Книжный каталог

Брукс, Терри Эльфийские Камни Шаннары

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Второй том трилогии Шаннара из цикла Летописи Шаннары. Давным-давно обрушилась на мир Четырех земель великая война между Добром и Злом, и эльфы одержали в этой войне победу. Тогда-то и появился Запрет — черная стена, за которую были заключены демоны... Для охраны Запрета древние маги создали волшебное дерево Элькрис, несущее в себе энергию самой земли. Легенда гласит: пока дерево живет, силы Тьмы не вырвутся на свободу, и все уверены, что так будет продолжаться вечно. Но проходят века, и чудесное дерево умирает… Вилу, внуку Ши Омсфорда, прославившего свой род тем, что он добыл меч Шаннары и избавил землю от повелителя колдунов, выпадает честь возродить волшебное дерево и избавить мир от нового нашествия демонов. Обо всем этом и повествуют «Эльфийские камни Шаннары» - вторая книга великолепной эпопеи Терри Брукса.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Брукс Т. Эльфийские камни Шаннары Брукс Т. Эльфийские камни Шаннары 397 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Терри Брукс Эльфийские камни Шаннары Терри Брукс Эльфийские камни Шаннары 258 р. ozon.ru В магазин >>
Терри Брукс Эльфийские камни Шаннары Терри Брукс Эльфийские камни Шаннары 402 р. book24.ru В магазин >>
Терри Брукс Эльфийские камни Шаннары Терри Брукс Эльфийские камни Шаннары 249 р. litres.ru В магазин >>
Брукс Т. Меч Шаннары Брукс Т. Меч Шаннары 397 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Терри Брукс Первый король Шаннары Терри Брукс Первый король Шаннары 140 р. ozon.ru В магазин >>
Брукс Т. Песнь Шаннары Брукс Т. Песнь Шаннары 397 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Эльфийские камни Шаннары

Эльфийские камни Шаннары (Терри Брукс, 1982)

Давным-давно обрушилась на мир Четырех земель великая война между Добром и Злом, и эльфы одержали в этой войне победу. Тогда-то и появился Запрет – черная стена, за которую были заключены демоны. Для охраны Запрета древние маги создали волшебное дерево Элькрис, несущее в себе энергию самой земли. Легенда гласит: пока дерево живет, силы Тьмы не вырвутся на свободу, и все уверены, что так будет продолжаться вечно. Но проходят века, и чудесное дерево умирает… Вилу, внуку Ши Омсфорда, прославившего свой род тем, что он добыл меч Шаннары и избавил землю от повелителя колдунов, выпадает честь возродить волшебное дерево и избавить мир от нового нашествия демонов. Обо всем этом и повествуют «Эльфийские камни Шаннары» – вторая книга великолепной эпопеи Терри Брукса.

Оглавление

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Эльфийские камни Шаннары (Терри Брукс, 1982) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Хотя оба, Флик и Вил, рвались сопровождать раненого друида, сторы вежливо, но твердо дали понять, что их помощь не требуется. Молчаливые и загадочные, они вместе с Алланоном скрылись за дверями, оставив долинцев стоять под дождем. Когда стало ясно, что сейчас все равно ничего не узнать, Вил попрощался с дядей и отправился спать.

Вечером того же дня Алланон позвал к себе обоих Омсфордов. Вил принял приглашение со смешанным чувством. С одной стороны, ему было любопытно. Дед и Флик часто рассказывали ему о друиде, но ни в одном рассказе не упоминалось о чем-то подобном тому, что он видел сегодня утром. Даже посланник Черепа, с которым друид сражался в Параноре, не причинил ему такого вреда. Вилу было интересно услышать об этом человеке, обитающем в Четырех землях, который был сильнее крылатых слуг Повелителя чародеев. С другой стороны, его встревожило появление друида в Сторлоке. Возможно, это случайное совпадение, что Алланон появился здесь именно тогда, когда оба Омсфорда оказались в деревне. Ведь могло быть и так, что друид приехал за помощью к сторам и случайно натолкнулся на них. Но Вилу не верилось: неспроста это все, здесь что-то кроется. Но что? И почему он позвал их к себе? Вил мог бы понять желание Алланона побеседовать с Фликом: как-никак они встречались и раньше и однажды даже совершили вместе опасное путешествие. Но зачем ему Вил? Ведь они совсем незнакомы. Что может понадобиться друиду от младшего Омсфорда?

