Книжный каталог

Красникова, Ольга Михайловна Опоздания И Невыполненные Обещания

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Красникова, Ольга Михайловна Опоздания и невыполненные обещания ISBN: 978-5-91761-711-4 Красникова, Ольга Михайловна Опоздания и невыполненные обещания ISBN: 978-5-91761-711-4 322 р. bookvoed.ru В магазин >>
Красникова О. Опоздания и невыполненные обещания ISBN: 9785917613284 Красникова О. Опоздания и невыполненные обещания ISBN: 9785917613284 316 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Красникова О. Опоздания и невыполненные обещания ISBN: 9785917617114 Красникова О. Опоздания и невыполненные обещания ISBN: 9785917617114 305 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Ольга Красникова Опоздания и невыполненные обещания ISBN: 978-5-91761-711-4 Ольга Красникова Опоздания и невыполненные обещания ISBN: 978-5-91761-711-4 266 р. ozon.ru В магазин >>
Ольга Красникова Опоздания и невыполненные обещания ISBN: 978-5-91761-711-4 Ольга Красникова Опоздания и невыполненные обещания ISBN: 978-5-91761-711-4 172 р. litres.ru В магазин >>
Опоздания и невыполненные обещания Опоздания и невыполненные обещания 435 р. labirint.ru В магазин >>
Виктория Чуйкова Дура. История любви, или Кому нужна верность ISBN: 9785448513152 Виктория Чуйкова Дура. История любви, или Кому нужна верность ISBN: 9785448513152 40 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Скачать rtf

Скачать "Опоздания и невыполненные обещания"

На этой странице вы можете скачать книгу

"Красникова Ольга Михайловна, Опоздания и невыполненные обещания".

Формат rtf.zip

"Опоздания и невыполненные обещания"

Формат rtf

"Опоздания и невыполненные обещания"

Есть люди, которые всегда опаздывают. А есть такие, которые всегда приходят вовремя и нервничают, когда их заставляют ждать. Есть любители обещать, но не выполнять. Другие же, напротив, стараются держать слово и требуют того же от окружающих. Так или иначе мы страдаем от опозданий и невыполненных обещаний – своих или чужих, поэтому книга психолога О. М. Красниковой касается абсолютно всех. Прочитав ее, вы узнаете, почему некоторым людям так сложно прийти вовремя, научитесь минимизировать ущерб от своей или чужой необязательности. А еще автор надеется, что ее книга поможет нам лучше понять себя и других и, возможно, стать немного терпимее.

Читайте еще:

Раздел I. Теоретические основы пограничной психиатрии.Изложенный методический подход к психодиагностическим исследованиям может служить в определенной мере подспорьем для дифференцированной оценки характера и выраженности невротических расстройств. В то же время для психологов применение методов психологической диагностики в соответствии с.

5.1. Инновации и знанияСуществуют многочисленные определения знания, каждое из которых в большинстве случаев характеризует одну или несколько его ключевых сторон. Не утомляя читателя перечислением определений, приведём лишь несколько из них. Р. Холл и П. Андриани определяют знание как включающее все факторы.

ПРЕДИСЛОВИЕКрайне опасными являются такие формы «воспитания», которые, будучи примененными в массовом масштабе, рождают слепое подчинение приказу. Авторитарное воспитание, вызывая скептическое к себе отношение и протест, приводит к низвержению авторитетов и экстремальным формам произвола, который.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ: УМЕНИЕ ДОБИВАТЬСЯ РЕЗУЛЬТАТА7. Представьте, какие шаги надо предпринять, чтобы перейти от образа (С), то есть образа борьбы, к образу (D), то есть образу удовольствия от сделанного нужного дела.

Глава 6. Рождение детей и взаимодействие с ними.Эриксон: Ее первый ответ был таким: "Естественно, того же самого цвета, что и волосы у меня на голове, цвет грязноблонд". Но при естественной, нормальной пигментации тела лобковые волосы будут немножко темнее, нежели волосы на голове, это я знаю. Следовательно, я могу сказать ей: "Вы.

Часть третья. Кармический путь мужчиныЧасто профессионал оказывается в одиночестве, испытывая при этом смешанную гамму чувств: с одной стороны, никто не пилит его за то, что наш герой по трое суток подряд проводит на работе и получает за это шестидесятирублевую премию, а с другой стороны, иногда он ощущает себя очень несчастным.

ГЛАВА 6. РАССМОТРЕНИЕ ВОПРОСА «ПЕРЕРОЖДЕНИЯ»Нет, не проповедовал. На самом деле Будда говорил: «Поскольку нет никакого „я“, нет и перемещения этого „я“; но есть действия и последствия действий. Эти действия совершаются, но совершающего действия нет. Нет никакой сущности, которая мигрировала бы, никакого „я“, которое перемещалось бы с.

неблагопр)ятныя вл)ян1я доходять до пась рикошетомь'Хакая критика, по нашему мпвнпо, не пмветь аачего общаго съ исторической: такимь образомь дока.- зывали въ былое время, что Макьявелли радйль о свободе Итал1и, доводя до абсурда учен1я тиранти, и что Данте быль еретикь и революц1онерь. При чемь туть Боккаччьой Вачвмь не Банделло илп Дони, или.

Первый отдел. Психологические свойства рас.И поэтому, сравнивая между собой не средние слои народов, но их высшие, если только у них есть таковые, можно измерить величину отделяющих их различий. Индусы, китайцы, европейцы мало отличаются своими средними слоями и в то же время значительно разнятся высшими.

отправляй в соцсети.

Для авторизированных — цитаты запоминаются автоматически.

Поделиться цитатой:

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

Источник:

bookap.info

Опоздания и невыполненные обещания

Опоздания и невыполненные обещания

  • Лидер продаж

  • Купить электоронную книгу:

    Что это за книга?

    Есть люди, которые всегда опаздывают. А есть такие, которые всегда приходят вовремя и нервничают, когда их заставляют ждать. Есть любители обещать, но не выполнять. Другие же, напротив, стараются держать слово и требуют того же от окружающих. Так или иначе мы страдаем от опозданий и невыполненных обещаний — своих или чужих, поэтому книга психолога Ольги Красниковой касается абсолютно всех. Прочитав ее, можно понять, почему некоторым людям так сложно прийти вовремя, а также научиться минимизировать ущерб от своей или чужой необязательности и, возможно, стать немного терпимее.

    Красникова Ольга Михайловна — психолог-консультант , преподаватель психологии, член Европейского движения христианской антропологии, психологии и психотерапии, руководитель психологического центра «Собеседник», помощник ректора Института христианской психологии.

