Книжный каталог

Марина Серова Экс-баловень Судьбы

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Профессора Разумова забили насмерть неподалеку от института, где он преподавал историю. Милиция признала дело глухарем: получается, что виновниками стали случайные прохожие. А поди найди их! Ближайшее окружение убитого внушает полное доверие. Версию о причастности к убийству профессора его коллег приходится оставить. Вызывающий подозрение своей экзальтированностью ученик Разумова Влад Незнамов тоже не мог совершить злодеяние по причине своей физической хилости. И тут частный детектив Татьяна Иванова, по просьбе безутешной вдовы взявшаяся за расследование, обнаруживает некие факты, рисующие жертву неведомых вандалов с совершенно неожиданной стороны…

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Марина Серова От судьбы не уйдешь Марина Серова От судьбы не уйдешь 79.9 р. litres.ru В магазин >>
Марина Серова Экс-баловень судьбы Марина Серова Экс-баловень судьбы 89.9 р. litres.ru В магазин >>
Федоров С. Баловень судьбы. Как я пережил рак Федоров С. Баловень судьбы. Как я пережил рак 1129 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Марина Серова Рождественская шутка Марина Серова Рождественская шутка 49 р. litres.ru В магазин >>
Марина Серова Пока сияют звезды Марина Серова Пока сияют звезды 99.8 р. litres.ru В магазин >>
Никита Маклахов Марина Васильева: Как написать историю своей жизни? Никита Маклахов Марина Васильева: Как написать историю своей жизни? 0 р. litres.ru В магазин >>
Медведева Н. Баловень судьбы \ The Favourite of Fortune. Сказка-аллегория Медведева Н. Баловень судьбы \ The Favourite of Fortune. Сказка-аллегория 380 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Марина Серова - Экс-баловень судьбы - чтение книги онлайн

Марина Серова Экс-баловень судьбы

пытаясь задавить в себе профессиональные инстинкты. Девяносто девять процентов было за то, что никуда он не денется, даже в том случае, если Надежда Сергеевна посчитает необходимым обратиться в милицию и рассказать о нем следователям. Но один процент вероятности я, как настоящий профессионал, всегда оставляла, и он будоражил все мое детективное нутро. «А ну как Влад удерет?» — коварно подначивал мерзкий процент откуда-то из закоулков сознания, и мне стоило труда не пойти у него на поводу. Но я уже решила, как поступлю.

— Влад, — сказала я, выводя его из хмурой задумчивости, — на данный момент наш с тобой разговор — конфиденциальная информация, которая, кроме нас двоих, станет известна еще только одному человеку: моему клиенту. Именно он будет решать, как с ней поступить. Я действую в интересах клиента, а не в своих собственных, поэтому самолично никаких заявлений ни в милицию, ни куда бы то ни было давать не уполномочена. Твоя судьба сейчас — в руках моего заказчика. Как он решит, так и будет. Если он посчитает нужным передать полученную информацию компетентным органам, тебе придется отвечать в суде. Но, возможно, он не захочет этого делать…

— Ну да — не захочет, — язвительно ухмыляясь, перебил меня Влад. — Да эта, как там ее, Зилькрец, что ли, она только рада будет, если меня посадят! Им же нет большего удовольствия, чем смотреть, как над человеком издеваются…

— Пожалуйста, не перебивай меня! Давай будем исходить из того, что пока тебе неизвестно, кто заказал расследование, тем более что это на самом деле так. Я бы хотела попросить тебя только об одном: до того момента, пока мой заказчик не примет окончательного решения, постарайся ни с кем не говорить о том, что сегодня произошло. Даже со своими друзьями. Они могут заволноваться, могут сами проговориться, а это совершенно ни к чему ни тебе, ни им.

— Хорошо, я не скажу. Но привлечь их вам не удастся, даже не надейтесь. Я все буду отрицать!

— Это я уже поняла, можешь не повторяться. Ты не мог бы оставить свой телефон, на случай, если…

— Если меня приедет милиция забирать?

— Нет, если я захочу сообщить тебе, какое решение принял мой клиент.

Я записала номер, мы попрощались, и я медленно побрела из институтского парка, где только что было раскрыто одно из самых моих запутанных дел, к своей машине.

Дело было раскрыто. Достаточно сложное, несмотря на внешнюю его незатейливость, но почему-то удовлетворения от хорошо выполненной работы я не ощущала.