Тем не менее он покорно вышел из дома и поплелся к дяде. Чем больше Вил думал о предстоящей встрече, тем больше ему хотелось куда-нибудь скрыться. Однако он был не из тех, кто избегает опасностей, к тому же он мог и ошибиться. Может быть, друид просто хочет поблагодарить его за помощь.

Флик уже ждал на крыльце, плотно закутавшись в дорожный плащ, и бормотал что-то о проклятой погоде. Он был явно взволнован. Молча они направились к домику, где лечили больных.

– Как ты думаешь, что ему от нас нужно, дядя Флик? – чуть погодя спросил Вил, поплотнее запахивая свой плащ.

– Поди знай, – проворчал Флик. – Скажу одно: каждый раз, когда он появляется, беда идет за ним по пятам.

– Нам что-то угрожает? – решился спросить Вил, заглядывая в лицо дяде.

Флик неопределенно покачал головой:

– Он появился здесь с какой-то целью и, уж конечно, позвал нас не затем, чтобы сказать «Привет!» или «Как дела?».

Во всяком случае, что бы он ни сказал, это будет не то, что нам хотелось бы услышать. Я-то хорошо его знаю. Так было раньше, и я не думаю, что он изменился. – Флик резко остановился и поглядел племяннику в лицо: – Следи за собой, Вил. С ним надо держать ухо востро: это ненадежный человек. Я хотел сказать – подозрительный.

– Конечно, дядя Флик, я буду осторожен, но мне кажется, что не стоит особо переживать. Мы ведь оба знаем кое-что об Алланоне. Да и ты будешь там, чтобы помочь мне.

– Что ж, и буду. Именно это я и намерен делать. – Флик отвернулся и пошел дальше. – И все-таки помни, что я тебе сказал.

Через несколько минут они подошли к домику и вошли внутрь. Едва они вошли, как одетый в белое стор-целитель подошел к ним, приветливо кивнул и, не произнося ни слова, повел их по длинному коридору. Он был совершенно пуст: ни дверей, ни окон – голые каменные стены и чистый пол. И только в самом его конце была единственная дверь, плотно закрытая и, видимо, запертая изнутри. Стор тихонько постучал, затем повернулся и ушел. Вил недоуменно, почти встревоженно посмотрел на дядю, но тот не сводил глаз с закрытой двери. Они ждали.

Наконец дверь распахнулась, и Алланон вышел к ним. Он выглядел так, будто не истекал кровью несколько часов назад. От ужасных ран не осталось и следа, черный плащ тщательно очищен от крови. Лицо друида было напряженным, но не от боли. Секунду он внимательно смотрел на них, после чего жестом попросил войти.

– Присаживайтесь, разговор будет долгим. – Приглашение было больше похоже на приказ.

Они уселись за маленький стол. Кроме стола, четырех стульев и огромной кровати, в комнате не было никакой мебели. И окон не было, как в коридоре, по которому они пришли сюда. Вил быстро огляделся, затем все его внимание обратилось на друида. Дед и Флик часто описывали Алланона, и сейчас он выглядел точно так же, как в их рассказах, хотя последний раз они видели друида задолго до рождения самого Вила.

– Ну вот и мы, – сказал Флик после долгого молчания, когда обнаружилось, что никто не решается начать разговор.

– Ты неплохо выглядишь для человека, который еще несколько часов назад почти умирал.

– Сторы – искусные лекари, и ты сам это знаешь, – пожалуй, слишком любезно ответил друид. – Однако боюсь, что мое самочувствие и вполовину не так хорошо, как мне нужно. А как ты, Флик?

– Я постарел и, надеюсь, поумнел, – многозначительно ответил долинец.