    Родилась и живет в Москве. Окончила факультет психологии МГУ им. М. В. Ломоносова . Преподает психологию в вузах, проводит семинары и тренинги. В 2009 году приняла участие в создании первого в России Института христианской психологии, где в настоящее время читает авторские курсы «Возрастные этапы развития личности», «Христианская семейная психология», « Духовно-ориентированная практическая психология» и другие.

    «Хочется сказать несколько слов о том подходе, которому я следую в своей практической работе. Христианская, или, как еще ее называют, духовно-ориентированная психология и психотерапия — это не психология верующих, религиозных людей и не психология только для верующих, как некоторые думают. Это не область религии — это область психологической практики, одна из новых школ психотерапии, которая возвращает в психологию понятие души („псюхе“ по-гречески ), ради изучения которой замышлялась наука психология. Основанная на христианской антропологии, духовно-ориентированная психотерапия придерживается ценностей, данных миру христианством.

    Именно христианство дало человечеству понятие „личность“ и отнесло это понятие не только к Личности Христа, но и к человеку. Отношение к личности как к наивысшей ценности проявляется в безусловном принятии и уважении человека, пришедшего на психотерапию или консультацию».

    «Читать всем руководителям и всем, кто хочет научиться не опаздывать.

    Начиная читать, никак не ожидал от этой книги такого полного, всеобъемлющего описания проблемы. Ожидал увидеть лозунги и призывы вроде: „Научись приходить вовремя за семь дней“. Но случилось по-другому . Автору удалось осветить все возможные проблемы, приводящие к опозданиям на работу, срыву проектов, бюджетов и разрушению личных отношений. И к каждой проблеме есть не только подробное описание, но и рекомендации психолога по исправлению ситуации.

    Ряд коллег, которым я рекомендовал эту книгу, скептически отнеслись к ней, поскольку увидели на первой странице „Допущено к распространению Издательским советом Русской Православной Церкви“. Не нужно скепсиса. Книга полностью светская.

    Для себя из книги вынес много полезного. Стали понятны причины некоторых моих проблем и способы их решения, нашлись решения для определенных вопросов работы с подчиненными и даже нашлись пути для улучшения отношений в семье.

    „Опоздания и невыполненные обещания“ — одна из тех книг, которую нужно обязательно ставить в очередь чтения».

    Страницы из книги

    Допущено к распространению Издательским Советом РПЦ ИС 14-402-0173

    Макет и верстка

    Гриф ИС 14-408-0854

    Гриф ИС Р 14-415-1440

    В книжном интернет-магазине издательства Никея вы можете купить недорого книгу «Опоздания и невыполненные обещания» Красникова Ольга Михайловна и заказать другие книги серии «Становление личности». Мы предлагаем большой выбор литературы по психологии с доставкой по России. При оптовых закупках — скидки.

    Источник:

    nikea.redstarda2.tmweb.ru

  • Красникова Ольга Михайловна

    Опоздания и невыполненные обещания

    Моим родителям, таким непохожим и таким любимым, посвящается.

    Допущено к распространению Издательским советом Русской Православной Церкви

    © Красникова О. М., 2014

    © Издательский дом “Никея”, 2014

    Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

    ©Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес ()

    Дорогой читатель!

    Выражаем Вам глубокую благодарность за то, что Вы приобрели легальную копию электронной книги издательства «Никея».

    Если же по каким-либо причинам у Вас оказалась пиратская копия книги, то убедительно просим Вас приобрести легальную. Это можно сделать на нашем сайте

    Если в электронной книге вы заметили какие-либо неточности, нечитаемые шрифты, или иные серьезные ошибки – пожалуйста, напишите нам на .

    Это первая моя книга. До нее были статьи, интервью и лекции. О книге просили давно – студенты, клиенты, коллеги, начальство намекало. И я думала, что, как «все великие», буду вынашивать идею годами, не спать ночами, собирать материалы… А получилось по-другому – совершенно неожиданно и неромантично. Я просто села и написала.

    К опозданиям у меня очень личное отношение. В семье моего отца шутят: время опоздания Красниковых зависит от количества опаздывающих. Один Красников опаздывает на 15 минут, двое – на полчаса и т. д. Мой брат приезжает на семейные праздники с женой и двумя сыновьями всегда на час позже – их же четверо! Надо отметить, что эта семейная черта не мешает всем моим родственникам быть ответственными и вполне успешными людьми. И в чувстве юмора им не отказать.

    А вот мамина семья, в которой я росла после развода родителей, относилась ко времени совершенно иначе – бабушка с дедушкой (тоже ответственные и вполне успешные) всегда стояли на платформе за полчаса до подачи поезда, т. е. за час до его отправления.

    С детства наблюдая две эти крайности, я так и не решила, на чьей буду стороне – ведь я одинаково люблю всех своих родных. Иногда я, как папа, опаздываю, бывает, что приезжаю заранее, как бабушка и дедушка, но чаще все-таки прихожу вовремя – беру пример с мамы. Она научилась с годами.

    Поздно или рано, главное – все-таки успеть туда, где тебя ждут, где тебе рады. Особенно остро это ощущаешь, когда близкие уходят навсегда, и жди не жди, уже не вернутся. Пока мы еще здесь, важно ценить и уважать то время, которое отпущено нам и тем, кого мы любим.

    Что касается обещаний, здесь я больше опираюсь на свой собственный, а не на семейный опыт. В молодости я думала, что я человек слова. Но в какой-то момент с удивлением и грустью обнаружила, что я просто живой человек, то есть иногда болею, иногда что-то забываю, иногда ленюсь, могу даже в редких случаях (о ужас!) сказать неправду или не сказать правду. А раз все это со мной периодически происходит, то на меня нельзя полностью положиться. Ну, то есть не то чтобы я совсем ненадежный товарищ, слегка положиться все-таки можно, но не сильно, так, чтобы не упасть, если я вдруг вольно или невольно подведу. Это было открытие! За ним последовало еще одно: если я такая… живая, вероятно, и другим тоже не всегда удается держать слово.

    С тех пор я учусь сама никого сильно не обнадеживать и ничего не обещать, тем более что есть такие замечательные слова: постараюсь, попробую, может быть, если получится. И на чужие обещания я тоже не очень рассчитываю – всякое может случиться. При этом, конечно, все из того, что от меня зависит, я честно делаю. Уверена, что и другие поступают так же, поэтому во многом им доверяю, но стараюсь не перекладывать на них своей ответственности. Жить становится намного легче и радостнее, когда помнишь, что все мы – просто живые люди.

