Книжный каталог

Равноправие И Равенство

Перейти в магазин

Сравнить цены

Категория: Книги

Описание

Книга посвящена проблемам, уже многие тысячелетия волнующим все человечество: как избавиться от унизительного неравенства, достичь равноправия между людьми и, по возможности, более достойного и обеспеченного уровня жизни. Автор приводит исторические очерки и ссылается на зарубежную практику, но основная тема - благосостояние населения России, пути его достижения и необходимость коренного реформирования общественного устройства. Для широкого круга читателей.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Кудрявцев В. Равноправие и равенство Кудрявцев В. Равноправие и равенство 144 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Кудрявцев В. Равноправие и равенство. Репринтное воспроизведение издания 2007 года Кудрявцев В. Равноправие и равенство. Репринтное воспроизведение издания 2007 года 432 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
М.Н. Гернет Женское равноправие и уголовный закон М.Н. Гернет Женское равноправие и уголовный закон 0 р. litres.ru В магазин >>
Алберти Р., Эммонс М. Твое абсолютное право. Ассертивность и равенство в вашей жизни и отношениях Алберти Р., Эммонс М. Твое абсолютное право. Ассертивность и равенство в вашей жизни и отношениях 220 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
М.Н. Гернет Равенство М.Н. Гернет Равенство 0 р. litres.ru В магазин >>
Дорлинг Д. Равенство Дорлинг Д. Равенство 260 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Андрей Светенко Равноправие полов есть юридически, а фактически – увы Андрей Светенко Равноправие полов есть юридически, а фактически – увы 49 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Равноправие и равенство

Равноправие

Следует различать понятия «равенство» и «равнопра­вие». Люди неравны по своим физическим и психическим возможностям, по уровню жизни, другим характеристикам, и в этом отношении никакое право не в состоянии уравнять их. Социальное равенство на данном этапе и, видимо, в обозримой перспективе неосуществимо. Конституция может предоставить лишь равные права, одинаковые юридические (но не фак­тические) возможности пользоваться ими, а также установить равные для всех обязанности. Конечно, абсолютного равенства прав и обязан­ностей для всех быть не может. Это относится также к основным правам и обязанностям в конституционном праве. Они могут быть неодинаковы­ми для различных групп людей (как отмечалось, определенные ограниче­ния возможны для иностранцев, конституции говорят об особых правах молодежи, не все граждане имеют избирательные права и т.д.), но в пределах каждой группы лиц эти права и обязанности должны быть одинаковы для всех ее членов.

Равноправие может быть осуществлено в условиях социального нера­венства, однако до определенного предела, поскольку социальное нера­венство оказывает огромное влияние на равноправие людей (например, при освобождении обвиняемого под залог, что практикуется во многих демократических государствах, богатый выходит на свободу, а бедный, который не в состоянии внести залог, остается в тюрьме).

Установление законом неравных прав граждан не соответствует об­щечеловеческим ценностям и называется дискриминацией — различе­нием в правах. В фашистской Германии существовало неравенство в правах так называемых лиц арийской расы и других граждан (особому притеснению и даже массовому истреблению подвергались евреи), в ЮАР до принятия в 1994 г. временной конституции существовал апарте­ид, африканцы, другие категории небелого населения не имели прав граждан (постепенный демонтаж системы апартеида начался за несколь­ко лет до 1994г.).

Большинство конституций (особенно старых) говорят о трех сторо­нах принципа равноправия: равенство граждан перед законом, равно­правие независимо от расы и национальности, равноправие женщины и мужчины. Первое означает, что закон одинаково распространяется на всех, независимо от должностного, социального положения, образо­вания лица, каких-либо заслуг и иных качеств личности. Какие-то изъ­ятия могут быть установлены только законом, если конституция допус­кает это.

Равноправие независимо от расы и национальности означает, что права граждан не могут зависеть от цвета их кожи или национальности. Во второй мировой войне были разгромлены фашистские государства, чьей официальной доктриной и практикой было национальное неравно­правие граждан, в 90-х годах покончено с апартеидом в ЮАР, сегрегация (разделение белых и цветных в местах общественного пользования), существовавшая в США, давно признана Верховным судом неконститу­ционной сначала в государственных, а затем и в частных школах, больни­цах, на транспорте и т.д., хотя на бытовом уровне скрытая сегрегация в США существует (например, соглашения между домовладельцами опре­деленных микрорайонов о том, что они не будут сдавать жилье в аренду лицам нежелательных национальностей).

