Книжный каталог

Мари Грей Истории, Которые Заставят Тебя Покраснеть (сборник)

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Тайные наслаждения, очарование насилием, три молодых любовника сразу, метаморфозы рокового мужчины, некоторые любят постарше… – эти, и многие другие эротические сюжеты с легкой иронией описывает в своих восхитительно-чувственных новеллах Мари Грей. Рекомендуется читать одному или в теплой компании…

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Мари Грей Свеженькие истории, которые заставят тебя покраснеть (сборник) Мари Грей Свеженькие истории, которые заставят тебя покраснеть (сборник) 70 р. litres.ru В магазин >>
Мари Грей Другие истории, которые заставят тебя покраснеть Мари Грей Другие истории, которые заставят тебя покраснеть 32 р. ozon.ru В магазин >>
Мари Грей Новые истории, которые заставят тебя покраснеть (сборник) Мари Грей Новые истории, которые заставят тебя покраснеть (сборник) 70 р. litres.ru В магазин >>
Мари Грей Истории, которые заставят тебя покраснеть (сборник) Мари Грей Истории, которые заставят тебя покраснеть (сборник) 70 р. litres.ru В магазин >>
Мари Грей Другие истории, которые заставят тебя покраснеть (сборник) Мари Грей Другие истории, которые заставят тебя покраснеть (сборник) 70 р. litres.ru В магазин >>
Мари Грей Весенняя лихорадка Мари Грей Весенняя лихорадка 99 р. litres.ru В магазин >>
Мари Грей Истории, от которых ты станешь совсем пунцовым (сборник) Мари Грей Истории, от которых ты станешь совсем пунцовым (сборник) 70 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать Истории, которые заставят тебя покраснеть (сборник) - Грей Мари - Страница 1

Мари Грей Истории, которые заставят тебя покраснеть (сборник)

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 530 391
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 458 632

Истории, которые заставят тебя покраснеть

– Ну вот, последняя коробка!

– Слава богу! – Стив устало вытер пот со лба.

– Ты, правда, думаешь, что мы задержимся тут больше, чем на год?

– Там видно будет. А пока, пошевеливайся, у нас еще куча дел!

Этот переезд был уже третий, хотя времени прошло всего ничего. Нам со Стивом в последние годы даже стало казаться, что мы уже никогда не найдем идеального места. Лучше всего конечно было обзавестись собственным домом, но так как Стива должны были перевести в другой город, мечту эту в очередной раз пришлось отложить. Правда, на сей раз у меня было хорошее предчувствие. Три месяца я прочесывала город вдоль и поперек, чтобы найти эту «идеальную жемчужину», место, где мы могли бы обосноваться и пожить до лучших времен. И вот, после всех этих изматывающих и бесплодных поисков, у меня появилось ощущение, что мы нашли то, о чем мечтали.

Доброе чувство к этой квартире у меня возникло сразу же, как только я ее увидела. После нескольких месяцев разочарований, несбывшихся надежд и нескончаемых осмотров квартир – на что уходили целые дни – я уже была готова все бросить. Но однажды, ничем не примечательным утром, я, просматривая газеты, наткнулась на объявление, описывающее «Великолепный кондоминиум, вблизи городского центра, но по-загородному спокойный. Хорошая сделка». Я их столько уже прочла, что это чуть было не пропустила. Но какой-то странный инстинкт вел меня, и я, даже не отдавая себе в этом отчета, сняла телефонную трубку, набрала номер и договорилась о встрече.

Мое возбуждение стало расти, как только я оказалась перед домом. Сначала меня привлек внешний вид, а войдя в квартиру я была просто покорена. Именно такую мы и искали! Во-первых, она находилась на последнем, двадцатом, этаже, а это значит, что никто не будет круглосуточно топтаться у нас над головой. Кроме того, здание имело форму креста и в каждом крыле располагалось только по одной квартире, а лифт был в центре. Это давало неоспоримое преимущество: мы будем избавлены от любимых телепрограмм наших ближайших соседей и их скандалов за стеной. Да об этом можно было только мечтать! И список преимуществ этим не исчерпывался. Вокруг дома был разбит очень симпатичный сквер – дыши, пожалуйста, свежим воздухом в полной безопасности! В холле первого этажа постоянно дежурил охранник, и – о, немыслимая удача! – арендная плата, учитывая площадь квартиры и район, была вполне приемлемой – подтянуть ремни придется нам лишь чуточку. Дом этот только что был приобретен новыми владельцами, и те хотели его заселить как можно быстрее, поэтому-то и снизили арендную плату и, вероятно, пока не собирались ее поднимать. Мы ухватились за эту возможность, вернее, я ухватилась за эту возможность. Я была так уверена, что Стив разделит мой энтузиазм, что подписала договор до того, как он увидел квартиру. И он не обманул моих ожиданий!

В день нашего переезда, вопреки мелким неприятностям и усталости, мы были счастливы. Квартал нам понравился – по крайней мере, то, что мы увидели, – и мы успели познакомиться с одной из наших соседок. Звали ее Диана, и она показалась нам довольно симпатичной, может, даже слишком, если учесть оценивающий взгляд, которым Стив смерил ее пышную грудь.

