Книжный каталог

Смирнов С. Бриллиантовый Лес

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Смирнов С. Бриллиантовый Лес Смирнов С. Бриллиантовый Лес 109 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Приключения кота Васьки Приключения кота Васьки 300 р. spb.kassir.ru В магазин >>
Bondibon Настольная игра Бриллиантовый квест, с 7 лет Bondibon Настольная игра Бриллиантовый квест, с 7 лет 441 р. kideria.ru В магазин >>
Иван Смирнов Иван Смирнов 500 р. msk.kassir.ru В магазин >>
Художники Палеха Шкатулка Художники Палеха Шкатулка "Тройка" худ. Смирнов 15200 р. aizel.ru В магазин >>
Наталья Солнцева Яд древней богини Наталья Солнцева Яд древней богини 99.9 р. litres.ru В магазин >>
Футболка с полной запечаткой для девочек Printio Футболка с полной запечаткой для девочек Printio "уральский лес" 1400 р. printio.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Альфред Нобель, дубы и Бриллиантовый лес (Анжело Айс)

Альфред Нобель, дубы и Бриллиантовый лес

В Стокгольме, неподалеку от здания, где заседает комитет по присуждению Нобелевских премий, стоит памятник бревну. Когда-то король шведский заколотил в бревно несколько золотых монет, бросил его в море, и объявил: «Где бревно это будет найдено, там и будет город заложен!». Бревно в скорости нашли, монеты изъяли, а на этом месте построили Стокгольм, что в переводе со шведского и означает – «Город бревна».

Журналист Сергей Смирнов, приехавший в 2002 году в шведскую столицу на курсы по газетному маркетингу, постучал по этому бревну, и заявил, что через десять лет станет лауреатом Нобелевской премии по литературе. Увы, памятное бревно оказалось не деревянным, а по сему, стучи по нему, не стучи – толку мало. Последняя «сольная» книжка Смирнова – «Край луны» вышла аж в 1998 году! Не везло журналисту с издателями, но вот…

- Да, книжка навела шорох, скажем так, в узких кругах. Я думал, что женщины, с которыми меня связывали весьма теплые отношения, ее не прочтут: к этому времени все они жили за границей – в Израиле, в Германии, Франции. Но мир, действительно, тесен. «Доброжелатели» книжки мои им доставили, и дамы, как сейчас говориться, «сделали мне предъяву»…

Моя новая книжка «Бриллиантовый лес» совсем из другой оперы. Она написана для детей. Некоторых, например, поэта Константина Рубинского, это удивило: сколько лет прошло, а за мной еще тянется хвост скандального журналиста, пьяницы и бабника…

- Сколько тебе лет?

- 54. А начал писать эту книжку, страшно сказать, когда мне было… так-так… 37! Ужас.

- Что это тебя после эротики на сказки-то потянуло?

- А в то время моя дочка была в таком возрасте, что с эротикой ее знакомить было еще рано. Она просила меня читать ей сказки. И тут я обнаружил, что этих сказках очень много жестокости. Что ж, написаны они были в дикие времена, когда народ вместо театра ходил на площадь, где палачи людям кишки выпускали. В сказках кроме прекрасных принцесс были кровожадные короли, злые мачехи и коварные колдуньи. В каждой – по 2-3 летальных исхода. То людям головы рубили, то принцесс рубашки из крапивы плести заставляли… Волшебные животные, кстати, не меньше людей зверствовали: добрый зайчик, например, заманил злого волка в сундук, просверлил в сундуке дырочки, и бедного хищника поливал кипяточком…

И тогда я стал сам сказочные истории сочинять. Через день многое забывал, и дочь мне говорила: «А про это ты мне уже рассказывал!». Пришлось сказку записывать.

- Начал публиковать в одной из газет. Детишки мне письма писали, присылали рисунки. Дети – внимательные, искрение читатели. И писать для них – истинное наслаждение. Но однажды редактор сказал, что нужно экономить гонорарный фонд, и пора сказку заканчивать. Я обиделся, и прекратил писать вовсе. Кстати, этот же начальник зарубил книгу Андрея Ильичева. Сейчас Андрей издал около 30 романов (печатается под псевдонимом Ильин), живет в Москве, в славе, почете и уважении.