Ситуация была не из тех, когда можно четко подразделить: вот — черное, а вот — белое. В только что выслушанной мною истории была масса обстоятельств, которые так и подталкивали оправдать преступника и обвинить его жертву. Но, с другой стороны, дикое в своей жестокости избиение человека, повлекшее за собой смерть, — такой поступок не должен остаться безнаказанным. Как найти равновесие в этой ситуации? Меру вины Влада — и меру его невиновности?

Размышляя о высоких материях, я неторопливо шла по тротуару вдоль проезжей части, совершенно не обращая внимания на то, что происходило вокруг. А вокруг была осень. С дождями и неизбежными после них лужами. Как выяснилось впоследствии, как раз мимо одной из таких луж, больше похожей на озеро, я и проходила, задумавшись о том, что есть истина, когда какой-то местный Шумахер, которому и в голову не пришло сбавить скорость, на всем скаку пролетел по этому озеру совсем рядом с тротуаром и облил меня с ног до головы. Не забрызгал, не испачкал, а именно — облил.

Онемев от неожиданности и такого беспросветного хамства, я стояла на тротуаре, не зная, что должна сейчас сделать, а грязные потоки стекали с меня, капая с волос за шиворот и пробегая ледяными струйками по телу.

Настроение мое, и без того не слишком радостное, упало до нуля. Я готова была просто разреветься прямо посреди тротуара, как первоклассница, и, скорее всего, именно так бы и сделала, если бы над ухом не прозвучало с иронией, но без злобы:

На этот раз я узнала его моментально. И моментально же поняла, что если я собираюсь застрелиться, то сейчас — самое время. Действительно: на свалке он меня уже видел, в прикиде бомжа — тоже, единственное, чего недоставало для завершения впечатления, — полюбоваться на меня в образе мокрой курицы. Точнее, грязной мокрой курицы. Теперь картина полная, и если приятный мужчина, проявивший ко мне интерес, тот давний случай на свалке и мог бы принять за недоразумение, то теперь-то уж у него не будет никаких сомнений в том, что я — сумасшедшая бомжиха, сбежавшая из обезьяньего питомника. Где меня держали в отдельной клетке и за деньги показывали гражданам.

В таком отчаянном положении плакать мне сразу же расхотелось, и, поддаваясь, возможно, последней в этом деле противоположности, я от уныния перешла к бешенству, минуя все промежуточные стадии. Я уже набрала в легкие воздуха, чтобы исторгнуть из себя все русские народные выражения, которые теснились в моей груди, тем самым окончательно лишив себя надежды когда-нибудь познакомиться с загадочным собеседником поближе, но он успел опередить меня, совершенно спокойно и все с той же легкой иронией предложив:

— Возможно, я смог бы помочь вам. Я живу недалеко, у нас уже целую неделю есть горячая вода, и вы легко сможете возместить ущерб, нанесенный вашему гардеробу.

Предложение прозвучало хорошо. От души и без всяких там омерзительных полунамеков, которые иногда проскальзывают и у самых приятных на вид мужчин. Но так просто сдаваться я не собиралась. Тот факт, что я в таком виде стою перед мужчиной, который мне нравится, чертовски задевал мое самолюбие, и хотя от нецензурных выражений я решила воздержаться, но и к шоколадной любезности переходить не спешила. Я оглядела его с ног до головы отвратительным оценивающим взглядом и спросила:

— А жена у нас не ревнивая?

— Не могу вам сказать — мы давно в разводе.

— А-а-а… Вот вы и ходите по улицам — не попадется ли кто… беспризорный?

— Ну да. Так вы идете?

Что мне оставалось делать? Разве может слабая женщина вроде меня устоять перед человеком, который на все ее попытки скорчить недоступно-презрительную мину и нахамить только вежливо улыбается и отвечает с корректностью английского лорда? Разумеется, мне пришлось подняться в квартиру, где вот уже целую неделю была горячая вода, и возместить ущерб, нанесенный моему гардеробу.

Оказалось, что таинственного незнакомца зовут Максим, а факт наших постоянных столкновений в районе Института кооперации объясняется очень просто — он преподает там высшую математику и поэтому видел меня не только на свалке и в парке на скамейке, но и во время моих разговоров со студентами, только не решался обратиться ко мне — не хотел мешать.