Нам пришлось серьезно потрудиться, пока мы по-настоящему не устроились – целых четыре дня. Мы со Стивом даже взяли на это время отпуск, и, должна признаться, что результаты превзошли все наши ожидания, хотя и без проблем не обошлось. Больше всего пришлось повозиться с окнами в гостиной и спальне – размеры у них были такие внушительные, что наши старые гардины для них не годились. Но решив эту проблему, мы были более чем удовлетворены «видом» нашего нового жилья, а из наших огромных окон открывалась столь впечатляющая панорама, что мы не жалели затраченных трудов.

Первый ужин со свечами в нашем новом доме состоялся у нас на четвертый день. Мы остались довольны едой и разговором, а желание немного расслабиться и подышать свежим воздухом позвало нас на нашу роскошную лоджию. Стоял теплый июльский вечер, легкий ветерок ласкал нас своей прохладой. Еще не наступила жара, которая будет изводить нас через несколько недель, а пока – великолепный канун лета, мягкий и благоуханный.

Мы выключили свет во всей квартире, чтобы полюбоваться восхитительным видом: этот распростершийся под нами город мигающих огней, казался чем-то сюрреалистическим, он словно вибрировал, живя своей жизнью. Машин было мало, а из окон соседней квартиры до нас доносились звуки сладострастного блюза. Наконец-то мы могли вздохнуть спокойно и насладиться уютом нашего нового дома. Нам не было слышно, о чем именно говорили в квартире рядом, хотя соседка и распахнула все окна и двери, но один из голосов явно принадлежал мужчине.

– Тебе не повезло, – поддразнила я Стива, – кажется, у нее есть любовник.

Стив придвинул свой стул к моему и нежно обнял меня за плечи. Пальцы его принялись ласково перебирать мои волосы. Через несколько минут в спальне нашей соседки зажегся свет. И тогда мы с удивлением обнаружили, что она решила вопрос со своими гардинами очень просто – их у нее не было.

Мы, хотя и не любопытствовали, не могли не увидеть, что две стены ее спальни были зеркальными. Не заметить это было трудно – ведь окно, занимало почти всю стену.

– У нее не только есть любовник, но они еще и любят наблюдать за тем, чем занимаются.

И тут наша соседка Диана вплыла в спальню. Двигалась она медленно, вращая в такт музыке бедрами. Затем она сняла блузку.

– Вот это да! Это же праздник для твоих глаз! Стив, ты посмотри, какая грудь! Вот ведь сучка. Представляю, что тут будет происходить в мое отсутствие! Теперь, если ты не встречаешь меня в коридоре, я буду знать, где тебя искать.

Я было решила, что Диана просто собирается надеть что-нибудь более свободное, или, наоборот, переодеться для прогулки., но она тут же вышла из спальни в одних лишь маленьких трусиках, едва ли что прикрывавших. Через мгновение она появилась снова, таща за руку своего дружка. Диана усадила его на что-то вроде туалетного столика. Ухватившись за кисти своего дружка, она подняла его руки и прижала их к зеркалу, а потом принялась покрывать его шею и плечи мелкими быстрыми возбуждающими поцелуями.

– Хм. – пробормотал Стив, – это становится любопытным.

Я сидела как завороженная, не в силах произнести ни слова.

Тем временем поцелуи Дианы становились все более пылкими, она покрывала горячими влажными поцелуями шею, плечи и руки своего кавалера, а ее тонкие пальчики ласкали его волосатую грудь. Мужчина не двигался – сидел, словно окаменев. Неожиданно Диана схватила его запястья, заставила подняться, развернула вокруг себя и поднятием пальца предупредила – ближе, мол, не подходи. Через окно нам был видна только верхняя часть ее тела, но в зеркале ее фигура отражалась целиком. Диана запрыгнула на свободный теперь столик и начала чувственные танец под музыку.

Да, грудь у нее была такая, что я почернела от зависти, а Стив покраснел до корней волос. Он глазел на нее, чувствуя некоторую неловкость и не зная, что лучше – смотреть прямо на Диану или на ее отражение в зеркале. Дыхание у него заметно ускорилось, а взгляд словно прилип к происходящему.

– Это дешевле, чем стриптиз, – заметил он наконец; голос его прозвучал возбужденно.

Тут он резким движением передвинул свой стул так, чтобы ему было удобно гладить мое бедро, но его рука добралась до моих трусиков вероятно быстрее, чем он того хотел. Диана продолжала свой танец, время от времени она подталкивала свои пышные груди вверх, чтобы коснуться их языком, или дразнила своего дружка, играя со своими миниатюрными трусиками. На губах ее все время играла похотливая улыбка. Она чуть развела бедра и, ухватив трусики с двух сторон, опустила их вниз; ее влажная киска обнажилась, когда она легонько проникла туда пальчиком. Ее приятель, покорный и послушный, гладил бугор на своих джинсах – пока ему приходилось довольствоваться только созерцанием.

Источник:

www.litmir.me

Читать Новые истории, которые заставят тебя покраснеть (сборник) - Грей Мари - Страница 1 - читать онлайн

Новые истории, которые заставят тебя покраснеть (сборник), стр. 1

Новые истории, которые заставят тебя покраснеть

Лоранс никогда и подумать не могла, что простая картонная карточка с приглашением сможет до такой степени изменить ее жизнь. Письмо было даже не ей адресовано. На конверте значилось:

“Мадам Андре Болье,

улица Валлье, 2650,

Это был определенно адрес Лоранс, но об Андре Болье она никогда не слышала, хотя жила здесь уже три года. Вообще-то, ей следовало вернуть письмо в почтовое отделение, не вскрывая, и просто указать, что получатель по этому адресу не проживает, но одна деталь привлекла ее внимание: на конверте, вместо обратного адреса, была помещена интригующая иллюстрация: рука, срывающая с ветки яблоко. Рисунок напоминал старинную гравюру, вроде тех, что она видела в книгах прошлого века. Но в особенности ее поразила короткая подпись: «Для (заключительной, решающей, завершающей, окончательной, финальной, итоговой) дегустации запретного плода».