Формой национальной дискриминации является языковая дискрими­нация в некоторых прибалтийских республиках, направленная против русскоязычного населения, а также дискриминация по этому же призна­ку на бытовом уровне в некоторых других государствах СНГ. Обязатель­ный государственный язык (английский, французский, например), на котором публикуются законы в некоторых странах Тропической Африки, может стать формой национальной дискриминации для той части населе­ния, которая говорит только на племенных языках и не знает языка прежней метрополии.

В ряде стран существуют резервации (для индейских племен — в Канаде, Колумбии, США, для коренного населения маори — в Австра­лии, Новой Зеландии, для саамов — на Аляске и т.д.). Резервации огра­ничивают свободу племен, закрепляя их на определенных землях, хотя отдельные члены племени могут покинуть резервацию в любое время. Племена на платят налогов, но и не участвуют как определенная об­щность в государственной жизни (политические права у их членов есть, они являются гражданами государства, но в большинстве стран получи­ли права граждан лишь несколько десятилетий назад). С другой стороны, резервации могут использоваться для охраны природных богатств, явля­ющихся источниками жизни для племен, способствуют сохранению культуры, обычаев племен, в какой-то мере предотвращают проникнове­ние чуждых нравов и болезней.

Равноправие женщины и мужчины предполагает юридические ус­ловия для их одинакового участия во всех сферах общественной жизни, для равного положения в семье. Однако до сих пор в отдельных мусуль­манских государствах женщины лишены избирательных прав (напри­мер, в Кувейте); до 1946 г. женщины были лишены избирательных прав во Франции, до 1971 г. — в Швейцарии (и сейчас там в единичных канто­нах женщины не участвуют в местных выборах). Их представительство в парламенте невелико (в США 2% в сенате и 5% в палате представите­лей), впрочем, ни в одной стране нет соответствия представительства женщин в органах государства в пропорции с их численностью. Даже в Скандинавских странах, где женщины шире, чем где-либо, представлены в парламенте, их доля не достигает 40%. В ряде государств, однако, в последние десятилетия были женщины-президенты (Аргентина, Филип­пины); в настоящее время женщины являются президентами республик в Ирландии, Исландии и Шри-Ланке. Есть женщины-монархи (Великоб­ритания, Нидерланды и др.), в некоторых странах женщины занимают или до недавнего времени занимали пост премьер-министра (Норвегия, Пакистан, Турция и др.). Тем не менее существует дискриминация в трудовых отношениях, на бытовом уровне. Особенно сильно она распро­странена в мусульманских странах.

Наряду с тремя принципами равноправия в конституциях употребля­ются и более широкие формулировки. В конституциях ряда развиваю­щихся стран говорится о равноправии независимо от племени (в некоторых странах различаются благородные и иные племена), от географического места рождения (есть местности, к уроженцам которых, по поверьям, относятся недоброжелательно). Наиболее широкие формулировки используются в конституциях стран тоталитарного социализма и постсо циалистических государств. В них обычно говорится также о равноправии граждан независимо от социального положения, происхождения образования, профессии, имущественного и должностного положения места жительства, отношения к религии и т.д.

Реклама на сайте

Copyright © 2009-2012 All Rights Reserved.

Источник:

lawtoday.ru

Конституционное право Российской Федерации – скачать в электронном виде

Равноправие и равенство Книги по рубрикам § 7. Равенство и равноправие

Конституционное право правового государства обеспечивает только юридическое, т.е. формальное, равенство между людьми. Коммунистическая идея фактического уравнения людей по сути своей противоречит свободе человека, к тому же носит утопический и противоестественный характер. Она неизбежно становится знаменем массового насилия и в то же время ведет людей к уравнению в нищете. В некоторых демократических странах конституции закрепляют социальное равенство, которое призвано смягчить фактическое неравенство между людьми путем перераспределения доходов и развития государственных институтов социальной помощи. Но в российской Конституции эта цель не закреплена, можно только предположить, что она входит в понятие социального государства. Принцип равенства и равноправия закреплен в ст. 19 Конституции РФ. Прежде всего устанавливается, что «все равны перед законом и судом». Следовательно, не должны приниматься законы, которые, определяя права и обязанности, подходили бы к различным людям или группам населения с различной меркой. Смысл формального

равенства состоит в предоставлении всем равных стартовых возможностей, реализация которых зависит от таланта, разума и предприимчивости каждого человека. Закон не может без риска уничтожения свободы человека регулировать эти человеческие качества, попытка привести их к «средней» величине неминуемо ведет к торможению общественной активности людей, утрате энергии самых сильных и общественно полезных личностей.

