Книжный каталог

Ожерелье Богини Кали

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Петербург захватила волна ритуальных убийств. Жертвы задушены шелковым платком, на платке - странный рисунок: танцующая четверорукая женщина с ожерельем из человеческих черепов и поясом из отрубленных рук… В эту историю неутоленной мести и неразделенной любви Жене Линевой, обычной продавщице из антикварного магазина, придется окунуться с головой, иначе кто-нибудь обязательно выведет ее из игры - или соперничающие индийские кланы, или родные российские бандиты, или наследники профессора Шемаханова, так неосмотрительно вручившие ей ключ от тайника, где хранится то самое древнее ожерелье…

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Александрова Н. Ожерелье богини Кали Александрова Н. Ожерелье богини Кали 122 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Александрова Н. Ожерелье богини Кали Александрова Н. Ожерелье богини Кали 242 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Александрова Н. Завещание короля Балдуина. Ожерелье богини Кали Александрова Н. Завещание короля Балдуина. Ожерелье богини Кали 152 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Футболка классическая Printio Ом кали маа Футболка классическая Printio Ом кали маа 1490 р. printio.ru В магазин >>
Александрова Н.Н. Ожерелье богини Кали Александрова Н.Н. Ожерелье богини Кали 242 р. ozon.ru В магазин >>
Наталья Александрова Ожерелье богини Кали Наталья Александрова Ожерелье богини Кали 133 р. ozon.ru В магазин >>
Наталья Александрова Ожерелье богини Кали Наталья Александрова Ожерелье богини Кали 92 р. book24.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Наталья Александрова, Ожерелье богини Кали (2016) FB2

Наталья Александрова | Ожерелье богини Кали (2016) [FB2]

Magnet-ссылка (альтернативная ссылка для скачивания файла)

Жанр: Современные детективы

Качество: Изначально электронное (ebook)

Иллюстрации: Без иллюстраций

Петербург захватила волна ритуальных убийств. Жертвы задушены шелковым платком, на платке – странный рисунок: танцующая четверорукая женщина с ожерельем из человеческих черепов и поясом из отрубленных рук… В эту историю неутоленной мести и неразделенной любви Жене Линевой, обычной продавщице из антикварного магазина, придется окунуться с головой, иначе кто-нибудь обязательно выведет ее из игры – или соперничающие индийские кланы, или родные российские бандиты, или наследники профессора Шемаханова, так неосмотрительно вручившие ей ключ от тайника, где хранится то самое древнее ожерелье…

Страничка сформирована за 0.237 секунд.

Источник:

elit-kniga.ru

Ожерелье богини Кали - Бесплатные книги для скачивания в форматах FB2, EPUB, PDF

Ожерелье богини Кали Описание произведения «Ожерелье богини Кали» (Наталья Александрова)

Петербург захватила волна ритуальных убийств. Жертвы задушены шелковым платком, на платке – странный рисунок: танцующая четверорукая женщина с ожерельем из человеческих черепов и поясом из отрубленных рук… В эту историю неутоленной мести и неразделенной любви Жене Линевой, обычной продавщице из антикварного магазина, придется окунуться с головой, иначе кто-нибудь обязательно выведет ее из игры – или соперничающие индийские кланы, или родные российские бандиты, или наследники профессора Шемаханова, так неосмотрительно вручившие ей ключ от тайника, где хранится то самое древнее ожерелье…

Скачивайте Ожерелье богини Кали в форматах FB2, EPUB, PDF.

А также читайте Ожерелье богини Кали в режиме онлайн:

С этой книгой читают Добавить комментарий Отменить ответ Навигация по записям

Онлайн-библиотека бесплатных электронных книг, которые можно скачать на ПК, iPhone, Android. Карта сайта

Источник:

book-free.info

Ожерелье богини Кали, Жизнь, Литература и Немного Волшебства

Метка: ожерелье богини Кали Храм богини Кали

Коза. Некрупная и лохматая, она стояла на бетонном приступочке и время от времени взмемекивала, но не жалобно, а так – требовательно. Вокруг кипела обычная городская суета. Люди проходили мимо, не обращая внимания на столь странный элемент деревни в центре столицы. Сильно потертая веревка тем не менее достаточно крепко удерживала на короткой привязи рогатую пришелицу. Ступеньки, рядом с которыми и стояла коза, вели в ничем непримечательное серое одноэтажное здание, единственное удивление вызывало то, что вокруг него как бы скопилась пустота. Т.е. люди были и было их много, но все по какой-то непонятной причине старались держаться подальше от этого странного места.

Из-за угла соседнего дома вышли два человека, белые, явно туристки, блондинка и брюнетка. Они смотрели по сторонам, разговаривали на своем странном языке и совсем не обращали внимание на общий дух этого места.

“Ой, смотри, коза” – одна из них заметила животное и потянула свою спутницу в этом направлении.

“Можно подумать, что ты их раньше не видала,” – улыбнулась вторая, но послушно пошла вслед.

“Но она какая-то странная. Зачем на нее навесили этот венок, да еще и морду красным подкрасили?”

“О, так это же меняет дело, пойдем!” – теперь уже высокая девушка резко потянула за собой спутницу.

Поднявшись по ступеням, они очутились перед странным входом – дверь была одна, но двойная, и за ними угадывались разные коридоры. А еще там было темно и тянуло холодом. Хотя на улице светило яркое солнце и все изнывали от жары.