Лоранс была, что называется, женщиной, избегающей шумных историй. Уже семь лет она работала в одной и той же бухгалтерской фирме и жила одна в закоренелом воздержании. Она была абсолютно счастлива со своими шестью кошками, видеокассетами самых последних фильмов, замороженными продуктами из холодильника и воздушной кукурузой. И ей было вполне достаточно этих простых маленьких радостей. Откровенно говоря, Лоранс считала, что Бог обделил ее привлекательностью, тогда как в действительности ей всего лишь не доставало шарма. Впрочем, она и не стремилась привлекать, удовлетворяясь удобной практичной одеждой и почти полным отсутствием макияжа – для последнего она не имела ни необходимого терпения, ни воображения.

Коллеги считали ее ужасной занудой и относились к ней с вежливой прохладцей. Лоранс это вполне устраивало, так как, со своей стороны, она находила их суетными и пустыми. Так они и работали бок о бок – совершенно чужие друг другу люди.

Искательницей приключений Лоранс тоже было не назвать.

Когда ей было семнадцать, она влюбилась в молодого человека несколько старше ее. Ему она тоже нравилась, но он был вынужден с ней расстаться и жениться на другой: его избранница несвоевременно забеременела вследствие проявления им довольно неосторожных знаков внимания.

Лоранс так и осталась одна – несколько мимолетных связей положение не меняли. Она отдала свою невинность, – кстати, весьма болезненно, – тому самому молодому человеку и была готова провести с ним всю оставшуюся жизнь, тем более что второй и третий любовный опыт оказались более обнадеживающими, что позволяло предвкушать в будущем массу удовольствия. Но именно в тот момент он ее и оставил. Лоранс была потрясена и поклялась никогда больше не дать себя заморочить. Таков был финал ее исследований в области любовных утех.

В то время она не могла и подумать, что «пауза» так затянется, но решимости искать новых встреч она в себе не чувствовала. Новый возлюбленный, скорее всего, нанес бы ей новую травму. Тем не менее, она нашла способ утешиться. Когда ей становилось особенно тоскливо, она мастурбировала, воображая при этом, как овладевает мужчиной, осмелившимся ее бросить, в присутствии той, другой женщины, беременной уже на последнем месяце и стонущей от досады при виде этой сцены. Финал этих маленьких эгоистических удовольствий был столь безрадостен, что мало-помалу она оставила и их.

Лоранс уже считала, что вполне избавилась от всех этих искушений, когда вдруг, неведомым образом, маленькая фраза на конверте возбудила ее любопытство, заставив вскрыть письмо.

«Дорогая мадам Болье,

Вас, ранее присоединившуюся к нам в поисках запретных наслаждений,

Вас, умеющую заглянуть вглубь своих желаний и страстей,

Вас, ценящую всю деликатность наших поисков,

мы сердечно приглашаем на наш первый бал-маскарад, чтобы отметить годовщину нашего первого приключения.

Согласно нашей традиции, мы хотели бы, чтобы Вы разделили это приглашение с Вашим или Вашими интимными партнерами.

Вечер состоится по адресу и в день, указанные внизу этого приглашения.

По вполне очевидным причинам мы попросим предъявить это приглашение по Вашему прибытию.

Приходите и проведите с нами этот вечер, который, несомненно, станет незабываемым!

Не требуется никакого особого костюма. Тем не менее, мы просим Вас соблаговолить скрыть свое лицо под маской, чтобы придать “общению” по возможности больше секретности и таинственности.

В предвкушении Вашего удовольствия. »

Далее следовал незнакомый адрес. Лоранс тут же отыскала свой маленький путеводитель по городу и нашла нужную улицу, которая, как потом оказалось, пряталась в тени возвышающегося над ней холма. Подъезд был только с одной стороны, по боковой аллее, а сама улица заканчивалась тупиком.

Следуя первой реакции, она скомкала письмо и бросила его в мешок с мусором, ведь распечатав конверт, она уже не могла вернуть его на почту. Ну и, разумеется, уж кто-кто, а она ни за что не откликнется на подобное приглашение!

Лоранс разогрела замороженные спагетти, съела их перед телевизором под старый фильм с Катрин Денев в главной роли и, выбросив из головы полученное интригующее приглашение, в конце концов, уснула на диване.

Однако, утром, перед тем как вынести мусор на улицу, движимая внезапным порывом, она почти лихорадочно перерыла весь мешок, извлекла из него конверт и, удивляясь собственному странному поведению, тщательно расправила его и положила на подоконник. Перечитывать письмо она не стала, но почувствовала смутное облегчение от осознания того, что приглашение сохранилось в целости.

Весь день она ловила себя на мысли о том, что постоянно думает об этом таинственном бале. Что за люди должны приходить на подобные вечера? На что они рассчитывают? Какая искра разжигает их страсти? Как будет проходить этот вечер?