Через 3 года я начал печатать сказку в другом издании, и история повторилась. Публикацию оборвали на середине. Когда меня однажды выгнали с работы, и я пошел на «вольные хлеба», появилось время. В 1998 году книжка была закончена, с перерывами я писал ее 7 лет.

- Пытался пристроить ее в издательства?

- А как же! Посылал рукопись в Москву, и неоднократно. При этом сделал непростительную ошибку – отпечатал текст мелким шрифтом. В издательствах, как я понимаю, сидели старые тетки в очках с бинокулярными линзами, которым читать этот текст было в напряг. Они его, видимо, книжку и не читали, так как советовали мне равняться на Барто, Маршака, Чуковского и прочих мамонтов детской литературы. Моя книжка написана совсем в другом стиле, так что сравнивать с классиками, при всем моем к ним уважении, было глупо.

- О чем хоть книжка?

- Один мой друг, который за мой язык считает меня другом бывшим, снял фильм. Анонс этого фильма звучит так: «О нелегкой судьбе бизнесмена с криминальным прошлым». Прочитав это, у меня не появляется желания бежать в кинотеатр… Честно говоря, я не могу четко и ясно сформулировать смысл моей сказки в виде рекламного слогана. В рукописном варианте она называлась «Сладкий кусочек меда на другом конце радуги». Это некий символ мечты – красивой, но недоступной. Литературный редактор это название забраковал: мед, мол, субстанция текучая, и кусочком быть не может. Но суть не в этом…

- Я написал историю в чудо-зверушках, которые живут в «Бриллиантовом лесу». В этом лесу правит тиран Великий У-у-ух, которого никто не видел, но считают великим и ужасным. На самом деле, он маленький, мерзкий и жалкий. При тиране существует некий лесной парламент – Тишайший совет, члены которого ходят задом наперед, говорят задом наперед, и думают задом наперед. Одним словом, нарисовал модель сказочного государства, которое мало чем отличается от государства настоящего. Мои сказочные герои – наивные существа, но в процессе повествования они набираются ума-разума, учатся на ошибках, познают настоящую дружбу и прощают друг другу временные слабости.

Книжка получилась нравоучительная. Нравоучения – всегда штамп, но я постарался, как мог, преподнести их нестандартно. Вот, например, фраза «Смех убивает страх!». Мой маленький герой понимает это после того, как от страха сердце у него упала в пятку, но он пощекотал пятку волшебной веточкой, рассмеялся, и сердце вновь вернулось на прежнее место.

- Кто же решился издать твою книжку?

- Издательство Марины Волковой. У этой женщины, как мне кажется, деловая хватка вполне соответствует ее фамилии. И ума хватает. В отличие от «дубов» в столичных издательствах, она приняла решение быстро. Но поставила условие: будь готов к правке и сокращениям.

- И ты согласился?

- А куда деваться? Ради дела приходится чем-то жертвовать. Книжку пришлось сокращать втрое по техническим причинам, чтобы попасть в формат серии. Издательство Марины Волковой выпускает сразу 9 книг серии «От 7 до 12». Для детей этого возраста книжек почти не пишут. Посмотрите на книжные полки – все те же классики детской советской литературы.

- Говорят, что однажды ты заявил, что станешь лауреатом Нобелевской премии…

- Что я, больной что ли? Ну, пошутил я тогда в Стокгольме! А если честно, то амбиции есть. И по этому поводу мы даже с Мариной пари заключили, а вот какое – не скажу, чтобы не сглазить.

- Что говорят о твоей книжке специалисты?

- Одна писательница сказала примерно так: «Журналист Смирнов неплохой, но писатель беспомощный…». Я с ней категорически не согласен. Еще посмотрим, чья книжка будет продаваться быстрее.

Я заранее хочу сказать госпоже Волковой огромное спасибо, и вот почему. Десять лет назад Сергей Бухдрукер профинансировал мою книгу. А я ему, подлец, даже не позвонил. За это, видимо, Бог меня и наказал – все это время меня не издавали…

Источник:

www.proza.ru

Легенды Несредеземья

Легенды Несредеземья. Бриллиантовый лес

Ни один лист не дрогнет… Нет ни зверя, ни птиц-

По проселкам и рощам, по дорогам сердитым,

по заросшим тропинкам череда колесниц.