Задержавшись на мгновение, блондинка уверенно вошла в левую створку двери. Резкий переход из света в тьму на мгновенье обескуражил девушек и они остановились, чтобы привыкнуть к полумраку. Странно, но вроде как на здании снаружи, на его длинной стороне окна были, тем не менее внутрь не пробивалось ни лучика и все освещение составляли свечи-лампады, установленные в нишах вдоль всей стены.

Почему-то хотелось молчать и ничего не спрашивать. Чуть ли не взявшись за руки, девушки двинулись вперед. Ощущение времени сбилось и им показалось, что прошло уже много минут, а стена, пустая и голая, так и не заканчивается. Ко всему этому примешивался аромат, странный, тягучий, с пряными и сладкими нотками одновременно. И к тому же совершенно холодный. Он царапал нос, хотелось чихнуть, но предпринимались все попытки не сделать этого, чтобы не разбудить… Что не разбудить? Ответ на этот вопрос отсутствовал, но все равно не хотелось делать ни лишних движений, ни резких звуков.

Фактически на ощупь подруги добрались до места поклонения. Почему они так решили? Все просто – в стене было сделано углубление, где стояли не просто свечи, но и кувшины, фигурки и лежали целые цветочные гирлянды. Запах резко усилился, можно сказать, что в нем можно была плавать, настолько он стал осязаемым. А главным компонентом была статуя. Статуя женщины о четырех руках, каждая их которых что-то держала. В одной из рук четко угадывалась голова. Вторая держала предмет, явно похожий на нож. Мало того, на шее у нее висела целая гирлянда, но уже не цветов, а черепов.

“Бррр, пойдем отсюда,” – неожиданно осипшим голосом сказала одна из девушек. – “Что-то мне не по себе”

И быстро пошла вперед, уже не оглядываясь. Коридор неожиданно сделал резкий поворот направо, практически под углом 90 градусов, еще чуть прошел прямо и снова повернул направо. Подруги ускорили шаги, но тут же резко остановились, буквально наткнувшись на двух женщин в темных сари, явно немолодых и почему-то совсем им не обрадовавшихся. Что-то громко спросив на гортанном наречии, обе женщины вопросительно посмотрели на подружек. Так и не дождавшись ответа, одна из них подошла и стала довольно бесцеремонно подталкивать в сторону выхода. Никто ей не сопротивлялся, т.к. желание покинуть столь неприятное помещение было очень сильным.

Кинув взгляд назад, одна из них обратила внимание, что вторая часть этого негостеприимного дома совсем другая – светлая и не такая пахучая. Статуя в нише тоже была, но смотрелась совсем не так угрожающе, как та, первая.

Вышли всей толпой из второй створки большой двери. В бормотании старухи уже можно было различить No! Tourist и еще какие-то слова, но уже их смысл не угадывался. Когда почти все ступеньки вниз были преодолены, то прямо магнитом притянуло оглянуться и бросить прощальный взгляд на это странное место. Длинное здание из серого камня с окнами-бойницами выглядело отчужденно и грозно. Возвращаться туда не было никакого желания.

Уже на тротуаре, отойдя пару шагов, был замечен знак, который недвусмысленно намекал

Позже, под вечер, когда вся компания собралась вместе, чтобы поделиться впечатлениями о прошедшем дне, был задан вопрос – так куда же мы забрели? Ответ был ошеломителен – это храм богини Кали, темная, разрушительная ипостась богини Парвати, жены Шивы. Как и многие боги в индуизме – данная представительница не явилась исключением и потому она сочетает в себе несочетаемые на первый взгляд вещи. Она же разрушительница, истребительница и она же символ вечной жизни. В древности ей приносили кровавые жертвы, в том числе и человеческие (почитайте про секретное общество тугов – удушителей, кому интересно), и тут же она защитница материнства. Ее танец помогает людям осознать, что люди смертны и должны стать свободными от страха умереть, только тогда она примет этих людей.

Истинная сущность этой богини остается в гармоничном объединении созидательных и разрушительных сил.

Источник:

ovedma.ru

Читать книгу Ожерелье богини Кали Натальи Александровой: онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Ожерелье богини Кали - Наталья Александрова"

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Наталья Александрова

Ожерелье богини Кали

© Александрова Н. Н., 2016

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2016

– Видеть тебя больше не хочу! – Девушка выплеснула бокал красного вина в лицо своему спутнику, вскочила из-за стола и бросилась к выходу. Правда, сделав несколько шагов, не удержалась от соблазна и оглянулась, чтобы увидеть, как он с перекошенным от ярости лицом пытается оттереть вино от своего дорогущего пиджака.

От этого зрелища ей немного полегчало, но совсем немного и ненадолго.

Она сунула гардеробщику номерок, неловко влезла в пальто, вышла на улицу и только там дала волю душившим ее слезам.

На этого козла она угробила целых два года своей жизни!

Два года она угождала ему, угадывала его желания, два года она пыталась превратить его в человека… и вот как он отплатил ей! Он завел интрижку с ее лучшей подругой!

Она с трудом справилась со слезами, вытерла глаза и огляделась в поисках такси.

Улица была пуста.

Вдруг за спиной у нее послышались приближающиеся шаги, и незнакомый голос проговорил:

– Он того не стоит!

– Что? – Оглянувшись, девушка увидела высокого мужчину лет сорока, с темными глубокими глазами и седой прядью, пересекающей черные волосы, как след сабельного удара. – Что? – повторила она удивленно.