    Говорят, что людей надо любить, несмотря ни на что. Я бы сказала так: любить и ценить людей можно, смотря на все (в том числе на их опоздания и невыполненные обещания). Вот об этом моя книга.

    Предисловие

    «Ненадежные, легкомысленные, безответственные, подлые, эгоисты» – какими только эпитетами не награждают тех, кто опаздывает и не выполняет свои обещания. На них обижаются, их осуждают, обвиняют в злонамеренности, с ними рвут отношения, не хотят иметь дела. У «жертв» есть веские объективные основания для злости, ведь их доверие обманули, их подвели, они потерпели ущерб. Но ослепленным праведным гневом пострадавшим иногда даже в голову не приходит, как мучаются их «обидчики» – «ненадежные и безответственные», как сложно им жить с этой своей особенностью вечно опаздывать и не выполнять обещания. Ведь даже если такой человек научился не признаваться себе в чувстве вины и стыда, которые неизбежно возникают у любого, кто подводит других, внутреннее напряжение, вызванное подобными ситуациями, не дает ему жить спокойно.

    Впрочем, тех, кто не признает необязательность своей проблемой, все-таки меньшинство.

    Большинство открыто считают это недостатком и пытаются с ним бороться. Однако репрессивные меры – борьба, избавление, искоренение – как правило, не приносят желаемых результатов, а иногда даже усугубляют и без того неприятную ситуацию.

    Конечно, опоздания далеко не всегда приводят к драматичным последствиям. Степень ощущения своей вины может быть разной, а если человек опоздал, скажем, на поезд, то этим он может и вовсе никого не подвести, кроме самого себя, так что никто не будет на него обижаться и осуждать. А бывают «мистические» случаи: так, в авиакомпаниях давно заметили, что на рейсы, которые впоследствии потерпели крушение, опоздавших было намного больше, чем на благополучно приземлившиеся. В таких случаях поистине нет никакого повода корить себя за непунктуальность. И потом, есть люди, которые нисколько не обижаются и даже радуются (хотя обычно и не подают вида), когда к ним на встречу кто-то опаздывает. Например, некоторые психологи в ожидании опаздывающего клиента с удовольствием пьют чай и обмениваются новостями с коллегами.

    Итак, поскольку все-таки для многих неумение приходить вовремя и держать данное слово является проблемой – проблемы требуют решения. Прежде чем задаваться вопросом, что делать с безответственностью, хорошо бы понять, откуда она берется. Ведь опоздания и невыполненные обещания бывают такими разными: намеренными или случайными, осознанными или бессознательными, ведущими к тяжелым последствиям или незначительными. А еще каждый тип опозданий и невыполненных обещаний может быть связан с совершенно разными причинами. Не запутаться во всех этих лабиринтах без проводника невозможно.

    Наша задача – разобраться, почему некоторые люди опаздывают и не выполняют свои обещания. Начнем, пожалуй, с опозданий. Ведь это тоже своего рода обещание – прийти вовремя или сделать что-то к назначенному сроку. Возможно, узнав о том, какие факторы влияют на поведение человека, некоторые читатели изменят свое отношение к непунктуальным и не держащим свое слово людям. Во всяком случае, мне бы очень этого хотелось.

    Что значит «вовремя»?

    Интересный факт: у разных народов разные представления об опозданиях. Не зная их, можно попасть впросак, придя в гости в другой стране «вовремя по-своему». Конечно, вежливые хозяева не обидятся, просто пожмут плечами: «Странные эти иностранцы – все у них не как у людей». Ведь в каждой культуре свой язык времени, который в значительной мере не осознается: его используют, не задумываясь. Люди часто переносят свое понимание времени на представителей других народов, и это может привести к недоразумениям в межкультурном общении. Различное отношение ко времени влияет и на формирование норм деловой этики, в том числе связанных с возможностью опозданий.

    Например, считается, что для японцев опоздание недопустимо. Есть также мнение, что они столь щепетильны только в отношениях с европейцами, а между собой относятся к опозданиям менее строго. В большинстве европейских стран задержаться на 10–15 минут – в порядке вещей. Конечно, за исключением Германии, ведь немцы славятся своей пунктуальностью. Но даже им не пришло бы в голову издать указ, согласно которому опоздание на работу на 20 минут приравнивалось бы к прогулу и было уголовно наказуемо. Именно такой указ издал президиум Верховного совета СССР в 1940 году. Назывался он «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений». По этому указу только за два с половиной года – с 26 июня 1940 года до 1 января 1943 года – за нарушения трудовой дисциплины, вплоть до самых незначительных, в СССР осудили около пяти миллионов человек. Отменили указ лишь в 1956 году. К моменту его отмены число осужденных советских граждан, по оценкам историков, намного превысило 15 миллионов (журнал «Коммерсантъ Власть», № 16 (870), 26.04.2010). Современному человеку даже представить себе такое сложно.

    А вот в Южной Европе, Латинской Америке и на Ближнем Востоке пунктуальность считается скорее исключением, чем правилом. Опозданием на 45 минут там никого не удивишь. Даже служащие посольства Италии в Москве сохраняют верность национальным привычкам. Придя за визой точно к тому времени, которое указано в расписании, вы имеете все шансы минут двадцать просидеть перед закрытым окошком, пока в коридоре не появится, наконец, симпатичная итальянка, выдающая документы. Она спокойно и неторопливо проследует в сторону своего рабочего места, и ей даже в голову не придет извиниться перед вами за то, что заставила вас ждать.

    Как ни странно, четкое и вполне однозначное понятие «вовремя» в разных культурах имеет разный смысл. Да и в пределах одной культуры разные люди очень по-разному относятся ко времени. Так что фраза «Я ужасно опаздываю» может означать задержку как на пять минут, так и на два часа, в зависимости от того, кто эту фразу произносит.

    Почему люди опаздывают?

    Любой, даже самый ответственный человек иногда опаздывает. Но одно дело, когда опоздание – исключение из правила или следствие объективных внешних причин, другое – когда человек опаздывает регулярно, независимо от обстоятельств. В первом случае можно не предпринимать каких-то особых мер, а извиниться, если есть «пострадавшие», и, проанализировав свои действия в сложившихся обстоятельствах, сделать выводы на будущее, чтобы больше такого не повторилось. Второй случай требует пристального внимания, наблюдения за собой, консультации психолога. Ведь сам опаздывающий не всегда может трезво оценить остроту проблемы, разобраться в ее причинах и найти выход.