Алланон на это ничего не сказал. Он пронзительно взглянул на Вила и некоторое время с непроницаемым лицом молча изучал младшего Омсфорда. Вил смотрел прямо в глаза друида, хотя чувствовал себя очень неловко под внимательным взглядом мага. Затем друид медленно наклонился вперед, положил обе руки на стол и крепко сцепил их.

– Мне нужна твоя помощь, Вил Омсфорд, – начал он спокойным голосом. Оба долинца во все глаза уставились на него. – Нужно, чтобы ты поехал со мной в Западные земли.

– Я так и думал, – пробормотал Флик, сокрушенно качая головой.

Алланон печально улыбнулся:

– Приятно, Флик, что хоть что-то в этой жизни остается неизменным. Тебя-то, конечно, не убедишь. Но может быть, это что-то изменит, если я скажу, что помощь Вила нужна не мне лично, а эльфам и особенно – одной эльфийке, молодой девушке, очень нужна!

– Ничего это не изменит, – ответил Флик, ни секунды не колеблясь. – Он никуда не пойдет, и покончим с этим.

– Подожди, дядя Флик, – быстро прервал его Вил. – Скорее всего, именно так и будет: я никуда не пойду, но мне бы хотелось решать самому. В конце концов, могу я узнать, что от меня требуется?

Флик не желал его слушать.

– Можешь мне поверить, тебе совершенно незачем это знать. Именно так и начинаются всякие неприятности. Именно так все начиналось для твоего деда пятьдесят лет тому назад. – Он повернулся к Алланону: – Я прав? Помнишь, когда ты пришел в Тенистый Дол и сказал нам о мече?

– Ну вот видишь! – торжествующе провозгласил Флик. – Могу поклясться, что этот новый поход такой же опасный!

Друид снова кивнул.

– Отлично. – Флик, вскочивший было на ноги, сел на место, его лицо выражало полное удовлетворение. – Я думаю, вопрос исчерпан. Ты хочешь слишком многого. Он не пойдет.

Темные глаза Алланона сверкнули.

– Он пойдет. Должен пойти.

– Сейчас ты сам все поймешь. Последние несколько дней я только и делаю, что объясняю, что произошло в Четырех землях. Слушай внимательно, долинец. – Он пододвинул стул поближе к ним и начал: – Очень давно, задолго до Великих войн, до разделения человечества, до расцвета рода людского, шла война – ужасная, жестокая; существа, каких теперь нет на земле или почти нет, воевали между собой. Одни из них были добры и прекрасны: они почитали землю и поклонялись ей, жизнь в любых ее проявлениях была священна для них, и они заботились о ее сохранении и приумножении. Но были и другие, злые и жестокие: разрушать и губить – вот их цель. Они разоряли землю и уничтожали все живое без нужды и причины. Их облик сильно отличался от нашего, даже друиды точно не знали, в каком воплощении явятся они в мир. И у них была сила, какой больше нет ни у кого на этой земле. Их возможности были почти безграничны, ведь они владели магией – по крайней мере, мы называем это магией, волшебством, чародейством. В то время магия была обычным явлением, ею владели все, но и у Света, и у Тьмы были свои сильнейшие. Так продолжалось веками: добро и зло жили в мире, но их совместное существование отнюдь не было спокойным, хотя поначалу не было открытой борьбы. Скорее это было скрытое противостояние, ибо цели их были совершенно различны – одни хранили, другие разрушали. Время от времени равновесие сил нарушалось, сначала добро, затем зло властвовало на земле.

Но настал час, когда началась война. Мы даже не можем себе представить, как все это было. Но одно мы знаем: эта война отличалась от Великих войн, в ней побеждали не сильнейшие, а наиболее мудрые или хитрые. Здесь была важна не сама сила, а искусство владения ею. Это было чем-то похоже на Войны рас, но там Повелитель чародеев, умело стравив своих сторонников друг с другом, поработил их, подчинил себе, а затем попытался установить власть над всем миром. Войны рас – это воплощенные вероломство и ложь. А тут добро и зло с самого начала стояли на разных полюсах. Это была война не за единовластие, не за пространство – в ней решалось, будет ли земля сохранена живой или обратится в холодную, мертвую пустыню. Это была война за само существование мира.