– Он того не стоит. – Брюнет подошел ближе, взглянул на нее пристально, и от этого взгляда у нее закружилась голова, как будто она оказалась на краю пропасти, но успела разглядеть, что глаза у незнакомца не темные, как ей показалось, а необычного янтарно-желтого цвета. – Жизнь не кончилась, – продолжил брюнет, не сводя с нее гипнотизирующего взгляда. – Вы молоды и красивы, вас могут ждать впереди самые необычайные встречи, самые удивительные события. А он ничтожный, жалкий, самовлюбленный тип. Он не стоит и одной вашей слезинки.

– Кто вы? – удивленно спросила девушка, не в силах отвести взгляда от таинственного незнакомца. – Откуда вы знаете.

Она была поражена: незнакомец прочитал ее мысли, всю ее жизнь, как открытую книгу. Она хотела спросить, как ему это удалось, но недоговорила, внезапно смутившись: она представила, как выглядит сейчас со стороны – со смазанной косметикой, распухшим от слез носом, дрожащими губами…

– Кто я – совсем неважно, – проговорил брюнет и легко дотронулся до ее руки. – Важно, кто вы.

От этого мимолетного прикосновения по ее телу пробежала судорога, словно от электрического разряда.

– Вы достойны лучшего, – говорил он. – Вы достойны самой замечательной судьбы.

Девушка почувствовала, что ноги ее слабеют, становятся ватными, еще немного – и она упадет.

– Вы устали, – проговорил незнакомец мягким, убедительным голосом. – Вам нужно выспаться. А завтра вы проснетесь совсем другим человеком… Куда вас отвезти?

– Домой… – ответила она едва слышно, заплетающимся языком.

– Домой, – повторил незнакомец, властно и уверенно подхватил ее под руку и повел к большой темной машине.

– До… домой… – неуверенно повторила девушка.

В глубине души она понимала, что делает что-то неправильное.

Садиться в машину к человеку, которого видишь первый раз в жизни, – это неправильно, это опасно и недопустимо.

Но у нее не было ни сил, ни желания сопротивляться ему, сопротивляться этому мягкому, убедительному, властному голосу.

Она сделала несколько шагов, села на пассажирское сиденье и закрыла глаза. Машина тронулась, заскользила по пустынным улицам ночного города. Девушке стало хорошо и спокойно, как будто она наконец оказалась дома. Не в жалкой, неприбранной съемной квартирке, а Дома, в том Доме, о котором мечтает каждый из нас.

Перед ее глазами поплыли яркие, радостные картины – широко распахнутое в сад окно… цветущая яблоня… красные ягоды земляники в густой траве…

Дальше картины смешались, образы стали неразличимыми, странными, незнакомыми. Среди них замелькали какие-то смуглые люди. Эти люди улыбались, танцевали, бросали ей яркие тропические цветы, пели на незнакомом, странном языке…

Вдруг девушка проснулась.

Машина стояла, мотор был выключен.

– Мы приехали? – спросила она, оглядываясь.

– Мы приехали, – подтвердил незнакомец своим мягким, обволакивающим голосом.

– Но это… не мой дом… – пробормотала девушка, выглядывая в окно.

Машина стояла на пустыре, рядом с двухэтажным заброшенным домом. Вокруг была глухая, тяжелая, давящая темнота.

– Где мы? – прошептала девушка, и в душе у нее шевельнулся страх и начал разрастаться.

Она взглянула на незнакомца.

Он смотрел на нее пристально, и в глубине его темных глаз сверкали багровые искры, как отсвет далекого пожара.

– Где мы? – повторила девушка едва слышно. – Кто вы? Чего вы хотите?

– Ты хотела вернуться домой, – проговорил незнакомец мягко, почти нежно. – И я помогу тебе. Скоро, совсем скоро ты вернешься домой… вернешься в наш общий прекрасный дом, вернешься к нашей великой матери…

Девушка хотела сказать ему, что ненавидит свою мать и вовсе не хочет к ней возвращаться, но эти слова застряли у нее в гортани как рыбья кость.

Она не могла отвести взгляда от страшного незнакомца.

А багровые искры в его глазах становились все ярче и ярче, как будто отраженный в них пожар приближался.

– Не бойся, дитя мое, – проговорил он тихо, – тебе не будет больно. Ты заснешь – и проснешься совсем другим человеком, как я тебе и обещал. Твоя новая жизнь будет ярче и интереснее, чем нынешняя, ты будешь благодарна мне…

– Отпустите меня… – пролепетала девушка непослушными губами. – Пощадите меня, прошу вас!

– Ты сама не знаешь, о чем просишь. – Губы незнакомца недовольно скривились. – Я оказываю тебе огромную услугу… великую честь. Ты должна радоваться и ликовать.

С этими словами незнакомец вытащил из кармана яркий шелковый платок.

На мгновение он его расправил, и девушка увидела удивительный узор: языки багрового пламени, а среди них – танцующую обнаженную женщину.

Женщина эта была ужасна.

У нее была темно-синяя кожа, четыре руки и ярко-красный высунутый язык. Шею ее обвивало ожерелье из человеческих черепов. На талии был пояс из отрубленных рук. По подбородку и груди этой страшной женщины стекала густая кровь, как будто она только что завершила кровавую трапезу.

Но незнакомец уже сложил платок вдвое, затем вчетверо, взмахнул им, уже сложенным, – и тот живой змеей обвился вокруг шеи девушки, стянул ее…

Мужчина схватил платок за концы и потянул их в разные стороны.