В конце дня она вернулась домой и, даже не сняв обувь, поспешила проверить дату, на которую был назначен бал. До знаменательного дня оставалась неделя. «Но не стану же я в таком напряжении ждать все эти восемь дней, не в состоянии сосредоточиться должным образом на своей работе, и изводить себя всевозможными догадками!» – подумала Лоранс, но тут же поняла, что именно так все и будет: она не только будет неотвязно думать об этом до намеченной даты, но, вероятно, и после того, как бал состоится. Она раньше не замечала за собой ничего подобного, но, видимо, пришло время и «нечто» заявило о себе вопреки ее воле. И теперь она сгорала от любопытства.

Где можно было найти ответы на все ее вопросы, касавшиеся таинственного бала? Конечно, она должна была разузнать о подобных ритуалах как можно больше. Насколько они часты? Ведь раньше она никогда о таком и не слыхивала! Неужели она так «отстала» от реальной жизни?

Лоранс решила отправиться в ближайший книжный магазин и попытаться незаметно раздобыть побольше информации. Но в каком разделе искать? Сексология? Социология? Если вдруг ее спросят, нужно ли ей помочь, она просто умрет со стыда. Самое простое было порыться в газетах, может быть, там найдутся какие-нибудь сведения, ну хоть какой-нибудь намек.

Пролистывая соответствующую рубрику, она обнаружила объявления многочисленных эскортных агентств, предлагавших в более или менее завуалированной форме разнообразные услуги. За ними шли объявления массажных салонов. и просто людей, ищущих практически все, от классического партнера до необычного приключения. Но ни малейшего упоминания о бале-маскараде или просто о какой-либо эротической вечеринке с участием большого числа приглашенных она не нашла. Разочарованная, она задумалась, где продолжить поиски. В специальном журнале? Возможно, но его надо еще раздобыть!

Лоранс попыталась отвлечься. Взяла любимый роман, но в девять часов вечера, устав в десятый раз перечитывать один и тот же отрывок, не воспринимая его смысла, она резко захлопнула книгу, встала и, захватив с собой сумку, решительным шагом направилась к ближайшему газетному киоску. Она была полна решимости найти журнал, который сможет пролить свет на сжигавшие ее вопросы. Но решить – одно, а претворить в жизнь это решение – совсем другое! А если ее узнают?

Источник:

online-knigi.com

Грей Мари

Мари Грей

Новые истории, которые заставят тебя покраснеть

“Мадам Андре Болье,

улица Валлье, 2650,

Это был определенно адрес Лоранс, но об Андре Болье она никогда не слышала, хотя жила здесь уже три года. Вообще-то, ей следовало вернуть письмо в почтовое отделение, не вскрывая, и просто указать, что получатель по этому адресу не проживает, но одна деталь привлекла ее внимание: на конверте, вместо обратного адреса, была помещена интригующая иллюстрация: рука, срывающая с ветки яблоко. Рисунок напоминал старинную гравюру, вроде тех, что она видела в книгах прошлого века. Но в особенности ее поразила короткая подпись: «Для (заключительной, решающей, завершающей, окончательной, финальной, итоговой) дегустации запретного плода».

Коллеги считали ее ужасной занудой и относились к ней с вежливой прохладцей. Лоранс это вполне устраивало, так как, со своей стороны, она находила их суетными и пустыми. Так они и работали бок о бок – совершенно чужие друг другу люди.

Искательницей приключений Лоранс тоже было не назвать.

Когда ей было семнадцать, она влюбилась в молодого человека несколько старше ее. Ему она тоже нравилась, но он был вынужден с ней расстаться и жениться на другой: его избранница несвоевременно забеременела вследствие проявления им довольно неосторожных знаков внимания.

Лоранс так и осталась одна – несколько мимолетных связей положение не меняли. Она отдала свою невинность, – кстати, весьма болезненно, – тому самому молодому человеку и была готова провести с ним всю оставшуюся жизнь, тем более что второй и третий любовный опыт оказались более обнадеживающими, что позволяло предвкушать в будущем массу удовольствия. Но именно в тот момент он ее и оставил. Лоранс была потрясена и поклялась никогда больше не дать себя заморочить. Таков был финал ее исследований в области любовных утех.

В то время она не могла и подумать, что «пауза» так затянется, но решимости искать новых встреч она в себе не чувствовала. Новый возлюбленный, скорее всего, нанес бы ей новую травму. Тем не менее, она нашла способ утешиться. Когда ей становилось особенно тоскливо, она мастурбировала, воображая при этом, как овладевает мужчиной, осмелившимся ее бросить, в присутствии той, другой женщины, беременной уже на последнем месяце и стонущей от досады при виде этой сцены. Финал этих маленьких эгоистических удовольствий был столь безрадостен, что мало-помалу она оставила и их.

Лоранс уже считала, что вполне избавилась от всех этих искушений, когда вдруг, неведомым образом, маленькая фраза на конверте возбудила ее любопытство, заставив вскрыть письмо.

«Дорогая мадам Болье,

Вас, ранее присоединившуюся к нам в поисках запретных наслаждений,

Вас, умеющую заглянуть вглубь своих желаний и страстей,

Вас, ценящую всю деликатность наших поисков,

мы сердечно приглашаем на наш первый бал-маскарад, чтобы отметить годовщину нашего первого приключения.