    Есть мнение, что опоздание подобно лишнему весу: полностью изменить свою конституцию невозможно, но, придерживаясь диеты и разумных правил питания, совсем не трудно держать себя в форме. Такое сравнение неверно уже потому, что опоздание – не врожденное свойство, а просто симптом. Какие за ним кроются причины и можно ли с ними что-то сделать – другой вопрос. Нет смысла бороться с опозданиями, не разобравшись, с чем они связаны. Это так же опасно, как начинать лечение, не зная диагноза: можно навредить и усугубить и без того непростую ситуацию. Особенно важно различать психофизиологические и психологические причины.

    Психофизиологические причины

    Некоторые люди имеют особенности нервной системы, приводящие к непунктуальности. Эти люди живут с хроническим чувством вины. Однако этого можно было бы избежать, если бы их в свое время, когда они были еще маленькими, научили правильно относиться к своим врожденным особенностям.

    В медицине есть такое понятие – гиподинамический синдром. Малая подвижность нервных процессов приводит к снижению двигательной активности и замедленности психической деятельности. Людям, имеющим эту психофизиологическую особенность, очень трудно быть пунктуальными.

    Если человек знает все о свойствах своей нервной системы и принимает это как данность, то он может научиться жить, не мучаясь и не причиняя неудобств окружающим. Можно сравнить такую ситуацию с близорукостью – когда плохо видящий человек стесняется носить очки или убеждает себя в том, что с ним все в порядке, то ему самому и окружающим его людям будет очень сложно – ведь он может что-то важное не увидеть, не заметить, не обратить внимания, перепутать. Но стоит ему признать, что он нуждается в коррекции зрения, и надеть очки – качество его жизни сразу улучшится. Так и с гиподинамическим синдромом – признав у себя отсутствие расторопности, можно подкорректировать планы с учетом собственной медлительности, везде успеть и никого не подвести.

    Эта особенность заметна уже с раннего детства. От чего зависит тип нервной системы, лучше спросить у медиков. Но какими бы ни были причины, факт остается фактом: медлительные, малоподвижные, инертные, пассивные дети (а впоследствии взрослые) не могут кардинально измениться, к каким бы «карательным» воспитательным мерам ни прибегали их родители и воспитатели.

    Если бы взрослые не ругали и не подгоняли постоянно своего медлительного ребенка, а сходили бы с ним в медико-психологический центр, им бы объяснили, что детей с таким синдромом много (почти столько же, сколько гиперактивных), что в этом нет ничего страшного, но такие дети нуждаются в психологической коррекции и специальном подходе. И первое правило здесь – не торопить, не ругать и не спешить! Есть масса доступной литературы по этому вопросу. Специалистами разработаны эффективные коррекционные программы, направленные на помощь медлительным детям. Родителям нужно только принять своего ребенка таким, какой он есть (не задавая ему глупого вопроса «И в кого ты такой уродился?») и уделить ему чуть больше времени и внимания. Тогда у малыша не разовьется комплекс неполноценности и он научится правильно распределять свое время, а став взрослым, будет заранее рассчитывать, когда ему нужно выходить из дома, чтобы успеть к назначенному сроку, не надеясь сделать что-то быстрее, чем он может.

    У людей с гиподинамическим синдромом есть не только слабые, но и сильные стороны: основательность, тщательность, постоянство и др. А если им не мешать найти оптимальный для себя темп жизни, они могут достигать очень высоких результатов. Но многие родители не обращают должного внимания или вовсе игнорируют психологические особенности своих чад, списывая все на детские капризы, лень, непослушание. «Не тяни резину! Что ты копаешься?! Сколько можно тебя ждать?!» – слышит маленький «копуша», пытается «ускориться» (он не хочет огорчить маму и не хочет, чтобы папа его наказал), начинает нервничать и «закапывается» еще сильнее. Ругань, обзывания, сравнение с «нормальными детьми», высмеивание и наказания не приводят (как надеются родители) к мобилизации «мямли», а ведут к снижению активности, формированию неврозов и социальной дезадаптации. Во взрослом возрасте что-либо изменить в этом случае очень сложно, а что-то уже и совсем не исправить.

    Впрочем, не всегда причина детской медлительности – врожденные особенности организма. У нее могут быть и психологические причины, связанные прежде всего с отношениями в семье. Но разбираться в этом вопросе лучше со специалистом, так как одни и те же симптомы (нерасторопный, ничего не успевает, всегда опаздывает) могут сигнализировать о самых разных проблемах.

    Как это ни странно, люди с противоположным, гиперактивным типом нервной системы тоже часто опаздывают и тоже ничего не могут с собой поделать. Им мешают проблемы с вниманием, импульсивность, забывчивость. Частенько они вполуха слушают, когда и где с ними хотят встретиться, отвлекаются, потом не могут ничего вспомнить. Им сложно организовать себя, чтобы выйти вовремя, сложно придерживаться плана, вписываться в структуру. Как и в случае с «копушами», чем раньше была выявлена эта особенность, тем лучше она поддается коррекции. Задача здесь та же: признать, принять и научиться с этим жить.

    Также существуют и психические отклонения (органического характера), которые делают человека неспособным к организации своего времени или к исполнению намеченных планов. В этих случаях не от непунктуальности надо избавляться, а подбирать эффективные медикаменты, помогающие при данном конкретном заболевании. Нет ничего «стыдного» в том, чтобы пройти обследование у клинического психолога или психиатра и избавиться от сомнений по поводу собственной «нормальности». Если же специалист все-таки выявит какие-то нарушения, то правильно подобранное и вовремя начатое лечение часто помогает полностью восстановить здоровье или, по крайней мере, добиться ремиссии.

    Психологические причины

    Однако гораздо чаще люди опаздывают не из-за своих физиологических особенностей, а из-за психологических причин и личностных проблем.

    Инфантилизм, или Проблема «хороших» мальчиков и девочек

    Недостаточный самоконтроль – частая причина опозданий – может быть следствием незрелости личности. Если мама все детство будила ребенка в школу, собирала портфель, напоминала о каких-то делах и постоянно контролировала, то ему будет очень сложно, повзрослев, распределять самостоятельно свое время и выстраивать приоритеты.