Платок стягивал шею все туже и туже…

Девушка хотела закричать, хотела позвать на помощь – но не могла издать ни звука, она только бессильно, мучительно хрипела, глаза ее вылезали из орбит.

Она все еще видела глаза своего убийцы.

Багровые отсветы в его глазах разгорелись живым яростным пламенем, он жадно смотрел на умирающую девушку, как будто впитывая в себя остатки ее жизни.

А потом все померкло, и наступила великая тьма.

Мужчина еще несколько минут смотрел на мертвую девушку, словно не мог оторваться от этого зрелища, словно хотел запомнить его навсегда. Затем он открыл дверцу машины, обошел ее и бережно поднял мертвое тело.

С этим телом на руках он подошел к пустующему дому, вошел внутрь.

В доме было еще темнее, чем снаружи, но мужчина уверенно шагал, как будто видел в темноте как кошка или как будто багровые искры в его глазах озаряли темноту.

Пройдя первую комнату, он вошел во вторую.

Посреди нее стояло старинное кресло со сломанными подлокотниками и вспоротой обивкой.

Мужчина усадил мертвую девушку в кресло, придал ей гордую, внушительную позу. Затем набросил на ее лицо шелковый платок и отступил немного назад, словно любуясь делом своих рук.

В комнате было темно, как в желудке кита, но он видел мертвую внутренним взором.

Убедившись, что все сделано как следует, он быстрым, решительным шагом вышел на улицу.

Звонок в дверь раздался, как всегда, некстати – Женя только вышла из душа. Ну, кого тут принесло в такую рань, да еще в воскресенье? Не иначе соседка за солью или за сахаром.

Нахальная баба эта Лариска, но не скажешь же ей об этом прямо в лицо. Может, не открывать?

Нельзя, она всегда в курсе, дома Женя или нет. Между их квартирами очень тонкая стенка, и потому все ей слышно – как дверь входная открывается, как вода льется, как дверца шкафа скрипит. Так что она всегда знает, дома Женя или нет.

И вот что странно – Женя-то ничего не слышит через стенку, она понятия не имеет, что и как в квартире у Лариски стучит или скрипит. Она вообще никогда в жизни у нее в квартире не была, не тянет ее к соседке в гости.

Звонок все трезвонил, Женя поняла, что Лариска просто так не отвяжется, придется открыть. Опять, что ли, сахар кончился? Или кофе захотелось? У тебя, говорит, хороший, индийский… Подарить ей, что ли, на ближайший праздник кофе? Не поможет, все равно к Жене таскаться станет.

Женя накинула на голое тело халат, замотала голову полотенцем и открыла дверь, не спрашивая.

И остолбенела. Потому что на пороге стояла вовсе не соседка, а совершенно незнакомая девица. Да еще в таком виде…

На девице была короткая жилетка из розового искусственного меха, очень узкие джинсы, сплошь расшитые стразами, и сапоги на огромных каблуках. Волосы ее буквально стояли дыбом, до того обильно были политы лаком. Глаза подведены черными стрелками до висков, губы густо намазаны малиновой помадой. Вдобавок от девицы несло жуткими духами.

Женя даже зажмурилась на мгновение и потрясла головой, думая, что у нее начались глюки. Ну, это неудивительно – спала сегодня плохо, под утро только уснула, даже душ не помог проснуться – вот и привиделось. Надо бы кофе выпить…

Подумав про кофе, она вспомнила про навязчивую соседку. И, убедившись, что перед ней вовсе не Лариска, спросила у неожиданной визитерши, кто она такая. Точнее, только собиралась спросить. Не успела Женя и рта раскрыть, как девица всплеснула руками и заорала на всю лестницу:

– Женька, привет! Это же я!

Так. Что-то смутно забрезжило в Жениной непроснувшейся голове. Девица знает, как ее зовут, стало быть, знакомая. Но Женя готова поклясться, что в жизни ее не видела. Ну не может у нее быть таких знакомых! Это же ужас что такое!

И эти духи, это же просто оружие массового поражения, а не духи! У нее весной и так аллергия на цветение, оттого и спала плохо, пришлось все форточки закрыть.

Значит… в мозгу всплыло смутное воспоминание… что-то такое было на телефоне… господи, да что же это такое, совершенно голова не работает! Наверное, это от таблеток, она ведь пьет лекарства от аллергии. Все равно ведь ничуть не помогает, только голова от них чугунная становится.

– Да я же Кристина, сестра твоя! – Девица шагнула через порог, обрушив на Женю запах своих жутких духов.

Она пыталась отступить и задержать дыхание, но ничего не помогало. В носу защипало, и Женя оглушительно чихнула.

Полотенце раскрутилось и упало на пол, халат распахнулся. Однако от чиха в голове малость прояснилось, и Женя обрела способность соображать.

И правда, мама звонила дня три назад и спрашивала, не может ли Женя приютить на несколько дней их дальнюю родственницу, дочку тети Вали. Женя не помнила ни тетю Валю, ни тем более ее дочку Кристину, но согласилась, потому что мама была довольно настойчива. Теперь, дескать, у тебя места много, живешь одна в двухкомнатной квартире, так что можешь гостей принять.

– Я думала, что ты еще не скоро приедешь, – сказала Женя, отступая в прихожую.

– А чего тянуть? – весело захохотала Кристина. – Самолеты летают – и вот я тут!

– Да заходи же, а то дует с лестницы! – Женя заторопилась, потому что халат противно холодил мокрое тело, да и Ларискина дверь начала приоткрываться.