В них добро без добра, и в них злато от зла,

Едут, ищут толпою зачарованный лес-

И осколками чуда и разорванной песней,

Миллион пилигримов в покупке чудес.

Да не просто для сердца, не обычное действо,

А заплатанный саван, чтоб вдруг стал самобранко,

Чтоб досталось скитальцам по частичке на брата

Того самого счастья, свалившейся манны.

Было небо не вечным, пошутив неудачно,

Разродилось однажды этой страшной бедою –

Бриллиантовый дождь опустился на землю,

Обвенчал сумрак с тенью и пламя с водой.

Оросились деревья и капли застыли,

Навсегда засверкали на ветках алмазы.

И, прослышав об этом, со всех ног в путь пустились

Пилигримы – потомки свободного братства.

Нет, уже прежней воли, жажда быстрой наживы,

Источник:

www.stihi.ru

Бриллиантовый Лес

Бриллиантовый Лес Аннотация к книге

.В сказке и родители, и дети откроют для себя множество мудрых мыслей о непобедимой дружбе, о справедливости, чести и свободе.

.Эту сказку Сергей Смирнов написал для своей маленькой дочки Арины. Дочь выросла, но сказка про Мупика-Пупика до сих пор заставляет ее улыбаться в трудные минуты.

.Эта увлекательная сказка адресована детям среднего школьного возраста. Книга красочно оформлена и идеально подходит для семейного чтения.

Динамика цен на книгу Книги автора «Смирнов С.» Книги издательства «Алим»

У нас на сайте - все, что вы хотели узнать о книге Бриллиантовый Лес издательства Алим.

Ее можно купить со скидками в 1 известных интернет-магазинах .

Книга «Бриллиантовый Лес» - постоянный участник в списках самых актуальных новинок этого года.

Ищете отрывок из книги или отзывы читателей - пожалуйста , просто перейдите на сайт интернет-магазина.

Чтобы найти другие книги издательства у нас на сайте, вы можете воспользоваться функциональным поиском книг:

искать можно по разным параметрам, например, названию книги.

Источник:

knigabook.com

Изложениe: О И

Изложения О И. Левитане из кн. «Золотой лес» (Смирнов)

Вечером, возвращаясь с прогулки, Левитан долго смотрел на церковь, стоявшую рядом с часовенкой, на темные кресты погоста, на заволжский лесной простор, озаренный закатом. ,„ .'

Этот простор, одинокие кресты и тишина волжского вечера напомнили ему горечь детства, первое приобщение к природе, туманные мечты о творчестве.

А на другой день он усиленно работал.

Плыли облака, жадно застывали на цветах шмели, гудели сосны над оврагом, но для художника сейчас как бы не существовало ничего, кроме отражавшихся на полотне церкви, погоста, заречного простора. Сосредоточенный, весь перевоплощенный в зрение, художник уверенно, привычной рукой, наносил разноцветные мазки, из нестройной путаницы которых вырастали и выцветали строгие линии, музыкально-округленные очертания.

Исаак Ильич с наслаждением вдыхал густой, хвойно-томительный запах красок, с наслаждением чувствовал все возрастающую — поистине неутоляемую! — жажду работы.

Иногда он давал себе короткий отдых: откладывал кисти, вставал, смотрел, отойдя на несколько шагов, на свою работу, еще только что вступившую в период первоначального цветения.

Основное, однако, было сделано: тайна композиции, размещения составных частей была найдена, — великий заволжский простор так хорошо, не теряя своей бесконечности, перемещался в сжатые пределы полотна, церковная громада нисколько не загромождала картину, как бы отодвигаясь вдаль.

Недалеко от художника теснились, восхищенно смотрели на полотно босые ребятишки. Из ближних домов, здесь по-деревенски бедных и пыльных, выходили, приближались к художнику сумрачные рыбаки, сапожники в черных, как бы жестяных, фартуках, мастеровые с засученными рукавами на маслянистых руках. Они, как и ребятишки, смотрели на картину с изумлением и восхищением.