Добавить к этому могу одно: более близкое знакомство только усилило положительное впечатление от знакомства поверхностного, и на следующий день, чтобы завершить расследуемое мной дело, мне пришлось ехать не из Тарасова в Покровск, а из Покровска в Тарасов…

Ночь, проведенная в гостях у Максима, смогла возместить не только ущерб, нанесенный моему гардеробу, но отчасти и моральный ущерб, который я перенесла, выслушав историю о новоявленных ловцах душ из секты «Свидетели Иеговы».

Но утром, оказавшись в своей машине и сразу же переключившись на деловую волну, я снова почувствовала внутренний дискомфорт.

Мало того, что история сама по себе была очень неприятной, — сейчас мне придется еще сообщить все это своей клиентке! В глубине души я надеялась, что Надежда Сергеевна ничего не знала о деятельности своего мужа на религиозной ниве. И уж тем более не представляла она, что убийцей окажется Влад, которого она угощала чаем с печеньем…

Одна мысль о том, как она воспримет все эти новости, свалившиеся ей как снег на голову, приводила меня в полное расстройство.

Живя в каком-то своем мире, к которому она давно уже привыкла, и находя вполне понятные объяснения явлениям, которые в нем происходили, — что может почувствовать она, узнав, что на самом деле ее мир — это только обложка, занавес, скрывающий мир настоящий: циничный и грубый; и что явления, которые она привыкла объяснять себе по-своему, на самом деле толкуются совершенно иначе?

Настроение мое было отвратительным. А ведь придется еще говорить о гонораре! Какими словами, скажите на милость? Кстати, не мешало бы предупредить ее, что я еду.

Я достала из сумки мобильный и набрала номер.

— Алло, Надежда Сергеевна? Это Татьяна. Мы сможем сейчас встретиться с вами?

— Да, Танечка. Есть какие-то новости?

— О! Да что вы говорите?! Неужели вы все-таки нашли этих негодяев?!

— О, прекрасно, не зря я обратилась к вам! Теперь справедливость восторжествует и зло будет наказано! Так кто же это сделал?

— Мы поговорим об этом при встрече.

— Жду вас с нетерпением!

Да, расследование закончено… Чувствительный мальчик не сладил с нахлынувшими на него эмоциями, и частному детективу Татьяне Ивановой не пришлось затрачивать новых усилий, чтобы довести до конца это дело.

А интересно — если бы он ничего не рассказал? Смогла бы я сама докопаться до истины? Конечно. Во-первых, у меня еще оставалась Зина. Ведь Влад и сам говорил, что девчонки того и гляди проболтаются. Если бы я на нее правильно подействовала (а зная о том, что профессор и его студенты принадлежат к секте, мне было бы легко это сделать), она что-нибудь рассказала бы. Если не о самом убийстве, то как минимум о том, что же все-таки «узнал» Влад о Разумове.

Во-вторых, в запасе у меня оставалось и еще одно направление: ведь сектантские-то дела я по-настоящему пока не раскручивала, а если бы обстоятельства прижали, то наверняка бы принялась за них — и узнала бы, что разумовские студенты, всегда аккуратно посещавшие собрания, после убийства не были там ни разу. Из одного этого можно было бы сделать весьма определенные выводы.

Конечно, раскрыла бы я это дело самостоятельно, разве что несколько позже. Но результат оказался «досрочным», хотя никакой особенной радости это у меня не вызывало. Нехотя поднималась я в уже знакомую мне квартиру, понимая, что несу отнюдь не добрые вести.

Надежда Сергеевна встретила меня радостно, с распростертыми объятиями. Пригласила в комнату, предложила чаю, вела себя так, что я долго не решалась начать трудный разговор. Но начинать было нужно.

— Надежда Сергеевна, как вы относитесь к деятельности религиозных сект?

Совершенно искреннее удивление говорило о том, что все мои предположения верны: о проделках мужа ей ничего не известно. Напрасно я не захватила из автомобильной аптечки валидол.

— Какой странный вопрос… А почему вы об этом спросили? А-а, подождите, я, кажется, догадываюсь. Толечку… убили сектанты, да?