Согласно нашей традиции, мы хотели бы, чтобы Вы разделили это приглашение с Вашим или Вашими интимными партнерами.

Вечер состоится по адресу и в день, указанные внизу этого приглашения.

По вполне очевидным причинам мы попросим предъявить это приглашение по Вашему прибытию.

Приходите и проведите с нами этот вечер, который, несомненно, станет незабываемым!

Не требуется никакого особого костюма. Тем не менее, мы просим Вас соблаговолить скрыть свое лицо под маской, чтобы придать “общению” по возможности больше секретности и таинственности.

В предвкушении Вашего удовольствия. »

Далее следовал незнакомый адрес. Лоранс тут же отыскала свой маленький путеводитель по городу и нашла нужную улицу, которая, как потом оказалось, пряталась в тени возвышающегося над ней холма. Подъезд был только с одной стороны, по боковой аллее, а сама улица заканчивалась тупиком.

Следуя первой реакции, она скомкала письмо и бросила его в мешок с мусором, ведь распечатав конверт, она уже не могла вернуть его на почту. Ну и, разумеется, уж кто-кто, а она ни за что не откликнется на подобное приглашение!

Лоранс разогрела замороженные спагетти, съела их перед телевизором под старый фильм с Катрин Денев в главной роли и, выбросив из головы полученное интригующее приглашение, в конце концов, уснула на диване.

Однако, утром, перед тем как вынести мусор на улицу, движимая внезапным порывом, она почти лихорадочно перерыла весь мешок, извлекла из него конверт и, удивляясь собственному странному поведению, тщательно расправила его и положила на подоконник. Перечитывать письмо она не стала, но почувствовала смутное облегчение от осознания того, что приглашение сохранилось в целости.

Весь день она ловила себя на мысли о том, что постоянно думает об этом таинственном бале. Что за люди должны приходить на подобные вечера? На что они рассчитывают? Какая искра разжигает их страсти? Как будет проходить этот вечер?

В конце дня она вернулась домой и, даже не сняв обувь, поспешила проверить дату, на которую был назначен бал. До знаменательного дня оставалась неделя. «Но не стану же я в таком напряжении ждать все эти восемь дней, не в состоянии сосредоточиться должным образом на своей работе, и изводить себя всевозможными догадками!» – подумала Лоранс, но тут же поняла, что именно так все и будет: она не только будет неотвязно думать об этом до намеченной даты, но, вероятно, и после того, как бал состоится. Она раньше не замечала за собой ничего подобного, но, видимо, пришло время и «нечто» заявило о себе вопреки ее воле. И теперь она сгорала от любопытства.

Где можно было найти ответы на все ее вопросы, касавшиеся таинственного бала? Конечно, она должна была разузнать о подобных ритуалах как можно больше. Насколько они часты? Ведь раньше она никогда о таком и не слыхивала! Неужели она так «отстала» от реальной жизни?

Лоранс решила отправиться в ближайший книжный магазин и попытаться незаметно раздобыть побольше информации. Но в каком разделе искать? Сексология? Социология? Если вдруг ее спросят, нужно ли ей помочь, она просто умрет со стыда. Самое простое было порыться в газетах, может быть, там найдутся какие-нибудь сведения, ну хоть какой-нибудь намек.

Пролистывая соответствующую рубрику, она обнаружила объявления многочисленных эскортных агентств, предлагавших в более или менее завуалированной форме разнообразные услуги. За ними шли объявления массажных салонов. и просто людей, ищущих практически все, от классического партнера до необычного приключения. Но ни малейшего упоминания о бале-маскараде или просто о какой-либо эротической вечеринке с участием большого числа приглашенных она не нашла. Разочарованная, она задумалась, где продолжить поиски. В специальном журнале? Возможно, но его надо еще раздобыть!

Лоранс попыталась отвлечься. Взяла любимый роман, но в девять часов вечера, устав в десятый раз перечитывать один и тот же отрывок, не воспринимая его смысла, она резко захлопнула книгу, встала и, захватив с собой сумку, решительным шагом направилась к ближайшему газетному киоску. Она была полна решимости найти журнал, который сможет пролить свет на сжигавшие ее вопросы. Но решить – одно, а претворить в жизнь это решение – совсем другое! А если ее узнают?

Какое-то время она колебалась, затем быстро направилась к метро. Выбрав направление наугад, она проехала несколько остановок и вышла. На выходе она обнаружила незнакомый ей табачный магазинчик, в котором вряд ли кто-нибудь раскрыл бы ее инкогнито.

Лоранс остановилась перед прилавком. и глаза у нее разбежались. Чего тут только не было! Да. Она, конечно, такого не ожидала и потому замерла в нерешительности: какой же журнал взять?

Какой-то мужчина вошел в магазинчик и направился в ее сторону. Она тотчас сделала вид, будто интересуется журналами по информатике, взяла наобум и перелистала один из них, пытаясь, как ей казалось, выглядеть совершенно естественно: женщина поглощена изучением серьезного журнала – что такого? Краем глаза она наблюдала за мужчиной, который с небрежным и почти пресыщенным видом взял с полки номер «Playboy».

«Да какая разница? – сказала она себе. – Чего тут выбирать! Все они об одном и том же!»