Столь же важно равенство людей перед судом. Здесь не имеет значения правовой статус человека – все, т.е. каждый человек, как граждане, так и неграждане, а также иностранцы предстают перед судом в равном статусе, получая одинаковую защиту своих законных прав и неся одинаковую меру ответственности.

Закрепляя равноправие, Конституция устанавливает независимость этого состояния от каких-либо обстоятельств. По существу, это запрет дискриминации человека по соображениям пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. В этом наборе обстоятельств, отнюдь не исчерпывающем («и других обстоятельств»), особенно важен запрет дискриминации по соображениям расы, национальности и языка, поскольку Россия является многонациональной страной с пока еще напряженными межнациональными отношениями. Актуален запрет дискриминации по соображениям происхождения. Это исключает возможность лишать кого бы то ни было каких-либо прав и свобод в связи с тем, что данное лицо не относится по рождению к «самому передовому классу». Тем самым признается, что все классы и социальные группы по своей роли в обществе находятся в равном положении и не может быть речи о социальном превосходстве или, наоборот, социальной униженности какого-либо лица. В такой же мере важен запрет дискриминации по соображениям убеждений, который защищает свободу мнений каждого человека и исключает официальное деление этих мнений на «правильные» и «вредные».

Российскому государству пришлось восстанавливать права и свободы больших групп людей, необоснованно пострадавших в годы сталинизма. Десятки тысяч. незаслуженно репрессированных были реабилитированы еще в 60-х гг., но полностью это удалось осуществить в годы перестройки и реформ. В 1991 г. был принят Закон о реабилитации жертв

политических репрессий (впоследствии изменялся и дополнялся), целью которого является реабилитация всех жертв политических репрессий, восстановление их в гражданских правах, устранение иных последствий произвола и обеспечение посильной компенсации материального и морального ущерба. В соответствии с Законом было издано Положение о порядке предоставления льгот реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессии, в котором указаны конкретные льготы для этих лиц и порядок их получения. Однако Закон признает детей, находившихся вместе с родителями в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении, не репрессированными, а пострадавшими от политических репрессий. Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении по делу 3. В. Алешниковой от 23 мая 1995 г. указал, что такая норма закона не отвечает его цели, а следовательно, ограничивает для таких лиц возможность реабилитации, создает для них иной по сравнению с реабилитируемыми правовой статус, в частности уменьшаете объем предусмотренных компенсаций. По существу эти дети репрессировались, фактически подвергаясь мерам принуждения. То обстоятельство, что к моменту необоснованного применения репрессий к родителям они не достигли возраста, позволявшего юридически при влечь их к ответственности, не имеет значения для оценки их правового положения и не может служить основанием для ограничения их прав и свобод в процессе реабилитации. Такие дети, насильственно или вынужденно помещенные в места заключения, ссылки, высылки, спецпоселений, т.е. в условия явного лишения прав и свобод, в силу 1 ст. 1 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» должны быть признаны репрессированными по политическим мотивам со всеми вытекающими отсюда последствиями. Суд также отметил, что противоположное истолкование нормы Закона правоприменительными органами фактически приводит к дискриминации жертв политических репрессий по возрасту, поскольку заведомо лишает определенную возрастную категорию лиц права на реабилитацию. По этим соображениям Конституционный Суд РФ признал указанное положение Закона противоречащим Конституции РФ, ее ст. 19 (равенство перед законом) и 52, охраняющей права потерпевших от преступлений и злоупотребления властью. В своем постановлении Суд сослался на ст. 26 Международного пакта о гражданских и политических правах, установившую, что все люди равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту закона, а 4 также на Декларацию основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, принятую Генеральной Ассамблеей ООН 29 ноября 1985 года, в которой под термином «жертвы» также понимаются лица, которым индивидуально или коллек-

тивно был причинен вред, включая телесные повреждения или моральный ущерб, эмоциональные страдания, материальный ущерб или существенное ущемление их основных прав в результате действия или бездействия, еще не представляющего собой нарушения национальных уголовных законов, но являющегося нарушением международно признанных норм, касающихся прав человека.