— Можно и так сказать. Надежда Сергеевна, давайте сделаем так: я вам дам прослушать запись,

Источник:

litread.info

Марина Серова Экс-баловень судьбы скачать книгу fb2 txt бесплатно, читать текст онлайн, отзывы

Экс-баловень судьбы

Профессора Разумова забили насмерть неподалеку от института, где он преподавал историю. Милиция признала дело глухарем: получается, что виновниками стали случайные прохожие. А поди найди их! Ближайшее окружение убитого внушает полное доверие. Версию о причастности к убийству профессора его коллег приходится оставить. Вызывающий подозрение своей экзальтированностью ученик Разумова Влад Незнамов тоже не мог совершить злодеяние по причине своей физической хилости. И тут частный детектив Татьяна Иванова, по просьбе безутешной вдовы взявшаяся за расследование, обнаруживает некие факты, рисующие жертву неведомых вандалов с совершенно неожиданной стороны…

Дорогой ценитель литературы, погрузившись в уютное кресло и укутавшись теплым шерстяным пледом книга "Экс-баловень судьбы" Серова Марина Сергеевна поможет тебе приятно скоротать время. Мягкая ирония наряду с комическими ситуациями настолько гармонично вплетены в сюжет, что становятся неразрывной его частью. Динамика событий разворачивается постепенно, как и действия персонажей события соединены временной и причинной связями. На протяжении всего романа нет ни одного лишнего образа, ни одной лишней детали, ни одной лишней мелочи, ни одного лишнего слова. Долго приходится ломать голову над главной загадкой, но при помощи подсказок, получается самостоятельно ее разгадать. Удивительно, что автор не делает никаких выводов, он радуется и огорчается, веселится и грустит, загорается и остывает вместе со своими героями. Приятно окунуться в "золотое время", где обитают счастливые люди со своими мелочными и пустяковыми, но кажущимися им огромными неурядицами. В романе успешно осуществлена попытка связать события внешние с событиями внутренними, которые происходят внутри героев. Гармоничное взаимодоплонение конфликтных эпизодов с внешней окружающей реальностью, лишний раз подтверждают талант и мастерство литературного гения. Глубоко цепляет непредвиденная, сложнопрогнозируемая последняя сцена и последующая проблематика, оставляя место для самостоятельного домысливания будущего. Отличный образец сочетающий в себе необычную пропорцию чувственности, реалистичности и сказочности. "Экс-баловень судьбы" Серова Марина Сергеевна читать бесплатно онлайн увлекательно, порой напоминает нам нашу жизнь, видишь самого себя в ней, и уже смотришь на читаемое словно на пособие.

Добавить отзыв о книге "Экс-баловень судьбы"

Источник:

readli.net

Частный детектив Татьяна Иванова

Марина Серова Экс-баловень судьбы

Тут находится электронная книга Частный детектив Татьяна Иванова. Экс-баловень судьбы автора Серова Марина. В библиотеке blikwomen.com.ua вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Частный детектив Татьяна Иванова. Экс-баловень судьбы в формате txt или fb2, свободно, без регистрации и без СМС.

Размер арихва с книгой Частный детектив Татьяна Иванова. Экс-баловень судьбы = 163.61 KB

Частный детектив Татьяна Иванова -

Профессора Разумова забили насмерть неподалеку от института, где он преподавал историю. Милиция признала дело глухарем: получается, что виновниками стали случайные прохожие. А поди найди их! Ближайшее окружение убитого внушает полное доверие. Версию о причастности к убийству профессора его коллег приходится оставить. Вызывающий подозрение своей экзальтированностью ученик Разумова Влад Незнамов тоже не мог совершить злодеяние по причине своей физической хилости. И тут частный детектив Татьяна Иванова, по просьбе безутешной вдовы взявшаяся за расследование, обнаруживает некие факты, рисующие жертву неведомых вандалов с совершенно неожиданной стороны…

«…Если рассматривать вопрос с позиций, скажем, натуропатии: чем меньше продукт подвергался обработке перед употреблением, тем он полезнее для здоровья. Возьмем табак… Сигареты дорогих сортов подвергаются обработке в степени просто недопустимо высокой… напитываются всякими смолами, ментолами и прочими вредными для здоровья составляющими… а вот сигареты дешевых сортов… или папиросы… „Прима“, например, или „Астра“… брррр…»

Так рассуждала я еще полчаса назад, с грустью глядя на две последние сигареты, оставшиеся в пачке, этикетка которой свидетельствовала об и так уже очень недорогом их сорте. Но как только воображению предстали такие названия, как «Прима» и «Астра», в зобу, как говорится, дыханье сперло, и волей-неволей пришлось направить рассуждения в другое русло.