Подошел, прищурив глаза, отец Яков в полотняном подряснике, с сеткой в руке, — шел, видимо, с пасеки, где роились, бубном звенели над ульями сердитые пчелы. Он внимательно посмотрел, ласково сказал:

— Отрадно видеть искру Божию в искусстве!

Потом на дороге показалась сказочно седая старуха в разбитых лаптях и траурном платке. Поравнявшись с художником, она остановилась, подняла слезящиеся глаза на картину, глубоко вздохнула и задумалась, опираясь на можжевеловый посох. Старуха порылась в карманах сарафана, широко перекрестилась двуперстным крестом, поклонилась великопостным поклоном и бережно опустила в ящик с красками блестящую копеечку.

О чем молилась, о чем думала эта простая, ветхозаветная душа, смотря на таинственный треножник, на картину, на невиданного человека в белом костюме, на его ловкую и быструю ворожбу кистью?

Тронутый этой простотой, художник так же бережно, с какой-то щемящей радостью, спрятал необычайный дар — и оглянулся кругом: проплывали, округляясь, сливочные облака, бежали и переливались травы, сладко пахнул — смолой, сушью, поздней земляникой — сухой бор. (377 слов) (Н. Смирнов)

Ответьте на вопрос: «Как вы понимаете слова «искра Божия в искусстве»?»

Источник:

www.postupim.ru

Писатели земли Уральской

Сказки уральских писателей

Смирнов Сергей Иванович Бриллиантовый лес

Н аступил месяц Холодных Ночей, и Пупик-Мупик загрустил. Он лежал в гнёздышке на ветке Вечного Дерева и думал о том, что пройдёт много, очень много времени, прежде чем подует тёплый ветер из Страны Мотыльков и проснутся алые Цветы Нежности. О, тогда Пупик-Мупик снова сможет играть лунную музыку, и сердца Лесного Братства будут добрее! С наступлением холодов серебристые лучи старой луны становились жёсткими и, когда он касался их лапками, ломались и падали на увядшие листья. А ведь как было хорошо летом! Когда Барбацуца ухитрялся отвязать свой хвост и убежать от хозяина, они чудесно проводили время: Пупик-Мупик играл на Лунной Арфе, а Барбацуца выл! Какая это была песня!

Пупик-Мупик прикрыл зябнущие лапки шелковистыми ушами и посмотрел на пирог, который испёк для своего друга, — пирог из земляники и розовых лепестков. Пирог согревали светлячки, жившие у подножья Вечного Дерева.

Пупик-Мупик был бы счастлив, если бы Барбацуца переселился к нему в Бриллиантовый Лес! На соседней ветке было отличное место, и Восьминогий Шасть был готов сплести из мягких нитей уютный гамак, где разместился бы Барбацуца и ещё один такой, как Барбацуца. Но великий У-ух был против!

Великий У-ух — Хранитель Закона — говорил, что жить в Бриллиантовом Лесу может только тот, кто родился в Бриллиантовом Лесу. Великий У-ух знал всё! Лишний рот, говорил Хранитель Закона, нарушит Вечное Равновесие, и в Бриллиантовом Лесу не будет сытости, покоя и кротости.

Барбацуца может иногда забегать в гости к своему другу, но за это он должен вносить пошлину — шесть мер Золотых Колосков, десять мер плодов Афельсина и, кроме того, каждый раз очищать от листьев и сучьев Поляну Тишайшего Совета!

"Фир-р-р!" — прошелестел Тишайший Совет, что на языке Тишайшего Совета означало: "Ты всегда прав, мудрый Великий У-ух, и будешь прав многие тысячи Лун!"

Пупик-Мупик тоже входил в число членов Тишайшего Совета — никто, кроме него, не мог подняться выше Жёлтых Скал, и никто не мог принести серебряной росы, освежавшей мудрость Великого У-уха, — но занимал местечко лишь в шестнадцатом, последнем круге Тишайшего Совета. И возразить Великому У-уху он не мог. Впрочем, это и не приходило ему в голову.