В 1996 г. был принят Федеральный закон, который внес дополнения и изменения в Закон о реабилитации жертв политических репрессий, расширил гарантии граждан, которые, будучи детьми, находились вместе с родителями в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении. Указом Президента РФ от 16 сентября 1995 г. предусмотрены меры по осуществлению территориальной реабилитации репрессированных народов в соответствии с Законом РСФСР «О реабилитации репрессированных народов». В нем, в частности, обращается внимание на необходимость обеспечения прав этих народов и соблюдение прав и свобод граждан, проживающих в настоящее время на территориях репрессированных народов. В развитие указанного Закона Президентом РФ издан Указ от 6 июня 1996 г. «О дополнительных мерах по обеспечению реабилитации российских немцев». Указом Президента РФ от 18 июня 1996 г. «О крестьянских восстаниях 1918–1922 годов» осуждены политические репрессии в отношении крестьян – участников восстаний этого периода и установлено, что их дети, подвергавшиеся репрессиям за участие родителей в восстаниях, подлежат реабилитации.

Все эти акты являются практической реализацией конституционной нормы о гарантиях для лиц, потерпевших от злоупотребления властью. Одновременно они восстанавливают историческую справедливость и законные права граждан, репрессированных в годы большевистских беззаконий.

Равноправие и запрет дискриминации не означают, что право вообще не может устанавливать привилегий и льгот. Льготы, например, необходимы для участников Великой Отечественной войны, многодетных матерей, лиц, совмещающих учебу с работой, и др. Но это узаконенные льготы, выражающие признанные обществом стандарты социальной справедливости. Совсем другими были привилегии номенклатуры в тоталитарном государстве, которые скрывались от общества и служили формой подкупа высшего чиновничества.

Конституция России отдельно решает вопрос о равенстве прав и свобод мужчины и женщины, специально подчеркивая необходимость равных возможностей для реализации этих прав и свобод. В данном случае нельзя сводить вопрос к

формальному равенству мужчин и женщин, как это часто делают представители феминистского движения на Западе, считающие, что льготы якобы унижают женщин и способствуют сохранению неравенства с мужчинами. На самом деле, учитывая высокое социальное значение материнства и роль женщины в поддержании семьи, общество обязано создать женщинам специальные гарантии для реализации их прав. Провозглашение равных прав мужчин и женщин должно дополняться не только запретом дискриминации женщин, но и созданием эффективной системы гарантий их прав и свобод. Государство обязано обеспечить доступ женщин к здравоохранению, образованию, профессиональной подготовке, трудоустройству, а также удовлетворению других социальных потребностей.

В развитие данного конституционного права Президентом РФ был издан Указ «О повышении роли женщин в системе федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации» от 30 июня 1996 г. В Указе отмечается, что количество женщин на высших и главных должностях в системе федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов РФ не соответствует их роли в обществе, хотя участие женщин в принятии ответственных государственных решений способствовало бы повышению качества этих решений и эффективности их исполнения. В связи с этим поставлены вопросы о возможности введения минимальной квоты для замещения женщинами государственных должностей федеральной государственной службы, о повышении роли женщин в управлении делами государства и др.

Источник:

www.pravoznavec.com.ua

Равенство прав, свобод и обязанностей

Конституционное право зарубежных стран Равенство прав, свобод и обязанностей

Этот принцип тоже представляет собой один из краеугольных камней конституционализма. Он был выдвинут как противовес системе феодальных привилегий и сохраняет доныне свое значение в качестве основополагающего демократического принципа отношений человека, общества и государства и людей между собой.

Понятие равноправия не следует смешивать с понятием социального равенства, которое выдвигается в качестве одного из идеалов социалистическими учениями, включая марксизм. Советская и иная «марксистско-ленинская» литература по проблемам обществоведения, в частности государства и права, обычно противопоставляла социальное равенство, якобы достигнутое в социалистическом обществе благодаря отмене частной собственности, формальному равноправию «буржуазного» общества, прикрывающему реальное неравенство. Но такое противопоставление представляет собой подмену понятий.

Равноправие – это равенство прав, свобод и обязанностей, не более того и на большее не претендует. Социальное же равенство, как учит марксизм, – это прежде всего равное отношение к средствам производства. Оно, конечно, было бы наилучшей социальной основой и гарантией равноправия, если бы в современных условиях развития общества было возможно. Но такой возможности нигде и никогда не существовало с тех пор, как человек стал производить больше, чем потребляет.

В социалистических странах средствами производства, находившимися формально в собственности всего народа, монопольно распоряжалась узкая верхушка партийной бюрократии, а социальное равенство было чистейшей фикцией. В то же время опыт демократических стран показал, что и в условиях социально-экономического неравенства равноправие вполне возможно.