Я стала думать о том, как мне правильнее будет поступить, если сию же минуту не зазвонит телефон, предвещая перспективу жизненно необходимых денежных поступлений. Что доблестнее будет для души — утопиться, застрелиться или повеситься? О! Точно! Правильнее всего — отравиться! Именно так и поступить! Купить пачку «Примы» и выкурить ее враз. Всю, до последней капли не подвергавшегося ни малейшей обработке никотина! Пускай прервется биение жизни младой! И не поминайте лихом тогда гениального частного детектива Татьяну Иванову вы, подлые натуропаты. Так и напишите в некрологе: «Прима скончалась от „Примы“».

Да-а-а-а… Каламбур, чтоб его… чтоб ему…

И в этот момент раздался долгожданный телефонный звонок.

Судорожно рванувшись к телефону, я опрокинула стул и благодаря этому неожиданному обстоятельству вдруг осознала, что слишком резкие порывы не пристали солидному и многоопытному профи, каковым я, несомненно, являюсь. Что подумает клиент (надеюсь, это звонит клиент), если услышит в трубке запыхавшийся голос, прерывающийся от радости — что наконец-то в голубой дали забрезжила перспектива работы и связанного с ней вознаграждения.

Сообразив все это, я выдержала паузу, в течение которой перевела дыхание и успокоила сердцебиение, и, взяв трубку только после третьего гудка, солидно и спокойно сказала в нее:

Из трубки раздался взволнованный женский голос, вежливо и неуверенно поинтересовавшийся:

— Могу я услышать Иванову Татьяну?

— Ах… Здравствуйте… Видите ли… мне порекомендовали… Это правда, что вы занимаетесь частными расследованиями?

— Занимаюсь. У вас какие-то проблемы?

— О… Все это так неприятно… и неожиданно… и…

В трубке послышались подозрительные всхлипывания, и я посчитала своим долгом принять меры к успокоению расстроенной женщины. Что проку будет мне с нее, если она сейчас разрыдается или впадет в истерику?

— Пожалуйста, не волнуйтесь так. Просто расскажите, что случилось, и мы вместе подумаем, чем можно будет вам помочь.

— Ах… если бы вы только знали, как мне сейчас тяжело… И я никогда раньше не имела дел с милицией или с частными детективами… Видите ли… у меня погиб муж…

В трубке повисла долгая пауза, в течение которой, как можно было предположить по доносившимся оттуда неясным и приглушенным звукам, активно использовался носовой платок. Судя по началу, разговор обещал затянуться до вечера. Но давить на клиента не в моих правилах, и оставалось только терпеливо ждать.

— Ну вот, — все еще всхлипывая, через некоторое время продолжила женщина. — Видите ли, он преподает историю… в Покровске… то есть… преподавал…

Чувствуя, что в дело вот-вот снова пойдет носовой платок, я решила немного направить мою чувствительную собеседницу в нужное русло.

— Ваш муж — учитель?

— Нет, он преподаватель вуза. Профессор… Позавчера он не вернулся вечером домой после лекций. Утром я сообщила в милицию, а уже днем узнала, что его тело нашли в Покровском морге…

Женщина снова разрыдалась.

Даже принимая во внимание мое катастрофическое финансовое состояние, я все-таки не могла сдержать раздражение. Ох уж эти бабы! Все-таки мужики если звонят по делу, то о деле и говорят. А эти… как заведут…

Но от того, чтобы бросить трубку, я была еще достаточно далека, поэтому, когда очередной приступ рыданий прошел, решила взять инициативу в свои руки.

— Вашего мужа убили?

И зачем я спросила? Знала же, с кем говорю!

Еще минут через пять, когда она снова успокоилась, я, отказавшись от попыток добиться чего-то конкретного в нашем разговоре, спросила наобум — первое, что пришло в голову:

— Это, наверное, большая потеря для вас?

— О да! Вы знаете, ведь у нас нет детей. Муж — единственный близкий мне человек. И какой это человек, если бы вы знали! Добрый, отзывчивый, мухи не обидит! И такая жестокость! Ведь его избили, вы только подумайте — избили до смерти!

Вот уж действительно, не знаешь, где найдешь, где потеряешь. И спросила я вроде бы совсем не о том, ан вот она — удача! Итак, судя по всему, муж моей собеседницы позавчера вечером, во вторник, не вернулся домой с вечерних занятий. Причем занятия происходили не в Тарасове, а в соседнем Покровске. На следующий день, в среду — вчера, жене сообщили, что его тело находится в Покровском морге. Неудивительно, что женщина все еще под впечатлением. Но все-таки процесс общения хотелось бы как-то активизировать.