И поскольку незнакомец уже отвернулся к кассе, она тоже схватила номер «Playboy», попытавшись скрыть его под обложкой того журнала, что читала мгновением раньше. Может быть, кассир не заметит, каким чтением она предполагает заняться?

К ее великой досаде, кассир бесконечно долго обслуживал стоявшего перед ней покупателя, и Лоранс уже подумала, что ее мучения никогда не кончатся. Когда же подошла ее очередь, продавец равнодушно пробил стоимость журнала по информатике.

«Кажется, все идет хорошо», – подумала она. Однако, пробивая чек на следующий журнал, он поднял на нее сочувствующий взгляд и быстро подмигнул.

Какая наглость! Задыхаясь от стыда и возмущения, Лоранс расплатилась, неловко вытащив из кошелька несколько бумажек и, не дожидаясь сдачи, поспешила к выходу, торопливо пряча злополучный журнал на дно сумочки.

Для успокоения совести и не решаясь разглядывать картинки, она принялась листать «Playboy» в поисках статей, способных разъяснить ей характер события, на которое ее пригласили. Не совсем, конечно, ее, но. Однако редкие статьи мало что объясняли. Здесь были интервью с модным нью-йоркским радиокомментатором, хроника художественной жизни, политические события. Но ни единого намека на то, что она искала!

За неимением лучшего, она принялась читать страницу читательских писем.

«О, Боже, как испорчен мир!» – подумала она. Люди рассказывали всевозможные истории, которые, как ей казалось, были изрядно приукрашены вымыслом, если это был только вымысел.

Вскоре эти истории Лоранс наскучили, хотя при чтении последних писем по коже у нее побежали странные мурашки.

Она рассеянно стала просматривать другие страницы, как вдруг, к своему изумлению, наткнулась на серию особенно вызывающих фотографий. На них были изображены две женщины и двое мужчин в акробатических позах: сначала брюнет с блондинкой и блондин с рыжей, затем блондин с блондинкой и рыжая женщина с брюнетом, потом блондинка с рыжей.

Лоранс так и застыла с открытым ртом. В то время как ее тело инстинктивно реагировало на эти изображения, мозг изо всех сил старался рационально убедить ее в том, что нормальные люди так себя не ведут. Однако если кто-то в этом городе брался за организацию эротического маскарада, значит, тут жили и те, кто вел столь развратную жизнь!

В эту ночь Лоранс впервые в жизни приснился эротический сон. В нем было все: от предавшего и бросившего ее молодого человека – волшебная магия сна изменила его черты и до чудовищных размеров увеличила половой член – до сатанинской оргии, в которой участвовали все ее коллеги. на них были лишь символические маски и более ничего.

Проснулась она вся в поту, тело горело, низ живота сводило судорогой от отчаянного желания получить то, в чем она так долго себе отказывала. Дав себе, наконец, свободу, она устремилась на штурм этого пылающего очага. Как только пальцы Лоранс коснулись сокровенной плоти, ее естество пронзила дрожь, и чтобы унять свое возбуждение она стала кружить кончиками пальцев по краю раскрывшегося лона. Его набухшие от желания створки приоткрывали доступ во влажную глубину, так и призывая двинуться дальше. Лоранс коснулась ногтем маленького, гордо выступающего бугорка, готового в любой момент одарить ее острейшим наслаждением. Впервые за многие годы она ясно осознала, что ей нужен кто-то для того, чтобы укротить этот пылающий жар – чья-то рука, язык или властно проникающий в нее член.

Осторожно введя сначала один, затем другой и третий пальцы, Лоранс, как могла, заменила ими страстно желаемого партнера. Рука ее проникала внутрь, заполняла ее, заставляя дрожать и стонать и убедительно показывая, до какой же степени ей не хватало этих ощущений. Она представляла себе любовника, который, навалившись на нее всем своим телом, буквально распахивал ее внутренности твердым и словно стальным пенисом.

Теперь Лоранс ласкала себя уже обеими руками. Вторая ее рука, поначалу медлившая в нерешительности, вскоре плавно скользнула вниз и тоже мягко развела влажные губы, проникая внутрь вслед за первой. Ей хватило нескольких секунд, чтобы забыться в единственном в ее жизни до конца прочувствованном оргазме.

Лоранс не узнавала себя. Она стала рассеянной, на работе все забывала. У нее пропал аппетит.

По вечерам, вместо того, чтобы за бокалом лимонада спокойно смотреть кино, она бралась за свой журнал, у которого были загнуты уже все углы страниц, и старалась определить, какая фотография оказывает на нее наибольшее воздействие. Она изучала их поочередно, почти с патологическим терпением и сосредоточенностью, пытаясь представить себе ощущения, какие бы она испытала на месте отснятых моделей. Но воображение было не безгранично. В итоге все неизменно заканчивалось тем, что она начинала мастурбировать посреди гостиной, мысленно созерцая причудливые переплетения обезличенных тел.

Прошло еще какое-то время, прежде чем решение было принято – Лоранс пришла к нему вопреки разуму, подчиняясь лишь природному инстинкту – она пойдет на маскарад.

Весь день на работе Лоранс находила себе какие-то мелкие дела; ее усердие удивило ее саму. Действуя практически на автомате, мыслями она была далеко. Перестав бороться со своим наваждением, она мучилась целой чередой вопросов: как ей одеться? Что она увидит?