Конечно, нельзя отрицать наличия определенной зависимости между реализацией равноправия и социальным положением разных людей. Например, внести залог, чтобы избавиться от предварительного ареста, скорее сможет состоятельный человек, а человеку без средств в той же ситуации скорее придется дожидаться суда за решеткой.

Однако доля людей без средств зависит от уровня экономического и социального развития общества: чем выше этот уровень, тем таких людей меньше. Впрочем, цитированная выше поправка VIII к Конституции США свидетельствует, что уже в конце XVIII века законодатель стремился не допускать чрезмерных залогов и штрафов.

Конституции различно формулируют принцип равноправия – иногда прямо (позитивно), иногда в виде запрещения дискриминации, а порой совмещая оба способа. Нередко особо гарантируется равноправие женщин и мужчин, а также равноправие независимо от тех или иных других конкретных обстоятельств (расы, национальности, цвета кожи, происхождения и т.п.).

Приведем в качестве примера ст. 3 германского Основного закона, которая в действующей редакции 1994 года гласит:

«1. Все люди равны перед законом.

2. Мужчины и женщины равноправны. Государство способствует фактическому осуществлению равноправия женщин и мужчин и оказывает воздействие для устранения существующих в этом отношении недостатков.

3. Никому не может быть причинен ущерб или оказано предпочтение по признакам его пола, его происхождения, его расы, его языка, его родины и места рождения, его вероисповедания, его религиозных или политических воззрений. Никому не может быть причинен ущерб из-за его инвалидности (Behinderung)».

Здесь нуждается в кратком комментарии выражение «равны перед законом». К. Хессе характеризует указанное в ч. 1 ст. 3 Основного закона равенство перед законом как формальное равенство прав, которое «требует осуществления действующего права без исключений, невзирая на лица: в результате нормирования прав каждый наделен в равной мере правами и обязанностями и, наоборот, всем государственным учреждениям предписано не применять действующее право в интересах отдельных лиц или в ущерб им. Поэтому правовое равенство без труда можно определить как основное требование правового государства».

К этому стоит добавить, что в странах с англосаксонской системой права чаще, чем в остальных, употребляется формула «равенство перед законом и судом». Она обусловлена тем, что суд в этих странах выступает не только в правоприменительной, но в большой мере и в правотворческой роли. Осуществляя правотворческую функцию, он также обязан блюсти принцип равноправия. Впрочем, равенство перед судом провозглашено подчас наряду с равенством перед законом и в ряде стран с европейскими континентальными системами права; при этом имеется в виду равная судебная защита прав и интересов.

В ряде стран особо гарантируется равноправие детей, рожденных в браке и внебрачных (см., например, ч. 3 ст. 41 Конституции Словакии).

Наконец, надо учитывать, что равноправие – это всегда равенство в основном, в тех правах, свободах и обязанностях, которые существенно важны для жизни человека и гражданина и потому получают свою гарантию в конституции. Менее существенные права, свободы и обязанности могут в зависимости от обстоятельств оказаться различными для разных групп людей, но и в этом случае внутри этих групп принцип равноправия должен соблюдаться в полной мере. Например, если введены какие-либо ограничения для иностранцев, эти ограничения должны быть в принципе равными для всех иностранцев.

Тоталитарные режимы несовместимы с равноправием даже тогда, когда провозглашают этот принцип в конституциях, как это делалось и делается в «социалистических» странах. Несмотря на декларируемое стремление к полному социальному равенству, «социалистическая» система власти постоянно воспроизводит сложное сочетание дискриминации и привилегий, которые в отличие от феодальных обычно скрыты пологом секретности. Характерный пример привилегий – система так называемой номенклатуры: определение руководством монопольно господствующей «партии» круга лиц, из которых комплектуется руководящий состав во всех сферах жизни на соответствующем уровне управления – от главы правительства до директора бани.

Для этих лиц устанавливаются привилегии в зависимости от уровня и сферы деятельности: иммунитет (фактический) от уголовного и административного преследования в случае совершения наказуемых деяний, не направленных против власти, персональные пенсии и многое другое вплоть до мест на престижных кладбищах. Потомки номенклатурных лиц, достигнув соответствующего возраста и получив дипломы престижных учебных заведений, куда были устроены родителями, также вступают в номенклатурный круг.

Как тут не вспомнить грибоедовского Максима Петровича, который был «почтенный камергер с ключом и сыну ключ сумел доставить». С привилегиями для одних неразрывно связана дискриминация других, будь то «диссиденты» и прочие «враги народа» или представители какого-либо меньшинства (национального, религиозного, языкового или иного), на которых удобно свалить вину за те или иные социальные проблемы.