— Что вам сказали в милиции?

— Ах… если бы вы только знали…

— Видите ли, они ничего не хотят делать. Сказали, что какие-то хулиганы… Но какие могут быть хулиганы: Толечку все обожали, студенты… они просто души в нем не чаяли… Прошу вас, разберитесь, пожалуйста, нельзя допустить, чтобы такое жестокое преступление осталось безнаказанным!

А милиция-то, пожалуй, угадала. Человека поздно вечером избили до смерти на улице — типичный случай для малолетних хулиганов и наркош. Серьезный убийца не станет использовать такие несолидные и рискованные методы — мало ли кто может увидеть избиение на улице.

Похоже, дамочка позвонила мне напрасно. Но тут в моем подсознании всплыли недавние рассуждения о преимуществах дешевых папирос перед дорогими сигаретами, и это заставило меня посмотреть на вопрос с другой точки зрения.

Если человек обращается к частному детективу за помощью, значит, он нуждается в ней, и отказывать ему недопустимо. Тем более если эта помощь оплачивается. Раз уж взволнованная дама на том конце провода считает, что я должна заняться этим делом, — извольте, я займусь. Проведу дополнительное расследование, проверю подозрительные контакты, изучу возможные мотивы. И если в результате всего этого я приду к тем же выводам, что и доблестные органы внутренних дел, это только докажет еще раз профессионализм и добросовестность нашей милиции. А гонорар — сам по себе. Работа сделана — извольте оплатить!

Конечно, рассуждения мои на фоне рыданий расстроенной женщины, только что потерявшей мужа, выглядели очень цинично, но в моей профессии, как и в некоторых других, нужно уметь абстрагироваться, иначе недолго и умом тронуться… Я решила внести ясность в главный вопрос:

— Вам известны мои расценки?

— Да, конечно. Насчет этого вы не беспокойтесь, мы имеем средства. Главное, чтобы злодеи понесли заслуженное наказание!

— В таком случае необходимо встретиться, чтобы заключить договор, и, кроме того, я хотела бы более подробно ознакомиться с обстоятельствами дела.

Записав адрес, я получила косвенное подтверждение платежеспособности своей новой клиентки. Квартира, которую мне предстояло посетить, находилась в доме, расположенном в одном из самых престижных районов Тарасова — на набережной Волги.

И вот теперь, спустя полчаса после всех вышеописанных событий, я мчусь в своей неизменной и ненаглядной «девяточке» навстречу новым приключениям.

По результатам предварительных переговоров с женой убитого профессора у меня сложилось твердое убеждение, что конкретика — не ее стихия, и я мысленно набросала для себя примерную формулировку задания, которое от нее получу. Скажем, так — мадам поручает мне провести дополнительное расследование по факту кончины ее мужа и определить причины наступившей смерти. Это на первых порах.

Что же касается представления пред очи заказчика самого убийцы, то, если версия милиции верна и это рядовое хулиганство, сделать это будет не так-то просто. Поди угадай, кто именно из нескольких тысяч неуравновешенных подростков оказался в тот вечер в опасной близости от несчастного профессора! Поэтому вторую часть расследования, если таковая понадобится, нужно будет начинать не раньше, чем удастся найти хоть что-нибудь, наводящее на след.

Впрочем, нечто подсказывает мне, что дамочка, к которой я еду, начнет именно со второй части. Думает, что если уж она обратилась к частному детективу, то не успеет и глазом моргнуть, а уж убийца — вот он!

Надо будет в разговоре ненавязчиво сориентировать ее, что во всяком деле есть своя технология, и любая работа — это не сиюминутное действие, а процесс, протяженный во времени. И это время должно оплачиваться.

Кажется, я сама себе заговариваю зубы. Как и всякий профессионал, я не успокоюсь, пока не дойду до конца и не выполню именно ее — ту самую пресловутую вторую часть: пока не найду убийцу. А дельце это, судя по началу, тот еще «глухарь», и найти преступника будет не так-то просто.

Испугались вы, Татьяна Александровна, вот в чем все дело! Испугались, что можете не справиться и профессиональное самолюбие ваше пострадает. Поэтому и рассказываете сами себе истории разные. «Первая часть» да «вторая часть»! Сомневаетесь, так нечего и ехать.