Незачем описывать все ее ужасы, надо знать только одно: зло потерпело поражение. Силы Света лишили зло возможности использовать его магическую мощь и создали Запрет – стену черной пустоты, за которую и были заключены создания зла. Эта стена не в нашем мире, это вообще вне миров, – черная дыра холода и мрака, в которой ничто, кроме зла, не может существовать. Там оно и пребывало многие годы, да что годы – века.

Власть Запрета сохраняет волшебное дерево, называемое Элькрис. Древние создали ее, соединив свои силы с энергией жизненного огня самой земли, и назвали огонь Источником Огненной крови. Даже им было неизвестно, сколько будет жить Элькрис, но одно они знали твердо: пока волшебное дерево живет, Запрет не исчезнет, а пока он не исчезнет, зло не выйдет в мир.

Создатели Элькрис сознавали, что жизнь ее не будет вечной, они понимали, что все когда-то проходит. Но впоследствии это забылось. Много веков дерево было хранителем и защитой и в конце концов стало символом незыблемости и неизменности. Элькрис пережила разрушение древнего мира после Великих войн, она пережила Войны рас и власть Повелителя чародеев, она пережила все, что когда-то было на земле, – все, кроме самой земли. И даже земля изменяла свой облик, а Элькрис оставалась такой же, как всегда, со времени своего рождения. Мы говорим «рождения», а не «создания», потому что она живая. – Друид помедлил. – Так возникла легенда: Элькрис будет жить вечно, она бессмертна. Вера была неколебима. – Друид поднял голову. – До сих пор. А теперь Элькрис умирает. Запрет начал терять силу, зло рвется в мир, и некоторым тварям уже удалось выбраться.

– Это они тебя ранили? – догадался Вил.

– Твари уже расхаживают по Четырем землям. Они нашли меня, хотя я думал, что никто не знает о моем возвращении. Они подстерегли меня в Башне друидов в Параноре и едва не прикончили.

– А что, они все еще ищут тебя?

– Они-то ищут, но у меня есть причины надеяться, что в ближайшее время им вряд ли удастся меня найти.

– Меня это что-то мало успокаивает, – пробурчал Флик, со страхом косясь на дверь.

Алланон оставил его слова без внимания.

– Ты должен помнить, Флик: когда-то я рассказал вам с Ши историю Четырех земель. Я говорил, что после Великих войн род людей распался и от него произошли новые народы. Кроме одного – эльфов. Помнишь, я говорил, что эльфы были здесь всегда?

– Я-то помню, – хмыкнул Флик. – Ты тогда не объяснил нам это, как, впрочем, и многое другое.

– Тогда я говорил, что эта история – для другого раза. Теперь для нее самое время. Я не собираюсь долго говорить, но кое-что об эльфах вам надо знать.

Новые роды, произошедшие от первых людей, были названы по именам наиболее славных и доблестных существ из легенд – карлики, гномы, тролли и эльфы. Конечно, это были уже не совсем те эльфы, которые населяли древний мир, но их чудесное возрождение и само существование овеяны легендой: эльфы нового мира все-таки прямые потомки тех волшебных существ, которые жили здесь раньше…

– Подожди, – перебил его Флик, – ты хочешь сказать, что эльфы Западных земель – это те же самые эльфы, о которых говорят легенды?

– Разумеется. Эльфы, тролли и гномы – это существа, о которых складывались легенды. Разница только в том, что другие покинули мир на века, а эльфы остались здесь. Да, они менялись вместе с миром, и у них были на это силы.

Флик смотрел на него так, будто не понял ни единого слова.

– В древнем мире жили эльфы? – переспросил он недоверчиво. – Этого не может быть.

– Очень даже может, – терпеливо ответил друид.

– Хорошо, а как они пережили Великие войны?

– А как люди пережили Великие войны?

– Летописи говорят нам о людях, но там нет ни единого слова об эльфах, – настаивал Флик. – Только в сказках. Если они действительно были в древнем мире, то где они сейчас?

– Там же, где всегда, просто человек не может их видеть.

– Теперь ты утверждаешь, что эльфы невидимы. – Флик поднял руки. – Не верю я этому.