    Есть забавный анекдот на эту тему. Мама высовывается из окна: «Сынок, пора домой!» – «Что, я уже проголодался?» – «Нет, ты уже замерз». В каждой шутке есть доля правды. Когда такой «сынок» вырастает, может оказаться, что как личность он застрял в 4–5-летнем возрасте. Он может быть прекрасно развит физически и интеллектуально, но при этом не знать о себе элементарных вещей: сколько часов сна требуется его организму для восстановления сил (все по режиму), сколько нужно еды, чтобы утолить голод (иногда после супа есть уже не хочется, а там еще второе и компот).

    Наши дети очень рано попадают на «конвейер»: родители, бабушки и няни, ясли, детский сад, школа. И всем нужно, чтобы ребенок вписывался в рамки, соответствовал ожиданиям, был хорошим – послушным, удобным, не мешал взрослым, не отвлекал от более важных дел. Совершенно непонятно, как в таких условиях некоторым детям все-таки удается вырасти самостоятельными, способными принимать решения и нести за них ответственность.

    Чересчур «живые» дети очень неудобны в быту и в социальных учреждениях. Их не найдешь там, где поставил, – они убегают. Им все интересно, они везде лезут, спорят, все пробуют, много чего хотят, требуют к себе внимания – взрослым с ними много хлопот. «Хорошие» дети – тихие, спокойные, безынициативные, делают то, что им говорят, со всем соглашаются, но если нет какого-то внешнего стимула, они не знают, что им делать, ведь внутренний «моторчик» у них не работает. И это, несомненно, психологическая причина, которая будет сопровождать их во взрослой жизни. Пример: «хорошая девочка» тридцати лет опоздала на похороны своей бабушки, потому что мама ее не разбудила вовремя (во всем, конечно, виновата мама). «Девочке» в голову не пришло на всякий случай поставить себе накануне будильник, ведь мама сказала: «Я тебе позвоню и разбужу».

    «Хорошие» всем хороши, только уж больно несамостоятельные, зависимые. Их нельзя назвать совсем безответственными, когда им что-то поручают, они стараются все выполнить на отлично, но они не могут (не умеют или не хотят) отойти от инструкции, посмотреть на ситуацию шире, увидеть дополнительные возможности. И в ответ на претензии (если что-то сделали не так) всегда следует возражение: «Но мне же не напомнили! Меня не предупредили!» Самим строить планы, следить за временем, ранжировать дела по степени важности – слишком ответственно, сложно, даже рискованно. Это требует знания себя (своих способностей и возможностей), уверенности, смелости, готовности принять последствия своей ошибки. Замечательно, когда все эти качества формировались и развивались с самого детства. Взрослому научиться жить самостоятельно, конечно, можно, но непросто.

    Перфекционизм

    Вопреки распространенному мнению, гиперответственные люди опаздывают не меньше, чем легкомысленные и несамостоятельные. Перфекционизм в упрощенном понимании – это неоправданное стремление к идеальному результату, стремление к безупречности и совершенству, доведенное до крайности. Причин у этого явления много, но при всем их разнообразии у перфекционистов есть одна общая черта – убеждение, что любовь и уважение надо заслужить. Чтобы быть кому-то нужным, интересным, надо быть лучшим! Середнячки, а тем более неудачники вызывают жалость и презрение. Но отличник, всем ребятам пример, уж точно будет вызывать всеобщее восхищение, всегда будет нарасхват. К сожалению, в погоне за идеалом можно потерять время, здоровье, дружбу, но самое главное – себя.

    Перфекционизм может проявляться в разных областях. Например, есть женщины, которые ни за что не выйдут из дома, если костюм и макияж не доведены до совершенства. Они осознают, что опаздывают на деловую встречу, но если, выбегая из квартиры, обнаруживают, что лак на ногтях облупился, у них не мелькает и тени сомнения, что делать – конечно же, поправлять маникюр, даже рискуя безнадежно опоздать на важную встречу.

    Еще одно проявление перфекционизма – стремление во что бы то ни стало завершить все дела. «Дом надо оставить чистым, поэтому пока я посуду не домою, в аэропорт не поеду». Человек умом вроде бы понимает, что это несоизмеримые вещи, но, тем не менее, продолжает красить ногти или мыть посуду. Конечно, это крайность, но на самом деле многие часто опаздывают именно по подобным причинам.

    Некоторым такое поведение кажется смешным и глупым, но перфекционисты вовсе не глупы. Просто в определенные моменты жизни они перестают следовать здравому смыслу, так как ими руководит сильнейший страх собственной несостоятельности, неопределенности и потери контроля над своей жизнью. Этот страх заставляет искать какие-то простые решения, создавать и потом соблюдать определенные правила (если я буду образцовой хозяйкой, муж меня будет любить и никогда не бросит; чтобы сделать карьеру, надо безупречно выглядеть). Перфекционистам очень сложно, а подчас и невозможно признать очевидное: любят не за образцовое хозяйство (а за что же тогда?), продвижение по службе зависит не только от внешнего вида. Ведь если это принять, то придется смириться с невозможностью все контролировать и на все влиять. А как было бы хорошо и просто: вымыла посуду – любовь мужа гарантирована, маникюр-макияж в порядке – новая должность обеспечена. К счастью, жизнь намного разнообразнее и интереснее.

    Если не разбираться с корнями этой проблемы, а попробовать справиться с ней механически, можно использовать нехитрые приемы, которые иногда срабатывают. Например, очень полезно провести ревизию своей системы ценностей, четко определить, что является важным, а что второстепенным. Затем выписать все, что сделать необходимо, и распределить эти дела по степени значимости. В первую очередь выбрать то, от чего зависит жизнь и здоровье, потом – благополучие, напоследок оставить то, без чего можно обойтись, и то, что можно поручить другим. Какие-то вещи можно и нужно в своей жизни упростить. И еще хорошо бы научиться договариваться с собой: «Я решила выйти в восемь – значит, ровно в восемь, несмотря ни на что, все бросаю и выхожу». Ведь идеальный маникюр и чистая посуда – это не самое главное в жизни.

    Психологические травмы

    Бывает, что человек опаздывает из-за страхов совершенно иного рода. Когда кто-то боится одиночества и страдает повышенной тревожностью, он может предпочесть опоздание ожиданию. Рассуждение очень логичное: «Лучше я опоздаю, но человек уже точно будет на месте, чем я буду ждать и сходить с ума – а вдруг я перепутала станцию или время». По этому поводу актер Франклин Джонс шутил: «Когда приходишь на встречу вовремя, жаль, что нет никого, кто бы это оценил…» Приехав вовремя и не обнаружив в условленном месте того, с кем была назначена встреча, человек может даже запаниковать. Состояние паники – очень тяжелое и плохо поддается контролю, поэтому, испытав его однажды, человек может начать бессознательно избегать повторения подобной ситуации любой ценой: например, начать опаздывать.