В конце дня ее решимость поколебалась, но ведь никто и не требовал от нее отправляться на эту абсурдную вечеринку, повторяла она себе. И всякий раз дрожь предвкушения властно убеждала ее: либо она пойдет туда, либо потеряет рассудок.

Язвительная реплика сослуживиц окончательно подхлестнула ее решение.

«Счастливого уик-энда, Лоранс! – бросили они ей, уходя из офиса. – Уверены, что ты, как всегда, оторвешься на славу!».

Отлично! Она покажет им чтозначит оторваться, или она будет не Лоранс!

После работы она решила по пути домой зайти в один из больших магазинов.

Оценив свой гардероб, – на это ушло всего несколько минут – она поняла, что у нее нет ничего, что хотя бы примерно соответствовало предстоящему вечеру. К тому же, она не имела ни малейшего представления о том, во что будут одеты другие! Для себя она решила, что простое, но привлекательное черное платье наверняка придется кстати.

Едва войдя в отдел женской одежды, она его и увидела. Совсем маленькое, прямое, очень легкое. и так отличавшееся от всего того, что она привыкла носить! Она отправилась в примерочную. Когда Лоранс сняла платье, которое было на ней, ей бросилась в глаза обыденность ее белья.

Черное платье, оказавшееся ей в самый раз, было куплено, и Лоранс направилась в отдел нижнего белья. Там она выбрала гарнитур, состоящий из бюстгальтера и не слишком вызывающих трусиков, которые впрочем несколькими неделями раньше заставили бы ее содрогнуться.

Примеривая шелковистый бюстгальтер одна перед зеркалом, Лоранс взглянула на себя, стараясь быть снисходительной. То, что она увидела, окончательно смутило ее. Она никогда не смотрела на себя так, как мог бы на нее смотреть кто-то другой. Мужчина, например. К своему великому удивлению, Лоранс нашла, что вполне привлекательна. Белье наилучшим образом подчеркивало белизну и нежность ее кожи.

Она исследовала себя, как если бы это тело, которое она считала хорошо знакомым, было ей чужим. Она призывно изогнулась, вообразив, что позирует для журнала – того самого, который поначалу так возмутил ее. до того как возбудить ее с потрясающей силой. А ведь она может быть даже очень ничего!

Медленно проводя рукой по бюстгальтеру, Лоранс ласкала свою грудь, затем ее рука погладила плоский живот и скользнула по трусикам.

Спустив трусики и поставив ногу на маленький табурет, стоявший в примерочной, Лоранс обнажила ту часть тела, которая с недавних пор стала ей более знакома. Трепетным движением она прикоснулась к себе между ног и, медленно продвигаясь к лобку, жар которого так долго оставался неутоленным, принялась размеренно мастурбировать перед зеркалом. Раньше Лоранс не осмелилась бы даже подумать о таком.

В самый момент оргазма она закрыла глаза, но скоро пожалела об этом. То, что она увидела, открыв их, поразило ее: из зеркала на нее смотрела раскрасневшаяся женщина с отрешенным взглядом и разметавшимися волосами. У Лоранс перехватило дыхание. Бог ты мой, да она ли это?!

Теперь Лоранс была готова ко всему. Наконец она чувствовала себя женщиной! Сегодня вечером она воздаст себе за все потерянные годы.

В смущении от совершенного ею только что поступка и от тех мощных физических и эмоциональных ощущений, которые она вызвала в себе, Лоранс заплатила за покупку и вышла из магазина твердым и быстрым шагом. Ей предстояло сделать еще одну остановку. Она еще раз проверила адрес магазина театрального реквизита, который ранее нашла по справочнику, и без промедления направилась туда.

Войдя, она сразу обнаружила то, что искала. Целая коллекция черных масок висела на стенах: некоторые из них были весьма оригинальны, другие – более скромные. Она выбрала себе самую простую маску из черного бархата с отделкой из того же материала.

Проходя мимо витрины с париками, Лоранс вдруг ощутила смутную тревогу. Одна деталь ускользнула от ее внимания. А что если узнают, что она не Андре Болье, не та женщина, которой было адресовано приглашение? Вдруг она совершенно на нее не похожа? Лицо, волосы, – все абсолютно другое? Ей придется показать приглашение. А если человек, которому она его предъявит, уже видел таинственную мадам Болье? Он может указать Лоранс на дверь. И это после стольких-то ожиданий?! Но затем Лоранс решила, что игра все же стоит свеч. В крайнем случае, она будет импровизировать. Она может, например, сказать, что мадам Болье, не имея возможности прийти сама, отдала приглашение ей.

«Надеюсь, это не страшно? – спросит она с самым невинным видом. – Вы можете рассчитывать на мою сдержанность». «Знаете, Андре не прислала бы вместо себя кого попало!» – добавит она. Это может сработать. Но она все же решила надеть на голову шарф – только чтобы войти, избежав лишних вопросов.

Придя домой и задыхаясь от возбуждения, она приготовила легкий, но питательный ужин: наверняка в этот вечер ей потребуется много энергии.

Приближался роковой час.

Лоранс долго принимала душ, затем нанесла на тело крем с нежным запахом сирени и аккуратно смочила несколькими каплями духов стратегические точки так, как показывали в ее любимых фильмах: на затылок, за ушами, между грудей, под коленями и капельку в волосы.