– Ты не верил, если память не изменяет мне, и когда я рассказал вам с Ши о мече Шаннары, – заметил Алланон, усмехнувшись.

– Но что я могу сделать? И зачем им нужна моя помощь? – вставил Вил, прервав очередную вспышку Флика.

– Я все объясню, если только Флик потерпит еще несколько минут. История эльфов важна для нас лишь по одной причине. Именно эльфы задумали Элькрис и воплотили ее. Именно эльфы дали ей жизнь и потом на протяжении веков заботились о ней. Забота эта поручена ордену юных эльфов, их называют избранниками. Ровно год они служат дереву, потом меняются. Так было со времени рождения Элькрис. Эльфы уважают и почитают избранников, ибо быть избранным – большая ответственность и большая честь.

Но главное я уже говорил – Элькрис умирает. Несколько дней назад она сообщила об этом избранникам. Сказала потому, что, повторяю, она живая, у нее есть душа и она может общаться со всем живым на земле. Она открыла им, что ее смерть близка и неизбежна. Но она может возродиться. Это возрождение зависит от избранников. Один из них должен отнести семя дерева к Источнику Огненной крови – источнику жизненной силы земли. Она указала, где можно найти источник, и приказала отправиться на поиски. – Он помедлил. – Это может сделать только избранник. Но несколько демонов вырвались из-за стены Запрета, пробрались в Арборлон и перебили всех избранников. Я пришел слишком поздно и не смог это предотвратить. Поговорив с Элькрис, я узнал, что один из избранников жив, вернее – жива. Это девушка. Ее не было в городе, когда убили остальных. Ее имя – Амбель. И я сразу отправился искать ее. – Алланон наклонился вперед. – Но и демоны каким-то образом узнали про нее. Один раз они уже попробовали остановить меня. Как только представится случай, они попытаются снова. Но демоны не знают, где она. И по крайней мере сейчас не знают, где я. Мне нужно торопиться, чтобы найти ее и невредимой доставить в Арборлон, прежде чем они снова нападут на мой след.

– Тогда ты теряешь драгоценное время, сидя здесь с нами, – отрезал Флик. – Тебе надо ехать за ней.

Друид ничего не ответил, хотя лицо его потемнело.

– Надо не просто привезти Амбель в Арборлон. Есть еще некоторые сложности. Как последняя из избранников, она понесет семя Элькрис к Источнику Огненной крови. Никто точно не знает, где он находится, даже я. Это знает только Элькрис. Но мир давно не такой, каким она его помнит. Правда, она сказала одно название – Оберег, но это название из древнего мира, теперь оно ничего не значит. Поэтому я снова поехал в Паранор. Там, в летописях друидов, говорится о том, где находится Оберег.

И вдруг Вил Омсфорд понял, почему Алланон пришел за ним. Он понял, но не смог в это поверить.

– Амбель не может идти одна, – продолжал Алланон. – Там, куда она отправится, слишком опасно. Дорога трудна, и те, кто вырвался из-за стены Запрета, будут искать ее, а если найдут, она не сумеет защитить себя. С девушкой ничего не должно случиться: она последняя надежда эльфов. Если Элькрис не возродится, Запрет разрушится окончательно и зло снова выйдет в мир. Оно пойдет войной на эльфов и, скорее всего, победит. Потом зло двинется в другие земли. Природа зла такова, что сила его растет с каждой новой победой. В конце концов оно уничтожит всех.

– Но ты ведь поможешь ей… – начал было Вил, отчаянно ища выход из западни, из которой, как он чувствовал, ему уже не выбраться.

– Я не могу пойти с ней, – отрезал Алланон.

Настала долгая, напряженная тишина.

– Этому есть причина, Вил Омсфорд. Я же сказал, что зло уже выходит в мир. Элькрис слабеет с каждым днем; и чем слабее она, тем наглее и самоувереннее эти твари. Они продолжают разрушать стену, они продолжают рваться наружу. В конце концов Запрет падет. Тогда демоны нападут на эльфов.