Сейчас начнутся расспросы, потом она напросится на кофе, в результате полдня пройдет. А там и конец выходному, а он у Жени один, и так повезло, что на воскресенье выпало.

– Ой, у меня же вещи внизу! – заорала Кристина. – Слушай, дай пятьсот рублей, у меня денег на такси не хватает. У вас цены бешеные, просто ужас какой-то!

«Ну вот, еще и пятьсот рублей, – обреченно подумала Женя, – если денег нету, то ехала бы на маршрутке. И вообще не самолетом, а поездом. Не так и долго, всего сутки…»

Получив купюру, Кристина припустила по лестнице, грохоча каблуками. Лифта у них в доме не было.

– Гости у тебя? – Это Лариска высунулась из своей двери, сгорая от любопытства.

– Сестра приехала ненадолго, – нехотя ответила Женя.

Захлопнуть дверь она не могла – нужно было ждать Кристину с вещами.

– Сестра-а? – удивилась Лариска. – А ты ведь говорила, что одна у мамы.

– Двоюродная, – буркнула Женя, едва не скрипнув зубами.

Вот что им всем от нее надо?

Шум и хохот возвестили о возвращении Кристины. Ее сопровождал шустрый мужичок в кепочке и кожаной куртке. Таксист едва не сгибался под тяжестью большого чемодана. Сама Кристина тащила объемистую дорожную сумку.

У Жени тотчас мелькнула мысль, что для нескольких дней, которые Кристина собиралась прожить в Санкт-Петербурге, у нее слишком много вещей. Ну, в конце концов, есть такие женщины, которые меняют туалеты по пять раз на дню. Женя, конечно, к таким не относится, но Кристина, похоже, из таких.

Успокоив себя таким образом, Женя посторонилась и распахнула дверь пошире. Таксист, увидев ее, недовольно хмыкнул.

– Сестренка моя! – громогласно возвестила Кристина. – Заждалась уже!

На лице таксиста отразилось откровенное разочарование – очевидно, хитрюга Кристинка пообещала ему неформальное общение или еще какую награду, чтобы донес тяжеленный чемодан на четвертый этаж.

– Однако, – сказал он, – мы так не договаривались.

– А о чем мы договаривались? – заорала Кристина. – Может, тебе натурой доплатить? Ты уж губенки-то свои закатай обратно! Ишь, разлетелся!

– Да тише ты, всех соседей соберешь! – шикнула Женя.

– Мне стыдиться нечего! – орала Кристина. – Это вот он пускай стыдится, вымогатель бессовестный!

Таксиста как ветром сдуло.

Кристина с Женей пропихнули вещи в прихожую. Лариска пыталась помочь, но в маленькой прихожей стало так тесно, что Лариска просто не влезла туда. Дама она корпулентная, сама про себя говорит, что хорошего человека должно быть много. Она и одна-то в Жениной прихожей с трудом помещается, а уж втроем им точно туда не втиснуться, да еще чемоданы. Поэтому соседка нехотя направилась к себе.

Женя закрыла дверь и перевела дух.

Кристина перепрыгнула через чемодан и поскакала в комнату. Квартирка у Жени была небольшая, одно название, что двухкомнатная. Одна комната хоть и довольно просторная, но проходная, а вместо второй – восьмиметровый пенал с узким окошком, похожим на крепостную амбразуру. Но и такой жилплощади Женя была рада несказанно – получила-то она ее даром.

Женя родилась в Петербурге, но совершенно не помнила этот город, потому что, когда ей было три года, мама развелась с ее отцом и уехала к себе. Про Жениного отца мама плохого никогда не говорила – просто поженились совсем молодыми, со студенческой скамьи, по глупости, в общем. Но точно не из-за Жени, она-то только через полтора года у них родилась.

А тогда казалось, что любовь до гроба, говорила мама. И обязательно прибавляла – дураки оба, ни разу по-другому не сказала. В общем, они быстро поняли, что очень разные и что жить друг с другом не могут. Но из-за Жени продержались еще пару лет. А потом она забрала дочку и уехала в родной город.

И никогда об этом не жалела.

Женя, в общем, тоже не слишком сокрушалась, что живет в маленьком городке, тем более что мама очень скоро вышла замуж и муж ее завел свой успешный бизнес, так что денег на жизнь вполне хватало.

Отчим много работал и относился к Жене по-доброму. И когда она решила ехать в Санкт-Петербург, чтобы поступать на искусствоведческий факультет, отчим сказал, что во время учебы будет ее содержать. В пределах разумного, конечно. Мама тоже не возражала.

Сейчас Женя думает, что лучше бы они ее отговаривали, грозились, что денег не дадут, скандалили бы, упрекали, что сидит на их шее. Авось тогда бы она послушалась и выбрала более приличную специальность.

То есть учиться-то было интересно, но вот с работой потом были проблемы.

– Женька-а! – послышалось из маленькой комнаты. – Ты где? Ты куда пропала?

Женя осознала себя стоящей посреди прихожей и бездумно глядящей перед собой. Точно, нужно бросать пить эти дурацкие таблетки, все равно они не помогают. А сейчас срочно кофе выпить, чтобы в себя прийти.

– Ой, что это? – спросила Кристина. – Ну и ну!

– Не трогай! – закричала Женя и бросилась в комнату.

Но было уже поздно, из маленькой комнаты послышался жуткий грохот, потом крик, потом забористый мат.