Она не стала делать сложный макияж: маска и так скрывала всю верхнюю половину лица, однако, она позволила себе нечто новенькое: старательно накрасила губы ярко-красной помадой, добавив в качестве последнего штриха особый блеск для губ, который ей так расхваливала продавщица косметического отдела.

Когда все было готово, она осталась довольна результатом, но все-таки ее что-то раздражало. И это что-то не имело никакого отношения к тому, как она выглядит. А причина была в том, что она до того нервничала, что просто не могла найти себе места. Тогда Лоранс решила взбодрить себя стаканчиком джин-тоника, напитка, который она позволяла себе лишь в особых случаях и к которому практически никогда не прибегала, поскольку «особые случаи» были редки. «Но если сегодняшний вечер не был из разряда таковых, то каковы же они вообще должны быть!» – спрашивала она себя.

Выпив порцию одним глотком, она тут же приготовила себе еще одну, и почти сразу же ощутила приятную теплоту и обнадеживающую комфортность. Эйфория была полной.

Лоранс вызвала такси, и уже через несколько минут шофер сигналил у ее двери.

По дороге Лоранс пыталась прогнать все тревожные мысли, но вдруг ее ждет разочарование? «Хотя трудно говорить о каком-то разочаровании, когда не представляешь, что тебя ожидает!» – в тысячный раз подумала она.

Очень быстро – даже слишком, как ей показалось, – машина остановилась, доставив ее по указанному адресу. Перед ней было обыкновенное здание, ничем не предвещавшее происходивших в нем событий. Красный кирпич и никакой вывески.

Лоранс достала пригласительный билет – не ошиблась ли она номером? Нет, все было правильно.

Как в трансе она расплатилась за такси, и тут ее охватила паника: а если ее не впустят? Тогда ей придется идти до более оживленной улицы, так как здесь машины появлялись редко.

Конечно, если ее не впустят, то это устранит все проблемы. но все же стоит попытаться. Теперь уже поздно отступать!

Ее опасения не подтвердились. По всей видимости, конфиденциальность, которую ожидали от посетителей, была взаимной.

Она вошла в помещение, и тотчас же ей навстречу направился человек в маске.

– Добро пожаловать! Простите, могу ли я взглянуть на ваше приглашение?

Слегка дрожащей рукой Лоранс протянула ему картонную карточку. Незнакомец поблагодарил и, осторожно взяв под руку, проводил в праздничный зал, после чего удалился.

Лоранс замерла, потеряв ощущение времени. В себя она пришла только тогда, когда поняла, что перестала дышать. Ее разуму потребовалось несколько минут, чтобы осознать то, что увидели ее глаза. Даже самые безумные предположения бледнели на фоне представшей перед ней картины.

Толпа незнакомых ей людей кружила по большой танцевальной площадке. Под звуки ненавязчивой музыки танцующие сладострастно прижимались друг к другу. Приглушенный свет создавал в зале почти сюрреалистическую атмосферу. Огромный зал был убран в стиле средневекового замка: каменные стены увешаны старинными коврами, а воткнутые то тут, то там огромные факелы разливали вокруг себя янтарный свет, который, казалось, жил своей собственной жизнью.

«Вот оно, то адское пламя, в котором я буду гореть вечно!» – сказала себе Лоранс и глубоко вздохнула.

Толпа перед Лоранс двигалась, не совсем танцуя. Некоторые из приглашенных были облачены в необычные наряды, другие танцевали совершенно голыми, но большинство было одето, как и она, без всяких изысков. Что же объединяло всех этих людей? Лоранс не могла этого понять, тем более что ей никак не удавалось различить ни одного лица, а все тела сливались в пеструю массу. Вдоль стен и в альковах лежали мягкие подушки, на которых более или менее сдержанно резвились самые разношерстные пары, не вызывая при этом никакой реакции у остальных людей в зале. А кое-кто и откровенно занимался любовью, попеременно лаская друг друга.

Понаблюдав нескольких минут, Лоранс заметила, что большинство тут не спешило объединиться в пары. Казалось, каждый искал идеального партнера, руководствуясь критериями, которые исключали практически все привычные требования, кроме желания, исходящего от самого тела. Иногда одно из тел, похоже, улавливало излучающего соответственную чувственную эманацию партнера; тогда пара переходила к неявным для окружающих ласкам, живо изучая друг друга. Если желание поднималось волной, не обманув их ожиданий, они уединялись в тени, практически исчезая из поля зрения собравшихся. Если им не удавалось понравиться друг другу, они спокойно расходились в поисках незнакомца или незнакомки, которые дали бы им то, что они стремились найти.

Но все было очень непринужденно: никаких безумств, оргий, никто никого ни к чему не принуждал. Казалось, все с почтением относились к желанию каждого, не торопясь открыть для себя то, за чем сюда пришел, и давая возможность испытать себя с разными партнерами без каких-либо обещаний. В воздухе витали почти осязаемые вежливость и почтительность, как если бы каждый был заинтересован в удовлетворении другого.

Источник:

thelib.ru

Мари Грей Истории, Которые Заставят Тебя Покраснеть (сборник) в городе Брянск

В этом каталоге вы сможете найти Мари Грей Истории, Которые Заставят Тебя Покраснеть (сборник) по разумной цене, сравнить цены, а также найти прочие предложения в категории Художественная литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и обзорами товара. Транспортировка выполняется в любой населённый пункт РФ, например: Брянск, Томск, Кемерово.