Вполне возможно, это случится раньше, чем мы успеем найти Источник Огненной крови. Может статься, мы вообще не найдем его. Или найдем слишком поздно. В любом случае эльфам надо быть готовыми к сражению. А некоторые демоны очень сильны; по крайней мере, магическая сила одного из них не уступит моей. Эльфы не смогут противиться такой силе. Их собственная магия давно утрачена. Когда-то им помогали друиды, но теперь их нет. Остался лишь я. Если я брошу эльфов и пойду с Амбель, они останутся без защиты. Я не имею права так поступить. Я должен помогать им, как только могу.

Но Амбель тоже нельзя отпускать одну. Кто-то должен пойти с ней – кто-то, кто может сразиться со злом, которое будет идти за ней по пятам. И в ком я могу быть уверен, что он сделает все, чтобы защитить и спасти ее. И этот «кто-то» – ты, Вил Омсфорд.

– Что ты говоришь? – взвился Флик. – Что он может сделать против чудовищ, которые чуть не прикончили тебя? Тебя, Алланон! Или ты дашь ему меч Шаннары?

Алланон покачал головой:

– Меч нужен в борьбе с призраками. Зло, с которым нам предстоит сражаться сейчас, реально, оно материально и осязаемо. Меч бессилен против него.

Флик вскочил на ноги.

Алланон даже не посмотрел в его сторону, он не сводил с Вила испытующего взгляда. Юный Омсфорд почувствовал, как сердце его упало.

– Эльфиниты?! – изумился Флик. – Но они у Ши!

Вил схватил дядю за руку:

– Нет, дядя Флик, они у меня. – Он вытащил из-под рубашки небольшой кожаный кошель. – Дед отдал их мне, когда я уходил из Тенистого Дола. Он сказал, что они ему больше не нужны, и передал их мне. – Голос Вила дрожал. – Странно, я взял их тогда, чтобы доставить ему удовольствие, мне и в голову не приходило, что когда-нибудь они мне пригодятся. Я даже не знаю, что с ними делать.

– Они не помогут тебе ничем, Вил. – Флик обернулся к Алланону: – Он знает. Никто, кроме Ши, не может воспользоваться их силой. Для всех, кроме него, они бесполезны.

Лицо Алланона оставалось бесстрастным.

– Это не совсем так, Флик. Ими может воспользоваться всякий, кому они переданы по доброй воле. Когда-то я сам дал их Ши, чтобы он смог уйти в Кулхейвен. Потом он отдал их Вилу. И теперь во власти Вила вызвать их силу, как раньше это было во власти Ши.

Флик с отчаянием смотрел на друида.

– Ты можешь вернуть их обратно, – настойчиво обратился он к смущенному Вилу. – Или отдать кому-нибудь другому. Ты вовсе не обязан хранить их. И ты вовсе не обязан участвовать в этом безумии.

Алланон покачал головой:

– Флик, но он уже участвует.

– Но я ведь собираюсь стать целителем, – заметил Вил. – Как быть с этим? Мне жаль времени и трудов, затраченных на учение. Стать целителем – моя единственная мечта, и теперь я почти добился этого. Ты хочешь, чтобы я от всего отказался?

– Но если ты откажешься помочь мне, как ты сможешь стать целителем, долинец? – Голос друида стал жестким. – Целитель должен помогать людям, где может, когда может и как может. Если ты откажешься и все, что я предсказал, случится – как ты будешь жить, зная, что даже не попытался это предотвратить?

– А когда я вернусь?

– Не знаю. Может быть, очень не скоро.

– А если я соглашусь, ты уверен, что силы камней хватит, чтобы защитить ту девушку?

– Нет. Мощь эльфинитов зависит от силы хранителя. Ши ни разу не использовал ее до конца, но ты можешь попробовать.

– Значит, точно ничего не известно? – Голос Вила упал до шепота.

– Да. – Друид не сводил с него глаз. – И все-таки ты должен идти.

Вил, смирившись, откинулся на спинку кресла.

– Похоже, у меня нет выбора.

– Конечно, выбор есть, – сердито выступил Флик. – Ты что, бросишь все только потому, что Алланон говорит, будто ты должен это делать? И отправишься с ним?

Глаза Вила блеснули.