Никто никогда не видел Хранителя Закона. Он жил в огромном дупле Каменного Дуба. Дупло уходило к самым корням, а там, внизу, была пещера, в которой Великий У-ух думал мудрые мысли о благополучии и спокойствии Лесного Братства.

Страшные мысли пришли в голову Пупика-Мупика! Он решил попросить Великого У-уха изменить своё решение о Барбацуце. Пупик-Мупик так испугался, что почувствовал, что сердце упало ему в правую пятку и тихо стучало: бум-бум-бум. И вдруг пятке стало так щекотно, что Пупик-Мупик рассмеялся! Он смеялся взахлёб, попискивая и повизгивая, и вдруг понял, что страх перед Великим У-ухом начал проходить! Тут Пупик-Мупик сделал первое открытие в своей жизни, которое через много лет будет высечено на Белом Камне Будущего: "Смех убивает страх!"

Но это будет через много лет, а пока.

Пока, мой малыш, возьми в левую руку хлеб, а в правую — ложку и съешь весь суп, что налила тебе мама в тарелку! Сказка про Пупика-Мупика и Барбацуцу длинная-длинная, как десять перелётов в Страну Мотыльков, и тебе надо набраться сил, чтобы дослушать её до конца!

Интли, элна, лисе!

Итак, мой дорогой малыш, слушай, что случилось дальше.

Пупик-Мупик так разволновался, что выпал из гнезда и трижды облетел вокруг Вечного Дерева. Холодный воздух освежил его, он успокоился и почувствовал, что сердце вновь вернулось на прежнее место. Пупик-Мупик сел на ветку и так задрожал от страха, что чуть не прикусил язык.

— Что ты делаешь? — спросил один из светлячков, сидевших на пироге, испечённом для Барбацуцы.

— Дрожу от страха! — ответил Пупик-Мупик.

— Что ж, дрожи, только не так сильно, а то не видать Барбацуце этого пирога: Вечное Дерево так трясётся, что не успеешь вздрогнуть, как он вывалится из гнезда и попадёт в лапы прожорливому Балабошке!

— Ладно,— ответил Пупик-Мупик и покрепче схватился за веточку. Веточка коснулась его живота, Пупику-Мупику опять стало щекотно, и он почувствовал, что страх как лапой сняло! Он от радости так подпрыгнул, что светлячки посыпались с пирога, а сам пирог — с Вечного Дерева. Толстый Балабошка был тут как тут, но Пупик-Мупик ловко подхватил пирог и, перебрасывая его с лапки на лапку (пирог был горячий — очень, очень старались светлячки!), полетел в глубь Бриллиантового Леса. Лапкам Пупика-Мупика стало горячо-горячо, и он повернул к Воркующим Ручьям, чтобы остудить их. Здесь он и увидел хитрого Хиу.

Хиу стоял возле одного из ручьёв и поливал из хобота все три драгоценные головы. Это означало, что Хиу о чём-то думал! Когда он о чём-то думал, то его головы становились такими горячими, что на каждой из них можно было испечь по дюжине пирогов за ночь!

Пупик-Мупик пощекотал кусочком Волшебной Веточки свой живот (падая с дерева, он успел отломить её) и, набравшись смелости, сказал:

— Фир-р-к! (На языке жителей Бриллиантового Леса это означало "Привет!")

Мудрого Хиу настолько потрясла его дерзость, что он заглотил большую порцию воды, и она хлынула из ушей.

— Перестань сейчас же! Ты и так напустил воды с целое Озеро Снов! — крикнул Пупик-Мупик, выныривая из лужи, не забывая щекотать себя Волшебной Веточкой.

Никто, никогда и ни за что не посмел бы так дерзко говорить с Мудрым Хиу! Изумлённый Хиу так долго молчал и так напряжённо думал, что пар, поднимающийся от его голов, покрыл всю поляну. Наконец Хиу пришёл в себя и воскликнул:

— Как можешь ТЫ тревожить МЕНЯ, Мудрого Хиу, занимающего почётный пенёк в восьмом круге Тишайшего Совета?!

Но Пупик-Мупик не дал договорить Мудрому Хиу и молча протянул ему пирог. Мудрый Хиу проглотил пирог без раздумий, отчего его головы сразу остыли и от них перестал идти пар.

