин в своем романе эту тему уверенно ведет:

“Страсть направляла мой каждый шаг и опаляла мой каждый вздох. Причем независимо от того, на что была она обращена — на постижение старых истин, на достижение новой цели. На предстоявшую мне работу, которую я должен был сделать, и сделать едва ли не совершенно. На путешествие вглубь себя. На женщину, возникшую рядом, с которой, быть может, завтра прощусь. Все, что я делал, и все, чем я жил, было переполнено жгучей, близкой к исступлению страстью. Она и превратила в роман всю мою жизнь, и прежде всего в роман с этой жизнью, с первого мига вошедшей в меня своим колдовством, всем своим пламенем и соблазном”.

Да, жизнь свою Зиновий Пешков прожил страстно, — ему нравилось жить. Этого-то витамина — страсти — очень не хватает в нашем нынешнем — хоть политическом, хоть социальном, хоть литературном — меню.

Скепсиса — сколько угодно, похоти элементарной — выше крыши, цинизм — вообще уже необходимый фермент нашей “стабильной” эпохи.

Но страсть — это другое.

По всем вопросам обращаться к Сергею Костырко

Журналы

  • Новые поступления
  • Журналы
    • ЖУРНАЛЬНЫЙ ЗАЛ
    • Арион
    • Вестник Европы
    • Волга
    • Дружба Народов
    • Звезда
    • Знамя
    • Иностранная литература
    • Нева
    • Новая Юность
    • Новый Журнал
    • Новый Мир
    • Октябрь
    • Урал
    • НОН-ФИКШН
    • Вопросы литературы
    • НЛО
    • Неприкосновенный запас
    • НОВОЕ В ЖЗ
    • Homo Legens
    • Prosodia
    • ©оюз Писателей
    • День и ночь
    • Дети Ра
    • Зеркало
    • Иерусалимский журнал
    • Интерпоэзия
    • Крещатик
    • Новый Берег
    • АРХИВ
    • ВОЛГА-ХХI век
    • Зарубежные записки
    • Континент
    • Критическая Масса
    • Логос
    • Новая Русская Книга
    • Новый ЛИК
    • Отечественные записки
    • Сибирские огни
    • Слово\Word
    • Старое литературное обозрение
    • Студия
    • Уральская новь
  • Проекты
    • Вечера в Клубе ЖЗ
    • Египетские ночи
    • Премия «Поэт»
    • Премия Алданова
    • Премия журнала «Интерпоэзия»
    • Поэтическая премия "Anthologia"
    • Страница Литературной премии И.П.Белкина
    • Страница Литературной премии им. Ю.Казакова
    • Академия русской современной словесности
    • Страница Карабчиевского
    • Страница Татьяны Тихоновой
  • Авторы
  • Выбор читателя
  • О проекте
  • Архив
  • Контакты

© 1996 - 2017 Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал"

Источник:

magazines.russ.ru

Роман С Жизнью в городе Челябинск

В этом интернет каталоге вы имеете возможность найти Роман С Жизнью по доступной стоимости, сравнить цены, а также найти похожие книги в группе товаров Книги. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Доставка товара может производится в любой населённый пункт РФ, например: Челябинск, Самара, Ростов-на-Дону.