– А разве ты, дядя Флик, не пошел тогда вместе с дедом за мечом Шаннары?

Флик некоторое время смущенно смотрел на него, затем взял руку племянника и крепко ее сжал.

– Ты слишком торопишься, Вил. Я предупреждал тебя. Послушай меня еще раз. Я понимаю в этом больше, чем ты. Друид что-то недоговаривает, я это чувствую. – Голос его окреп, морщины резче выступили на лице. – Я боюсь за тебя. Ты мне как сын, я не хочу тебя потерять.

– Я знаю, – прошептал Вил. – Знаю.

– Тогда не ходи. Пусть Алланон найдет другого.

Друид покачал головой:

– Других нет, Флик. Только Вил. – Он опять повернулся к юному долинцу: – Ты должен идти.

– Я пойду вместо него. Пожалуйста, Алланон, – вдруг взмолился Флик. – Пусть Вил даст мне камни, и я присмотрю за эльфийской девушкой. Алланон, мы и раньше ходили вместе…

Друид опять покачал головой.

– Нет, Флик, теперь тебе нельзя идти со мной, – сказал он как можно мягче. – Твоя отвага больше, чем твоя сила, долинец. Предстоит долгая, трудная дорога, она под силу лишь молодому. – Он помедлил. – Закончились наши походы, Флик.

Они надолго замолчали. Алланон выжидающе глядел на младшего Омсфорда. Вил взглянул на дядю. Теперь они смотрели прямо в глаза друг другу: Флик – неуверенно, Вил – прямо и твердо. Флик видел, что племянник уже принял решение. Он едва заметно кивнул.

– Всегда делай то, что считаешь правильным, – пробормотал он неохотно.

Вил повернулся к Алланону:

Оглавление

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Эльфийские камни Шаннары (Терри Брукс, 1982) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Карта слов и выражений русского языка

Онлайн-тезаурус с возможностью поиска ассоциаций, синонимов, контекстных связей и примеров предложений к словам и выражениям русского языка.

Справочная информация по склонению имён существительных и прилагательных, спряжению глаголов, а также морфемному строению слов.

Сайт оснащён мощной системой поиска с поддержкой русской морфологии.

Источник:

kartaslov.ru

Эльфийские камни Шаннары, Терри Брукс, Книги онлайн читаем у нас - библиотека Fictionbook

«Эльфийские камни Шаннары», Терри Брукс

Барбаре с любовью

Ночное небо начало светлеть на востоке, когда Избранники вошли в Сады Жизни. Жители Арборлона, главного города эльфов, еще спали в своих постелях, но для Избранников день уже начался. Теплый летний ветерок развевал их белые плащи. Избранники прошли мимо суровых и неприступных Черных Стражей, которые застыли у кованых железных ворот, украшенных пластинами слоновой кости; на арке ворот были начертаны серебряные руны. Люди в белых плащах шли быстро, и только их приглушенные голоса да скрип сандалий по гравию нарушали утреннюю тишину.

Избранники были хранителями Элькрис — волшебного дерева, что стояло в самом центре Садов, дерева, которое, как говорили легенды, защищало эльфов от изначального Зла, едва не погубившего мир много веков назад, Зла, изгнанного за пределы земли незадолго перед появлением рода людей. С того самого времени Избранники служили Элькрис. Эта традиция передавалась из поколения в поколение — традиция служения, к которой эльфы относились как к высокой чести и почетному долгу.

Но в процессии, что шла этим утром через Сады Жизни, благоговейный трепет перед обрядом почти не чувствовался. Прошло уже двести тридцать дней годового служения этих шести юношей, и первоначальная торжественность и восторженность уступили место добросовестному исполнению обязанности: приветствовать дерево при первых лучах восходящего солнца.

Только рыжеволосый Лорен, младший из них, хранил молчание. Он шел последним, не принимая участия в беседе, и на его хмуром лице отражалось напряженное раздумье. Он был так погружен в себя, что даже не заметил, как разговоры впереди внезапно оборвались, и очнулся, лишь когда кто-то тронул его за плечо. Лорен поднял озабоченное лицо и увидел Джейса.