По дороге Женя споткнулась о чемодан, ушибла ногу, потеряла тапок и добежала до комнаты, чертыхаясь.

Так и есть, проклятая дверца вывалилась прямо на Кристину, и теперь она сидела на полу, потирая ногу. Дверца валялась рядом, целая и невредимая.

– Ты жива? – спросила Женя.

– Что это было? – Кристина шмыгнула носом.

– Нога цела? Встать можешь?

В Женином голосе прозвучала неподдельная, искренняя тревога – не дай бог, Кристина ногу сломала, это же она месяца два будет тут торчать!

Женя тут же устыдилась своих мыслей, тем более что Кристина встала, охая и постанывая.

С Жениной помощью она доковыляла до дивана в большой комнате и плюхнулась на него прямо в сапогах.

– У тебя выпить нету? – спросила она. – Чтобы стресс снять.

– Нету, – твердо ответила Женя, – вот чего нету, того нету. Ни выпить, ни покурить в доме не держу.

Тут раздался звонок в дверь. Ну не будет сегодня покоя!

– Кто еще? – не слишком любезно спросила Женя.

– Девочки, у вас все в порядке? – взывала Лариска из-за двери. – Вы там подрались, что ли?

– Ничего не подрались, у нас шкаф упал! – рявкнула Женя, и не собираясь отворять. – Все у нас хорошо!

Лариска потопталась на площадке и ушла.

В комнате Кристина, морщась, снимала сапоги. Потом задумчиво покрутила ногой.

– Вроде бы ничего, – неуверенно сказала она, – надо бы холодное приложить…

Женя с трудом вставила дверцу шкафа на место.

В крошечной комнате мебели не было, только вот это дубовое страшилище. Когда Женя въезжала сюда, она выбросила почти все, что осталось от старой мебели.

Все было темное от грязи и изъедено жучками. А шкаф был такой огромный и к тому же тяжелый, что у Жени просто не хватило ни сил, ни времени его разобрать.

Пользоваться этим шкафом она не хотела – оттуда пахло чужой несвежей одеждой и застарелой пылью, да еще и дверца все время выпадала.

И все равно, несмотря на ужасное состояние квартиры, Женя считала ее подарком судьбы. Ведь это была ее, только ее квартира, она была тут полноправной хозяйкой.

«Раз в жизни повезло», – говорила мама, и Женя была полностью с ней согласна.

И правда, она уж отчаялась тогда, после расставания с Иннокентием. Не то чтобы страдала от любви и ревности, просто было ужасно муторно на душе.

Когда же она получила бумаги о разводе, позвонила свекровь и сказала холодно, что на Женино имя пришло официальное письмо из нотариальной конторы.

Хотя нет, к тому времени, как они окончательно оформили развод, свекровь стала гораздо лучше к Жене относиться, уверившись, что добилась наконец своего и Женя ей больше не опасна.

Свекровь сказала, что нужно прийти за письмом как можно скорее – вдруг там что-то важное, нотариус просто так, по ерунде, беспокоить не будет.

Когда Женя пришла, свекровь просто умирала от любопытства, но сама письмо вскрыть не решилась – как можно, мы же порядочные люди, не вскрываем чужие письма, не подслушиваем чужие разговоры, не читаем эсэмэски в чужом телефоне.

Был у Жени соблазн взять письмо и уйти, но свекровь буквально затащила ее в квартиру и даже сервировала чай. Печенье испекла с глазурью!

Женя открыла письмо и обалдела.

Там черным по белому было написано, что ее родной отец по завещанию оставил ей квартиру. Буквы прыгали у нее перед глазами, Женя заикалась и мямлила, тогда свекровь вырвала письмо у нее из рук и прочитала все сама.

Она перечитывала письмо раз пять, если не больше, а Женя за это время успокоилась.

Было очень забавно наблюдать за лицом свекрови: она, которая всегда считала невестку хищницей из провинции и приблудной кошкой, своими глазами видела, что теперь невестке принадлежит квартира в центре.

Квартирка оказалась так себе, отец в свое время получил ее от престарелой своей тетки. Никто из родственников на нее не претендовал, отец, оказывается, тоже умер небедным человеком, недвижимости было у него достаточно.

Свекровь тогда едва не заболела от разочарования, потому что если бы ее сын не развелся с Женей, ему тоже причиталось бы что-нибудь по закону. Теперь же Женя сделала ей ручкой и ушла. Ушла в свою собственную квартиру.

Это событие помогло Жене перенести развод.

Навалились дела и хлопоты. Квартира была очень запущенной, в ней долгое время никто не жил. У Жени хватило денег только на новый диван – не на полу же спать.

С тех пор как она официально оформила все документы на квартиру, прошел почти год, и за это время Женя успела накопить денег на новую кухню. Прежняя была вообще никакая, то есть ее просто не было – колченогий столик, покрытый продранной клеенкой, две хлипких табуретки и шкафчик для посуды, в который вместо стекол вставлена была фанера. Все было ободранное и засаленное до неприличия, так что Женя вынесла эту, с позволения сказать, мебель на помойку вместе с закопченными кастрюлями и битыми тарелками.

Теперь кухонька радовала глаз. Все было такое чистенькое и новенькое – и стены, и потолок, и мебель, и посуда. В магазине, где она работала, на новоселье подарили ей новую кофеварку, и Женя была счастлива. Даже Иннокентий принес на новоселье две чашки.