В ряде развивающихся стран (это, впрочем, не чуждо и некоторым социалистическим) равноправие, даже если конституционно провозглашено, в значительной мере сводится на нет практикой так называемого трайбализма (от англ. tribe – племя; при переводах с французского часто транскрибируется «трибализм»; вспомним также древнеримские трибы). Эта практика заключается в предоставлении привилегий выходцам из определенной племенной группы; представитель ее, ставший, например, президентом, назначает на государственные должности преимущественно своих соплеменников.

Трайбализм весьма распространен в странах Тропической Африки, но встречается и в некоторых иных регионах, где племенная психология оказалась живучей, как, например, в отдельных республиках бывшей советской Средней Азии. Близки к этому явлению клановость (клан – объединение близких и дальних родственников), кумовство, семейственность, протекционизм (не в смысле таможенной политики).

Нельзя сказать, что дискриминация полностью изжита в наиболее передовых демократических государствах. В тех же США дискриминация чернокожего населения издавна представляет собой болезненную проблему. В 60-е годы XX века федеральная власть предприняла решительные шаги для ликвидации дискриминационной практики в южных штатах, где она была особенно сильна. Доходило до того, что в школы, куда расисты не хотели допускать чернокожих детей, таких детей сопровождали вооруженные солдаты Национальной гвардии. Многого в этом отношении удалось добиться, однако, как показали недавние волнения чернокожих граждан, проблема еще существует.

В Южно-Африканской Республике, где десятилетиями господствовала чудовищная система так называемого апартеида (апартхейда) – раздельного проживания (сегрегации) различных расовых групп: белой, черной, цветной (мулаты) и индийской, дискриминация была возведена на конституционный уровень. Лишь в 90-е годы с приходом к власти Президента Де-Клерка система рухнула, чернокожие граждане смогли, наконец, участвовать в выборах, и Президентом этого высокоразвитого государства впервые в истории стал чернокожий борец против апартеида, более четверти века пробывший за это в тюрьме, Нельсон Мандела.

Нельзя не упомянуть о дискриминации русскоязычного населения в государствах Балтии, что отнюдь не делает чести новым правительствам, претендующим на достойное место в демократической Европе.

Наконец, следует остановиться на существующей в ряде развитых государств, бывших некогда колониями, проблеме коренного (автохтонного) населения, ведущего традиционный образ жизни: индейцев, эскимосов и других в странах Американского континента, аборигенов Австралии и т.п. Значительная часть этих народов была уничтожена белыми завоевателями, очень небольшая часть смогла интегрироваться в современное общество с потерей подчас своей самобытности, остальным же грозило вымирание.

Средством сохранения этих народов стали резервации, неоднократно охаянные в советской литературе и периодической печати. Резервации представляют собой территории, полными хозяевами которых являются соответствующие народы. Государство охраняет эти территории от проникновения чрезмерно предприимчивых граждан и корпораций и оказывает содействие социальному развитию обитателей резерваций, не препятствуя их традиционному образу жизни. Они не платят налогов и не участвуют в выборах государственных органов, имея свое собственное самоуправление.

Любое лицо, принадлежащее к коренному народу, вправе в любое время покинуть резервацию и включиться в жизнь современного общества со всеми правами, свободами и обязанностями, но может также в любое время вернуться в резервацию. Резервации во всяком случае оказались более пригодными институтами для сохранения малочисленных коренных народов, чем советские автономные округа, статус которых стал средством для получения привилегий пришлой бюрократией и верхушкой коренного населения, а теперь еще и предпринимателями, эксплуатирующими природные богатства этих территорий.

В Китае и Вьетнаме, где малочисленные (насчитывающие, однако, подчас миллионы людей) народы, сохраняющие родо-племенную организацию, занимают обширные экономически и стратегически важные территории, использовался, к сожалению, советский путь со всеми его извращениями. Можно лишь надеяться, что общественные сдвиги, наметившиеся и в этих странах, приведут к подлинно демократическому решению проблемы малочисленных народов с традиционным образом жизни.

Источник:

isfic.info

Равноправие И Равенство в городе Екатеринбург

В этом интернет каталоге вы всегда сможете найти Равноправие И Равенство по разумной цене, сравнить цены, а также изучить иные предложения в группе товаров Книги. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Доставка производится в любой населённый пункт России, например: Екатеринбург, Томск, Санкт-Петербург.