— Что случилось, Лорен? Ты не заболел? — Джейс был на несколько месяцев старше остальных, и поэтому все признавали его главным.

Лорен покачал головой, но выражение озабоченности осталось на его лице.

— Но тебя что-то беспокоит. Ты все утро какой-то задумчивый. Точнее, ты такой с вечера. — Джейс посмотрел эльфу в глаза: — Ты можешь уйти. Никто не требует от тебя исполнения службы, если ты нездоров.

Лорен поколебался, затем со вздохом кивнул:

— Ну ладно. Это из-за Элькрис. Вчера, уже на закате, когда мы уходили, я видел какие-то пятна на листьях. Они как будто завяли.

— Завяли? Ничего подобного никогда не случалось с Элькрис, по крайней мере, так нам всегда говорили, — с сомнением произнес Джейс.

— Я мог ошибиться, — согласился Лорен. — Уже темнело. Тогда я подумал, что, может быть, это тени. Но теперь мне кажется, что листья все-таки сохнут.

Среди Избранников пронесся смущенный ропот, затем один из них сказал:

— Это все из-за Амбель. Я с самого начала говорил, обязательно что-нибудь случится, если женщина станет Избранником.

— Были и другие Избранники-женщины, и ничего плохого не происходило, — возразил Лорен. Ему всегда нравилась Амбель. С ней было так приятно и легко говорить, хотя она и была внучкой короля Эвентина Элессдила.

— Последний раз — пятьсот лет назад, Лорен.

— Ладно, хватит, — вмешался Джейс. — Мы же решили не говорить об Амбель. Все знают почему. — Он помолчал, обдумывая слова Лорена, затем продолжал: — Очень печально, если что-нибудь случится с Элькрис. Но, в конце концов, ничто не вечно на земле.

У Лорена перехватило дыхание.

— Но, Джейс, ведь если дерево ослабеет, то Запрет потеряет силу и демоны вырвутся…

— Ты что, и вправду веришь в эти сказки, Лорен? — засмеялся Джейс.

Лорен во все глаза уставился на старшего:

— Как ты можешь быть Избранником и не верить?

— Когда меня избирали, меня не спрашивали, верю я или нет. А что, тебя спросили?

Лорен отрицательно покачал головой. Кандидатов в Избранники не спрашивали ни о чем. Их, молодых эльфов, достигших совершеннолетия, просто приводили к дереву. На рассвете нового года они проходили под его ветвями, останавливаясь на секунду. Те, кого дерево касалось ветвями, становились Избранниками на этот год. Лорен, как сейчас, помнил переполнившее его чувство гордости и восторга, когда тонкая ветвь Элькрис склонилась к нему, коснулась его плеча и он услышал, как дерево назвало его имя.

И еще он помнил всеобщее изумление, когда было названо имя Амбель.

— Это только сказка для пугливых детишек, — продолжал Джейс. — По-настоящему Элькрис служит всего лишь напоминанием, что мы, эльфы, как и она, пережили все, что было в истории Четырех Земель. Элькрис — символ нашей силы, Лорен, и ничего больше.

Он отвернулся, давая знак остальным следовать за ним. Лорен снова задумался. Пренебрежение старшего к древней легенде расстроило и смутило его. Правда, Джейс был горожанином, а Лорен давно заметал, что жители Арборлона не слишком серьезно относятся к старинным преданиям, в отличие от жителей маленькой северной деревушки, из которой он родом. Но предание об Элькрис и о Запрете не просто легенда — это поистине величайшее событие в истории эльфов, основа всей их жизни.

Это случилось очень давно, еще до рождения нового мира. Была великая война Света и Тьмы, Добра и Зла, война, в которой эльфы одержали трудную победу. И пока дерево стоит, демоны не смогут появиться снова.

Источник:

fictionbook.in

Брукс, Терри Эльфийские Камни Шаннары в городе Воронеж

В данном каталоге вы можете найти Брукс, Терри Эльфийские Камни Шаннары по доступной цене, сравнить цены, а также посмотреть похожие книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Доставка выполняется в любой населённый пункт РФ, например: Воронеж, Ярославль, Томск.