Чашки были новые, но ужасно старомодные, аляповатой доисторической расцветки, – похоже, что свекровь выдала ему из своих загашников. До пенсии она работала учителем в школе, и у нее скопилось ужасное количество хрустальных ваз, чайных сервизов и комплектов постельного белья. Что характерно, белья свекровь не прислала, видно, пожадничала.

Оказавшись на своей новой кухне, Женя, как всегда, пришла в хорошее настроение. Кристина, прихрамывая, притащилась за ней.

– Как тебе? – не выдержала Женя.

– Класс! – ответила Кристина. – Очень даже ничего!

– Кофе будешь? – спросила Женя, суетясь у кофеварки.

– А пожрать чего есть? А то в самолете такая тошниловка. Как попробовала – думала, сразу сблюю. Как они не стесняются такое людям подавать?

Кристина сбросила наконец свой меховой жилет и осталась в обтягивающей трикотажной кофточке с очень большим вырезом. Бюст произвел впечатление даже на Женю.

– Ага! – Кристина перехватила ее взгляд. – Силикон! Денег отдала – жуть, зато красота какая!

«Да уж». – Женя поскорее отвернулась.

– Ой, забыла совсем! – закричала Кристина. – Мать же варенья дала, две банки!

Из прихожей послышался оглушительный грохот, что-то звякнуло, брякнуло, потом на кухне появилась сияющая Кристина с двумя двухлитровыми банками варенья подмышкой. Женя в это время нашла в шкафчике батон.

Позавчера купила, ну, черствый даже полезно.

В холодильнике оставалось только полпачки масла, потому что Женя его ела крайне редко. У нее на сегодня был запланирован поход в магазин, но, видно, не судьба.

Кристина не унывала. Она резала батон толстыми кусками, намазывала их уже вовсе не приличным слоем масла и сверху выкладывала варенье столовой ложкой. Все это она запивала крепчайшим кофе, который попросила налить не в маленькую кофейную чашечку, а в пол-литровый фаянсовый бокал, тоже подаренный свекровью. Бокал был белый, с широкой золотой каймой, и на боку выгравирована надпись: «Вере Анатольевне от благодарных учеников». Свекровь говорила, что бокал преподнесли ей, когда она поскользнулась и сломала ногу, пролежав два месяца в гипсе. Очевидно, ученики были благодарны за то, что свекровь так надолго избавила их от своего присутствия.

Варенье и правда было ужасно вкусное – клубничное и из райских яблочек.

– Что думаешь делать? – спросила Женя, управившись с бутербродом. – Куда пойдешь?

На самом деле ей хотелось спросить, надолго ли Кристина явилась, но было неудобно. Как всегда, мешала интеллигентность.

– Да вот приехала людей посмотреть, себя показать. – Кристина зачерпнула еще ложку варенья.

– Ты в отпуске, что ли? – Женя пыталась намекнуть, что она-то женщина работающая, так что возиться с Кристиной у нее времени нет. Да и желания тоже.

– Ну да, как бы в отпуске… – уклончиво ответила Кристина. – А куда бы мне сегодня пойти?

– Погода не очень, холодно, да и дождик вон собирается, так что нужно под крышу. Сходи в Эрмитаж, там и снаружи красиво, а уж внутри…

– А что, можно и сходить. – Кристина сорвалась с места и полетела в прихожую. Снова раздался грохот, потом что-то упало, потом шум переместился в комнату.

Когда Женя, вымыв посуду и убрав остатки варенья, вышла из кухни, она просто остолбенела.

Это ничего, что квартирка у нее маленькая и очень просит ремонта. Зато у Жени чисто, и все вещи всегда на своих местах. Откровенно говоря, и вещей-то немного, зато просторно. И порядок. Был. Женя вообще девушка очень аккуратная, любит, чтобы все было разложено по полочкам и нигде ничего лишнего.

Теперь же квартира напоминала цыганский табор и восточный базар, что называется, в одном флаконе.

Посреди комнаты стоял раскрытый чемодан. Было такое чувство, что это пасть огромного монстра, который только что проглотил энное количество людей и теперь выплевывает остатки одежды, которые вредны для пищеварения.

На диване валялись платья – все яркие, в крупных экзотических цветах. На единственном стуле навалены были пиджаки и джемпера – тоже яркие и еще более невозможных оттенков, уместных разве что на морских бакенах и на табличках, предупреждающих о радиационной опасности. Туфли были разбросаны по всей комнате, колготки висели почему-то на люстре.

Люстра, пожалуй, была единственным предметом прежней обстановки, который Женя не выбросила. Хоть и горели в ней всего два рожка из пяти, все же какой-то свет она давала. Теперь на трех негоревших рожках висели колготки – узорные, в сеточку и просто красные. Из сумки торчали бюстгальтеры и трусы, а еще на полу прямо кучей была навалена косметика – все эти баночки, тюбики и флаконы с лаком. Причем один раскрылся и залил пол.

– Слушай, ну что это такое! – не выдержала Женя. – Что за бардак ты тут устроила!

– Да? – Кристина крутанулась на пятках и удивленно оглядела комнату. – Ну, я вещи разбирала. А у тебя все равно повесить некуда. А что лак разлился, так все равно же ты говорила, что пол в этой комнате нужно менять.

Женя отвернулась и скрипнула зубами. Ну кто ее тянул за язык, за что ей такое наказание? Едва ли не впервые с тех пор, как она работает в магазине, у нее выпал выходной на воскресенье – и вот, пожалуйста! Сиди теперь в разоренной квартире, сторожи эту Кристинку. Да ее же на минуту оставить нельзя, она тут все разворотит! Вон, шкаф едва на себя не свалила.