    Такая сильная эмоциональная реакция может показаться неадекватной. Но не стоит забывать, что у неоправданно сильной (или слабой) реакции есть какая-то причина, не всегда очевидная, которая может быть никак не связана с текущей ситуацией. Пример: молодая женщина совершенно не может переносить ожидания своего мужа, поэтому на встречи с ним обычно опаздывает, хотя с другими людьми достаточно пунктуальна. В начале их супружеской жизни она несколько раз приходила вовремя, а ее муж задерживался, и каждый раз состояние ожидания приводило ее в такой ужас, что она потом с трудом приходила в себя. С тех пор она начала опаздывать. Ни она сама, ни ее муж не могли объяснить и изменить ее реакцию. Психолог, к которому обратилась эта женщина, спросил, доводилось ли ей когда-нибудь еще испытывать подобный ужас, может быть, у нее есть какие-то ассоциации? Так как этот ужас иррационален для взрослой женщины, осознающей, что она в безопасности, то можно предположить, что ожидание мужа напомнило ей о какой-то другой, более ранней ситуации, где ей угрожала опасность. И женщина вспомнила: «Странно, я никогда об этом не думала, но в очень раннем детстве, по рассказам матери – я сама этого не помню, мне было чуть больше года, – меня несколько раз оставляли дома одну на пару часов. Мать со смехом говорила, что соседи чуть милицию не вызвали, так громко я кричала. Неужели это как-то связано?»

    Да, к сожалению, детские психологические травмы (а в данном случае речь идет как раз о травме) могут не только оказывать негативное влияние на развитие личности, но и проявляться во взрослом возрасте самым неожиданным образом. Почему на встречи с другими людьми эта женщина не опаздывала? Видимо, ее сильная эмоциональная реакция возникала только в ситуации ожидания самого близкого и родного человека. В детстве таким близким человеком была мама, во взрослом возрасте – муж.

    Внутри большинства людей существуют психологические «минные поля» с забытыми, вытесненными, непережитыми и непроработанными детскими травмами, и на что сдетонируют эти мины, никто не может заранее предположить. Так что, обнаружив у себя или у другого человека неадекватную эмоциональную реакцию, не надо торопиться осуждать, стыдить или высмеивать. Возможно, это проявление боли, которую давно похоронили.

    Не могу сказать «нет»

    Неспособность кому-то отказать – еще одна личностная проблема. И она тоже может стать причиной опозданий. Сказать «нет», не уважить просьбу, не помочь – нельзя ни в коем случае! Даже если нет ни сил, ни времени, даже если есть объективные препятствия, человек все равно надеется все успеть, несмотря ни на что. Он с детства усвоил простую истину: «Я – последняя буква в алфавите!» Сначала надо исполнить все желания окружающих, удовлетворить все их потребности и даже капризы, а уж потом… Но «потом» может и не наступить.

    Опоздания у таких людей нарастают, как снежный ком. Задержался утром, потому что обещал жене отвести ребенка в детский сад; из-за этого опоздал на встречу с другом (тот просил срочно одолжить ему денег); затем подвел коллегу, которому вчера обещал прийти пораньше и открыть офис; получил нагоняй от начальника, ждавшего вместе с вип-клиентом перед закрытой дверью; пока выслушивал нагоняй, пропустил важный звонок в назначенное время; пока пытался перезвонить, опоздал на совещание… Продолжать можно бесконечно.

    Если вы попробуете сказать такому человеку, что он сам виноват в своих опозданиях, он будет крайне возмущен: «А что, по-вашему, я должен был отказать жене или товарищу? Но каким я после этого буду мужем и другом?! И коллеге помочь – это совершенно нормально, сегодня – я ему, завтра – он мне». В своей логике он не видит изъяна, с его точки зрения, все сделано правильно, он молодец. А то, что не все прошло гладко, – не его вина. Просто не повезло. Недовольство друга (ему пришлось ждать, и он тоже опоздал на работу), обида коллеги, которого подвел, злость начальника (чуть не сорвалась выгодная сделка) – все это лишь примеры неблагодарности и несправедливости. Главное – я хороший, я никому не отказал. Где-то в глубине души могут еле слышно звучать голоса сомнения или чувства вины, но они усиленно заглушаются – ведь находиться в конфликте с самим собой никому не хочется: «я не могу быть одновременно правым и виноватым». Надо выбрать что-то одно, и, конечно, приятнее отстаивать свою правоту, чем признаться в своем неумении рассчитывать время и тем более в том, что ты не можешь сказать «нет».

    Недостаточное ощущение ценности своей жизни

    Ощущение ценности себя и своей жизни – одна из базовых психологических потребностей личности, удовлетворение которой является необходимым условием для полноценного развития человека. Из-за сильных психологических травм в детстве или каких-то сложных жизненных ситуаций, с которыми человек не справился, его ощущение собственной ценности может не развиться в нужной степени или «потеряться». Утрата ощущения самоценности – причина огромного числа проблем в жизни. Некоторые психотерапевты считают, что если человеку удалось восстановить самоценность, то, опираясь на это ощущение, с остальными своими проблемами он уже сам разберется.

    В норме ребенок рождается с ощущением ценности жизни (с жаждой жизни). Он настолько цепко держится за свою жизнь, что выживает порой даже в самых неблагоприятных условиях. Для сохранения и развития этого ощущения важно, чтобы родители любили свое чадо без условий, оценок и сравнений, уделяли ему достаточно времени и внимания, заботились о нем. В уходе за малышом не должно быть крайностей – слишком много или слишком мало чего-либо. Как цветок болеет и плохо растет, когда его совсем не поливают или когда его поливают чрезмерно, так и ребенок страдает от родительских ошибок.

    Если ситуация, в которой живет ребенок, не позволяет в необходимой мере удовлетворять его основные физические и психологические потребности, он испытывает напряжение (фрустрацию), тревогу, превращающуюся в страх, пытается доступными ему способами адаптироваться, переходит в «режим выживания», у него не формируется базовое доверие к миру. Наряду с этими негативными изменениями появляется чувство покинутости, одиночества, ненужности, обреченности, безнадежности. Боль и страх так мучительны, что жизнь теряет свою привлекательность, развитие уступает место приспособлению, и постепенно утрачивается ощущение собственной ценности.