Ну это уж дудки! Чтобы я — профессионал до мозга костей, ас, зубр, монстр — не нашла каких-то сопливых ублюдков?! Да из-под земли достану! За шиворот приволоку!

В таком боевом настроении я припарковала машину возле нужного дома, поднялась на третий этаж и позвонила в дверь.

Мне открыла дама (именно дама, по-другому не назовешь) чуть старше средних лет, не по-домашнему ухоженная, в очень приличном, хотя и немного старомодном, домашнем платье с небольшой гранатовой брошью у горловины.

— Надежда Сергеевна, — представилась она. — Проходите, пожалуйста.

Пройдя по слабо освещенному коридору, в глубине которого угадывались двери, ведущие как минимум еще в три-четыре комнаты, мы оказались в гостиной, весьма недурно обставленной.

«А квартирка-то ничего себе — ковры, картины… Бабушкино наследство?»

Меня такие признаки благосостояния только обрадовали. Значит, проблем с оплатой действительно не будет.

— Присаживайтесь, — пригласила Надежда Сергеевна, гостеприимно указав на диван подозрительно антикварного вида.

Я села, стараясь не оставлять слишком глубоких вмятин, и попросила ее рассказать со всей возможной подробностью о том, что же произошло за последние два дня.

— Вы меня, пожалуйста, простите — наш разговор по телефону получился несколько сумбурным, но мне действительно все еще трудно прийти в себя после происшедшего.

— Нет-нет, что вы! Конечно, я понимаю, потерять близкого человека — это…

— Вы знаете, в таких случаях обычно спрашивают: не было ли каких-нибудь предпосылок, угроз, каких-нибудь подозрительных фактов… Но уверяю вас — ничего абсолютно! Все шло как всегда: работа — дом, тихо и спокойно.

— Кстати, раз уж вы упомянули о работе: нельзя ли об этом поподробнее — где именно работал ваш муж, каким был его обычный график?

— Да, конечно. Раньше мы оба работали в Тарасове, в Техническом университете, но лет шесть назад Анатолию Федотовичу предложили должность заместителя заведующего кафедрой в Покровском институте кооперации, и он согласился. С тех пор и работает там… работал… Преподавал историю, вел семинары, занимался со студентами дополнительными исследованиями — все как обычно. С понедельника по среду у него были занятия на вечернем отделении. Они заканчиваются не поздно — в девять часов вечера, поэтому я и не волновалась сначала, но потом…

Мне показалось, что самообладание готово уже изменить моей собеседнице, но она сумела удержать себя в руках.

— Это практически все, что я могу сообщить вам конкретно о самом происшествии. В четыре утра, так и не дождавшись мужа, я позвонила в милицию, а где-то около двух часов дня мне сообщили, что в Покровском морге находится тело мужчины, по приметам похожего на моего мужа. Я поехала туда… Ах если бы вы знали, что мне пришлось пережить…

Рядом с диваном на небольшом столике стоял графин с водой, и я поспешила налить стакан и предложить его своей собеседнице.

Все-таки зря я наезжала на нее. Это вам, Татьяна Александровна, давно уже примелькались изуродованные трупы и всевозможные проявления человеческой порочности, а непривычная к эксцессам тепличная интеллигенция и в ночных кошмарах такого не увидит. Учитывая обстоятельства, моя мадам держится еще молодцом. Другая на ее месте не то что расследование заказывать — свою фамилию забыла бы.

— Убийство произошло в Покровске, — продолжала Надежда Сергеевна, выпив воды, — и расследование ведется покровскими органами внутренних дел. Они установили, что смерть произошла в результате побоев. Причем характер ссадин и синяков свидетельствует о том, что нападали несколько человек. Они склоняются к тому, что это хулиганская выходка радикально настроенной молодежи. Из вещей ничего не похищено… да и нечего было похищать, крупных сумм Толечка с собой не носил, мобильным телефоном не пользовался — он не очень любил разные нововведения…

— Какие-нибудь особые улики на месте преступления были?

— Передо мной они не особенно распространялись, но по разговорам я поняла, что улик не было и что дело это считается почти безнадежным… Поэтому очень вас прошу — помогите!

— Разумеется, я сделаю все, что могу. Но для этого и вы должны помочь мне. Если вы не подозреваете каких-либо предпосылок к совершению такого преступления…

— Нет, абсолютно никаких!