Однако после кофе в голове немного прояснилось, и появились там некоторые практические мысли. К примеру, такая: где Кристинка будет спать? Потому что спальное место у Жени только одно – тот самый новый диван в большой комнате. Ночью она на нем спала, а утром складывала и накрывала покрывалом, опять-таки подаренным свекровью. Покрывало в свое время привезла свекрови из дальних стран мамаша хулигана Шерстоухова.

Шерстоухов был личностью необычной, свекровь часто вспоминала его особенно удачные проделки.

В пятом классе этот Шерстоухов залез в кабинет биологии и поработал над скелетом, который стоял в шкафу. С помощью сложной системы противовесов Шерстоухов устроил так, что при открывании дверцы скелет шагал вперед, так что когда свекровь, которая как раз и была учителем биологии, открыла дверцу шкафа, чтобы достать оттуда какое-то наглядное пособие, на нее шагнул скелет, одетый в жакет завуча и беретик престарелого учителя рисования.

Увидев такое чудо, биологичка так заорала, что прибежали учителя из соседних кабинетов.

Уроки были сорваны, школьники потешались вовсю. Подозрение пало на Шерстоухова, да он несильно отпирался. Видимо, чувствовал авторскую гордость.

Собрали срочный педсовет, на котором стоял вопрос об исключении из школы.

Больше всех орала завуч, все даже удивились, как в таком хилом, тщедушном теле может быть такой громкий голос. Возможно, она обиделась на то, что какой-то шутник из десятого класса заметил, что скелету жакет идет больше, чем ей. Директриса согласно кивала – будем принимать самые жесткие меры.

Учитель рисования отмалчивался, только когда вопли завуча перешли уже в совсем дикий визг на грани ультразвука, хлопнул кулаком по столу и сказал, что он рассмотрел систему противовесов, которая сделана очень остроумно, и что педсовет будет выглядеть просто глупо, если исключит такого способного парня из школы.

Завуч от неожиданности поперхнулась и замолчала, учитель рисования надел свой потертый беретик и ушел, хлопнув дверью. Он никого не боялся, потому что был старый, многоопытный и повидал в своей жизни всякого.

Свекровь после этого прибавляла, что она тогда растерялась, с одной стороны, хотелось хорошенько отодрать Шерстоухова за уши, с другой – неудобно было перед учениками, что так орала от страха.

Тогда-то мамаша Шерстоухова и подарила ей покрывало. Покрывало было в ярких восточных узорах и от долгого лежания в шкафу у свекрови нисколько не потускнело. Сама Женя ни в жизнь бы такое не купила. Но дареному коню, как известно, в зубы не смотрят. Еще пришлось благодарить свекровь по телефону.

Так или иначе, со спальным местом вопрос остается открытым.

Женя обреченно оглядела комнату и поняла, что находиться в таком безобразии она не в состоянии. Кристина ведь никуда не денется со своими тряпками. Значит, самой Жене придется спать в маленькой комнате.

Но там, кроме шкафа, ничего нет, стало быть, придется просить у Лариски раскладушку. Она предлагала.

Лариска явилась тотчас, как будто нет у нее никаких дел. Принесла и раскладушку, и матрас, потом еще сбегала за подушкой и одеялом. Пришлось снова заваривать кофе и достать варенье.

Кристинины шмотки Лариска одобрила все чохом. Да кто бы сомневался, тихонько вздохнула Женя. Пока эти две любительницы экстремальной одежды щебетали и примеряли, она обустроилась в крошечной комнатке. Тесно и душно, зато можно закрыть дверь и не видеть этого безобразия.

Женя раскрыла узкое окошко, похожее на бойницу, отчего-то оно было забрано решеткой. Странно, кто в такое пролезет?

Тут же послышалось громкое воркование, и на окошко сел голубь. Голубь был не простой, а белый, просто белоснежный, ни единого темного перышка.

– Ух ты! – сказала Женя. – Какой ты…

Голубь повернул голову и посмотрел на Женю хитрым круглым глазом. Затем громко тюкнул в решетку клювом, распустил хвост веером и улетел.

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Похожие книги

2. Текст должен быть уникальным. Проверять можно приложением или в онлайн сервисах.

Уникальность должна быть от 85% и выше.

3. В тексте не должно быть нецензурной лексики и грамматических ошибок.

4. Оставлять более трех комментариев подряд к одной и той же книге запрещается.

5. Комментарии нужно оставлять на странице книги в форме для комментариев (для этого нужно будет зарегистрироваться на сайте SV Kament или войти с помощью одного из своих профилей в соц. сетях).

2. Оплата производится на кошельки Webmoney, Яндекс.Деньги, счет мобильного телефона.

3. Подсчет количества Ваших комментариев производится нашими администраторами (вы сообщаете нам ваш ник или имя, под которым публикуете комментарии).

2. Постоянные и активные комментаторы будут поощряться дополнительными выплатами.

3. Общение по всем возникающим вопросам, заказ выплат и подсчет кол-ва ваших комментариев будет происходить в нашей VK группе iknigi_net

Источник:

iknigi.net

Ожерелье Богини Кали в городе Владивосток

В представленном интернет каталоге вы можете найти Ожерелье Богини Кали по доступной стоимости, сравнить цены, а также найти иные предложения в категории Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Транспортировка выполняется в любой населённый пункт России, например: Владивосток, Самара, Казань.