    Для маленьких детей характерна эгоцентрическая позиция: «я – центр вселенной, точка отсчета, причина всего, следовательно, когда со мной что-то происходит не так, то это только потому, что я какой-то не такой, неправильный, не заслуживающий большего (пусть даже так мне необходимого)». Вырастая с этим комплексом собственной неполноценности, личность ищет способы хоть как-то его компенсировать, чтобы уменьшить свои страдания.

    Способов компенсации утраченного ощущения собственной ценности множество, некоторые из них требуют подключения к процессу других людей. Если человек видит, что окружающие на него эмоционально реагируют (не важно, позитивно или негативно), он может истолковать это как подтверждение своей значимости – «меня заметили, из-за меня переживают – значит, я есть, я для них не пустое место, наверное, моя жизнь чего-то стоит». Это подтверждение на какое-то время успокаивает, смягчает остроту боли и страха. Потом потребуются новые и новые доказательства. Так возникает эмоциональная зависимость от других людей.

    Опаздывая, человек, сомневающийся в безусловной ценности собственной личности и жизни, как бы устраивает себе и окружающим проверку. «Дождутся или не дождутся?» – каждый раз с замиранием сердца спрашивает он себя. Дождались – «я им нужен, они тратят на меня свое время, даже больше, чем договаривались, следовательно, я ценный, я живу не напрасно». Можно расслабиться и даже когда-нибудь прийти вовремя. Не дождались – «ну что ж, я так и знал, всем на меня наплевать, никому нет дела до такого ничтожества, как я… даже подождать не захотели. Конечно, у них же есть дела поважнее; вот если бы я был другим (хорошим, умным, красивым, богатым и т. п.), они бы стали меня ждать, несмотря ни на что».

    Тщетно тот, кто не дождался, будет пытаться оправдаться (он даже не заметил, как из «жертвы» стал «обвиняемым»). Тем, что он не подождал дольше («тебе сложно было еще двадцать минут постоять?!»), он со всей ясностью продемонстрировал свое истинное отношение («можешь ничего не объяснять, все и так очевидно!»).

    Утративший ощущение собственной ценности человек часто не осознает во всей полноте того, что с ним происходит. Он может свято верить, что если его не подождали, значит, его не любят (а не то, что времени на ожидание больше не было). Он может обвинять себя и других (самокритика и критичность у таких людей, как правило, сильно развиты), а также обстоятельства, помешавшие успеть («не нарочно же я опаздываю!»), и при этом даже не догадываться об истинных причинах случившегося. Ведь если он увидит то, что есть на самом деле, ему придется вновь столкнуться со своей болью и страхом, но у него может не оказаться в тот момент достаточных психологических и физических ресурсов, чтобы справиться с этими переживаниями.

    Еще одним проявлением потери ощущения безусловной ценности собственной жизни является ложное убеждение, что только тот, кто постоянно делает что-то полезное, достоин жить и называться человеком. Слепо следуя такой установке, многие даже не задумываются, что подобные лозунги ставят под сомнение ценность таких «бесполезных» членов общества, как пожилые люди, дети, больные, люди с ограниченными возможностями, – всех, кто нуждается в помощи и больше берет, чем дает. В бессознательном стремлении оправдать свое существование делами, «полезные» утрачивают способность отдыхать, они крутятся как белки в колесе, воспринимая любую вынужденную остановку как угрозу: «Когда я впустую трачу время, не делаю все, что могу, моя жизнь теряет смысл, а я чувствую себя ненужным». Чтобы не испытывать такие неприятные чувства, некоторые начинают… опаздывать. Парадокс? Нет, их логика очень проста: «Ожидание – пустая трата времени, если я прихожу раньше намеченного срока или вовремя, а встреча задерживается, то я рискую своим временем, которое можно было бы потратить с пользой. Чтобы не расстраиваться из-за несделанных дел (которые являются подтверждением моей ценности), я лучше приду чуть позже, чтобы мне уж точно не пришлось ждать». О том, что другие могут потерять время, ожидая опаздывающего, он либо совсем не задумывается, либо придумывает какие-то приемлемые для себя объяснения – найдут, чем заняться.

    Бессознательные защитные механизмы, такие как вытеснение, отрицание и прочие, существуют не зря: они призваны охранять личность от разрушения, пусть даже ценой жизни в иллюзиях. Не будучи уверенными, что у человека достаточно сил и желания узнать о себе правду, не стоит торопиться открывать ему глаза на то, что он делает, указывать на истинные мотивы его поведения. Грамотные психологи проводят серьезную работу (иногда очень длительную), помогая человеку найти ресурсы, прежде чем он посмотрит в сторону своей травмы и ее последствий.

    Окамененное нечувствие

    Если человек старается добиться подтверждения собственной ценности от окружающих, это говорит о том, что у него сохранилась надежда, что он все-таки не пустое место. Хуже обстоит дело с теми, кто в результате психологических травм окончательно отчаялся и относится с равнодушием (иногда с цинизмом или жестокостью) к тому, что происходит в их жизни и в жизни окружающих. «Ну, опоздаю я, ну, рассердятся на меня, ну, уволят с этой работы… Подвел? А меня сколько раз подводили, и ничего, жив. Неприятности у них? А кому сейчас легко?!»

    Но не надо спешить осуждать этих «бесчувственных циников, которым на все и на всех наплевать». Они становятся такими не по собственной воле. Есть закономерность: человек способен на ту степень насилия по отношению к себе и другим, которую он сам испытал, или которой он был непосредственным свидетелем. Естественно, пережитое насилие и тяжелые обстоятельства жизни не являются оправданием поступков человека. За все, что он впоследствии совершает, он сам несет ответственность.

    Маленький ребенок быстро усваивает жизненные уроки и делает вывод: «Раз это было возможно сделать со мной (или в моем присутствии, у меня на глазах), значит, это в принципе возможно». Когда этот ребенок вырастет, он совсем не обязательно должен стать жестоким тираном. У человека всегда есть выбор, как использовать свой опыт, свой жизненный потенциал, свои психологические особенности. Например, он может выбрать такую профессию, в которой нет места эмоциональности и чувствительности, зато необходимы жесткость и бесстрастность: хирург, следователь, военный и тому подобное.

    Детские психологические травмы нередко приводят к тому, что снижается чувствительность и к тому, что происходит с самим человеком, и к тому, что происходит с другими. Пережитая ребенком боль так велика, что его страдания как бы выжигают живые чувства, блокируют естественные эмоциональные реакции. «Травматик» бессознательно делает все возможное и невозможное, чтобы подавить боль и не мучиться больше. Но сердце устроено так, что оно либо чувствует все (и приятное, и неприятное, и радостное, и горькое), либо перестает чувствовать вовсе – появляется то, что отцы Церкви называли «окамененным нечувствием». «Избирательной» чувствительности не бывает.