— Зачем пришёл? — спросил Хиу, облизывая розовые лепестки. И тут Пупик-Мупик сделал второй вывод, который впоследствии будет высечен на Белом Камне Будущего: "Сытый всегда добрее!"

— Мудрый Хиу! Твои мысли бегут стремительно, как потоки Воркующих Ручьёв, твой ум глубок, как Озеро Снов.

— Говори короче, — сказал Хиу.

— Что мне сделать, чтобы Великий У-ух разрешил Барбацуце навсегда поселиться в Бриллиантовом Лесу?

Сказав это, Пупик-Мупик выразил сомнение в мудрости Великого У-уха — Хранителя Закона! Поэтому первым желанием Хиу было хорошенько оттаскать Пупика-Мупика за уши, но он сказал:

Мудрый Хиу всегда всё знал и никогда не задавал вопросов. Но сейчас всё было не так! Поэтому мысли в головах Хиу остановились, и головы стали покрываться тонкой корочкой льда.

— А вот зачем! — сказал Пупик-Мупик, отколов кусок сосульки с хобота Хиу, и рассказал о печальной судьбе своего друга.

Барбацуца не знал ни мамы, ни папы, ни бабушки, ни дедушки. Всё детство он провёл в дырявой будке, продуваемой ветром! Хитрюга Мяу-чер, которому позволялось касаться ног самого хозяина и вылизывать за ним тарелки, рассказывал, что Барбацуца произошёл из рода Пленников Своего Хвоста и поэтому ему всю жизнь суждено служить хозяину Остолопу и подлизе Мяучеру! С детства Барбацуца был привязан к будке своим хвостом, и чем больше он рос, тем дальше мог отходить от своего жилища — настолько, насколько позволяла длина его хвоста! Хозяин отвязывал Барбацуцу только тогда, когда надо было сделать какую-нибудь работу: разогнать жадных Цатлей, совершавших набеги на поле Золотых Колосков, ловить клопов, которыми Остолоп набивал свою трубку, возить воду на тележке с квадратными колёсами и толочь воздух в ступе. Жадные Цатли больно клевали Барбацуцыны уши, клопы кусали лапы, вода выплёскивалась из бочонка, а из воздуха никогда не удавалось сбить масло! За это хозяин жестоко наказывал Барбацуцу, но он был рад любой работе, лишь бы не быть пленником своего хвоста!

Однажды, преследуя жадных Цатлей, Барбацуца забежал в Бриллиантовый Лес. Силы совсем оставили его, и он заснул возле подножья Вечного Дерева. Проснулся Барбацуца оттого, что кто-то поднёс к его губам сложенный в трубочку листок с серебристой жидкостью. Это был Пупик-Мупик, а в трубочке была серебряная роса, собранная с лугов, расположенных за Жёлтыми Скалами. Барбацуца глотнул росы, а затем глотнул чудного Воздуха Свободы Бриллиантового Леса.

Так началась дружба между Барбацуцей из рода Пленников Своего Хвоста и Пупиком-Мупиком из Бриллиантового Леса.

— Да. — сказал Мудрый Хиу. — Но что же нам делать?

— Думай! — кричал Пупик-Мупик. — Думай, ведь у тебя не одна голова — три! Надо же что-то предпринять, потому что.

И ему вновь пришла в голову мысль, которая будет высечена на Белом Камне Будущего: "Каждый должен быть свободным!"

Но это будет потом. А пока мудрый Хиу стал думать, и над поляной возле Воркующих Ручьёв поднялись клубы пара.

Мудрый Хиу думает, а ты, малыш, попроси маму и папу купить тебе азбуку и начинай потихоньку учить буквы, ведь если ты не научишься читать, то не узнаешь, что еще' будет написано на Белом Камне Будущего.

Источник:

pisateli.ch-lib.ru

Смирнов С. Бриллиантовый Лес в городе Тольятти

В представленном интернет каталоге вы всегда сможете найти Смирнов С. Бриллиантовый Лес по доступной стоимости, сравнить цены, а также изучить прочие книги в категории Детская литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Транспортировка выполняется в любой населённый пункт России, например: Тольятти, Самара, Пенза.