— …то для начала мне необходимо будет проверить всех, с кем ваш муж поддерживал наиболее частые контакты. Вспомните, с кем он больше всего общался, дружил, имел общие интересы.

— Это будет нетрудно, поскольку живем мы достаточно замкнуто. С коллегами по старой работе, почти со всеми, мы давно уже не общаемся, как говорится: с глаз долой — из сердца вон. А в Покровском институте Анатолий Федотович плотнее всего контактировал с Владимиром Павловичем Залесским с кафедры экономики. Они вместе организовывали курсы повышения квалификации или что-то в этом роде… Я не очень вникала. Ну и еще можно назвать Веру Иосифовну Зильберг. Она преподает философию в Техническом университете в Тарасове. Когда мы с мужем еще работали там, мы были очень дружны. Часто ходили в гости друг к другу, как это называют — дружили семьями. Но потом Верочка рассталась со своим мужем, у нее был очень тяжелый период, и мы стали видеться реже. Ну а когда мой муж стал работать в Покровске, она и вовсе перестала заходить к нам. Но я знаю, что Толечка поддерживал с ней связь: у них еще со времени совместной работы в университете остались какие-то общие профессиональные интересы. Что-то связанное с исследованиями или с какими-то курсами… Я не старалась слишком подробно вникать в дела мужа: сама я преподавала немецкий, и проблемы историко-философские довольно далеки от меня.

— Если я правильно поняла, сейчас вы тоже не работаете в Техническом университете?

— Да, совершенно верно. Когда мужу предложили новое место работы, он сказал, что теперь будет зарабатывать вполне достаточно для того, чтобы я могла сидеть дома. У меня небольшие проблемы со здоровьем, да и возраст дает себя знать, а работа преподавателя требует иногда больших нервных затрат. Но я не совсем пенсионерка. Освободившись от обязательных занятий в университете, я получила возможность заниматься репетиторством и в плане денежных доходов скорее выиграла, чем потеряла. Но все это пустяки. Главное сейчас — найти преступников!

Увы! Предчувствия не обманули меня. Ни одного мотива, ни одной зацепки, а ей преступников подавай! Придется дамочкину прыть слегка попридержать. Да и об оплате не мешало бы напомнить. Я призвала на помощь все дарованную мне вежливость и галантность и начала свою речь, которая должна была дать представление моей собеседнице о трудностях и превратностях работы частного детектива, а мне — обеспечить получение авансовых платежей.

— Да, разумеется, найти преступников — это самое главное. Но вы, конечно, понимаете, что поимка злоумышленника — это уже результат, а мы с вами еще в самом начале процесса. Мне потребуется некоторое время (здесь я еле удержалась, чтобы не сказать «и деньги»), чтобы обследовать место преступления, изучить возможные версии, найти улики… То есть проделать всю ту работу, за которую вы мне и платите.

Клиентка моя оказалась даже догадливее, чем я предполагала. Только лишь услышала напоминание об оплате, она предложила выплатить аванс. Но я все-таки условилась с ней, что пока берусь только за то, чтобы подтвердить или опровергнуть заявленные органами милиции причины смерти ее мужа, а дальнейшее расследование будет зависеть от того, что мне удастся установить, закончив первую часть. Не удержалась-таки я — брякнула про эту дурацкую «первую часть».

Мы, как обычно, условились, что все текущие расходы по делу клиент тоже обязуется возместить, и я отправилась домой, по дороге пытаясь набросать в уме приблизительную схему своих дальнейших действий.

Как и ожидалось, личная встреча с клиентом так же мало обогатила меня информацией, как и телефонный разговор.

Если книга Частный детектив Татьяна Иванова. Экс-баловень судьбы автора Серова Марина дала вам то, что вы хотите, то это - хорошо!

Если так выйдет, тогда можно порекомендовать эту книгу Частный детектив Татьяна Иванова. Экс-баловень судьбы своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Серова Марина - Частный детектив Татьяна Иванова. Экс-баловень судьбы.

Ключевые слова страницы: Частный детектив Татьяна Иванова. Экс-баловень судьбы; Серова Марина, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн

Источник:

blikwomen.com.ua

Марина Серова Экс-баловень Судьбы в городе Екатеринбург

В представленном каталоге вы всегда сможете найти Марина Серова Экс-баловень Судьбы по разумной стоимости, сравнить цены, а также найти другие книги в категории Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Транспортировка может производится в любой населённый пункт России, например: Екатеринбург, Брянск, Ульяновск.