    Одна женщина, пережившая в детстве физическое и психологическое насилие, так образно описала свое состояние: «Мое сердце в сейфе, сейф в танке, танк в подводной лодке, а подводная лодка на дне морском». Она осознавала свою бесчувственность как проблему и обратилась к психологу, потому что ее жизнь, лишенная эмоциональной окраски, потеряла для нее смысл. Таким людям очень сложно отвечать на вопросы: «Что вы сейчас чувствуете? Вам это нравится? Это вам неприятно?» Самый распространенный ответ: «Ничего не чувствую, мне все равно». Бывают и другие варианты ответа. Так, мужчина, пришедший на консультацию по поводу конфликта с начальником, на вопрос психолога, какие чувства у него возникают, когда начальник повышает на него голос, сказал: «Я думаю, что я чувствую дискомфорт». У него нет прямого контакта со своими эмоциями, а только опосредованный интеллектом: логично было бы предположить, что в подобной ситуации человеку должно быть не очень приятно.

    Как правило, такие люди рассуждают в терминах эффективности, пользы, необходимости. Они часто используют слова «надо», «обязан», «должен», «нельзя». Их эмоциональная сфера подавлена, репертуар эмоциональных реакций беден. Но если они вдруг получат доступ к своим чувствам, то первое, с чем они столкнутся, – это страх и боль, настолько сильные, что без специальной предварительной подготовки и профессиональной поддержки справиться с ними будет сложно. В результате либо мощь этих страданий их сломает, либо они замуруют свои чувства еще глубже, чтобы никогда больше не допустить их выхода наружу. В этом случае нужно работать с травмой, а не с опозданиями. Окружающие могут сколько угодно возмущаться: «Что ты натворил?! Как ты можешь? Ты что, не понимаешь?» А они не то что не понимают – они не чувствуют… И сердце у них есть, но оно изранено и покрыто запекшейся коркой. Чтобы что-то почувствовать, внешний стимул должен быть очень сильным.

    Адреналиновая зависимость

    Окамененное нечувствие встречается не так уж часто. Большинство же людей, столкнувшихся в детстве с неблагоприятными обстоятельствами, вырастают с привычкой жить в постоянном напряжении. Для них напряжение становится нормальным фоном их существования, и они даже испытывают дискомфорт и тревогу, когда вдруг удается успокоиться и расслабиться. Один мужчина очень точно сформулировал эту закономерность: «Когда мне плохо, мне хорошо, но когда мне хорошо, мне плохо». Многие из «раненых» ищут острых ощущений, чтобы почувствовать вкус жизни. Можно назвать это «адреналиновой зависимостью». В науке такого термина не существует, но само явление изучается.

    У каждого человека есть уровень адреналина, к которому он привык и с которым ощущает себя «живым». Как только появляется нехватка адреналина, может начаться скука, апатия, слабость, усталость, иногда даже депрессия.

    Обычно людям хватает адреналина (его еще называют «гормон действия») в повседневной жизни – ситуаций, требующих быстрой мобилизации физической и мозговой активности, более чем достаточно. Но если стресс давно перестал быть неприятным исключением из правила, а стал привычным фоном, то может появиться необходимость периодически себя дополнительно взбодрить. Некоторые прыгают с парашютом, но куда проще устроить себе приключение без риска для жизни и особых затрат – например, приступить к работе над отчетом за день до сдачи или выйти из дома впритык и начать бег с препятствиями.

    Что происходит с тем, кто очень торопится? Учащается сердцебиение, расширяются зрачки, перехватывает дыхание, в голове единственная мысль: «Только бы успеть!» Все это признаки того, что уровень адреналина в крови резко повысился. Адреналин оказывает стимулирующее действие на центральную нервную систему. Человек пребывает как бы в состоянии легкого опьянения, потому что действие этого гормона на сосудистую и нервную системы аналогичны действию алкоголя и наркотиков.

    Вслед за резким возбуждением наступает расслабление организма, человек впадает в эйфорию, ему хорошо и… он хочет еще. Только вот «дозу» придется постепенно увеличивать – срабатывает механизм привыкания. То, что вчера вызывало возбуждение, сегодня уже не действует. Это одна из опасностей зависимости – человек теряет контроль над ситуацией и в какой-то момент может даже начать вытеснять из своего сознания важные для себя ценности («Понимаю, что подвожу людей, срываю встречу, каждый раз переживаю, нервничаю, бегу, но ничего не могу с собой поделать, не могу выйти из дома вовремя. Это сильнее меня!»). Беда еще в том, что, как правило, человек не осознает, не может сам увидеть истинные причины того, что с ним на самом деле происходит, и часто спохватывается тогда, когда изменить ситуацию уже очень сложно.

    Иногда – бессознательно – люди находят совершенно неожиданное применение тому всплеску энергии, который происходит при повышении уровня адреналина в крови. Пример: человек спешит выйти из дома, опаздывает и вдруг ни с того ни с сего хватается за какое-то дело, которое давно уже откладывал в долгий ящик. Очевидно, что это задержит опаздывающего еще больше. Поступок кажется совершенно нелогичным, но это только на первый взгляд. Переживая, мы мобилизуемся, ощущаем приток сил, необходимых, чтобы все-таки успеть вовремя. Бессознательно возникает желание извлечь из этой ситуации дополнительную выгоду и использовать полученную энергию по максимуму. Даже риск опоздать еще сильнее не всегда может заставить отказаться от выпавшего шанса отделаться, наконец, от висящего над душой дела – например, убрать в шкаф одежду, давно висящую на стуле без всякой надобности. В обычном, спокойном состоянии на это опять трудно будет найти время и силы. А тут – все равно уже опоздаю. Ну подождут еще немного, зато в комнате наконец водворится порядок. И все это происходит в обход сознания, вопреки ценностным установкам.

    Источник:

    readanywhere.ru

    Красникова, Ольга Михайловна Опоздания И Невыполненные Обещания в городе Чебоксары

    В этом каталоге вы всегда сможете найти Красникова, Ольга Михайловна Опоздания И Невыполненные Обещания по доступной стоимости, сравнить цены, а также изучить другие предложения в группе товаров Наука и образование. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Доставка выполняется в любой населённый пункт РФ, например: Чебоксары, Красноярск, Самара.