Книжный каталог

Феникс И Ковер

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Забытое сокровище, огненная птица Феникс, грабитель, волшебный ковер и сто девяносто девять персидских кошек! Это и многое другое ждёт вас во второй книге трилогии английской писательницы Эдит Несбит ("Пятеро детей и Оно", "Феникс и ковёр", "История с амулетом"). Чудеса продолжаются! Для младшего и среднего школьного возраста.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Эдит Несбит Феникс и ковер Эдит Несбит Феникс и ковер 399 р. litres.ru В магазин >>
Несбит Э. Феникс и ковер Несбит Э. Феникс и ковер 172 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Ковер Burmade Ковер Burmade 6999 р. laredoute.ru В магазин >>
Rugsbe Ковер "Patchwork" Rugsbe Ковер "Patchwork" 104990 р. thefurnish.ru В магазин >>
Rugsbe Ковер "Patchwork" Rugsbe Ковер "Patchwork" 59990 р. thefurnish.ru В магазин >>
Rugsbe Ковер "Patchwork" Rugsbe Ковер "Patchwork" 59990 р. thefurnish.ru В магазин >>
Rugsbe Ковер "Patchwork" Rugsbe Ковер "Patchwork" 85990 р. thefurnish.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать Феникс и ковер - Несбит Эдит - Страница 1

Феникс и ковер
  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 530 530
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 458 705

Всё началось совсем незадолго до пятого ноября. У кого-то зародилось сомнение, достаточно ли хороши их ракеты, приготовленные для фейерверка в день Гая Фокса.[1] Праздник этот, как известно, как раз и бывает пятого ноября.

– Они довольно-таки дешёвенькие, – заметил кто-то, кажется, Роберт. – Что, если они не взлетят и не загорятся? Поглумятся тогда над нами проссеровские ребята! Уж они-то случая не упустят!

– Те, что я купила, точно хорошие, – сказала Джейн. – Продавец мне сказал, что они на самом деле жуть как дороже стоят.

– Нельзя сказать «жуть как», – оборвала её Антея.

– Отдельно сказать «жуть как» точно нельзя, – вмешался Сирил, – но ведь она и не сказала просто «жуть как», и вообще, ты бы поменьше умничала.

Антея пошарила в своей памяти, пытаясь найти достойный ответ, чтобы поставить Сирила на место. Но тут она вспомнила, что мальчикам была обещана поездка на верхней площадке трамвая чуть ли не через весь Лондон за то, что они шесть дней подряд не забывали хорошенько вытереть ноги у дверей. И вот теперь из-за дождя их поездка срывалась. Она их пожалела и поэтому не стала говорить резкостей, только произнесла:

– Сам не умничай. А с нашим фейерверком всё будет в порядке. А коли ты не потратился на трамвай, так у тебя останется ещё в запасе восемь пенсов. Можно как раз за восемь пенсов купить отличное огненное колесо.

– Послушайте-ка, – продолжал гнуть своё Роберт, – так как же всё-таки насчёт наших ракет? Неохота осрамиться перед соседскими мальчишками. Они и так всех презирают, потому что по воскресеньям их одевают в красные бархатные костюмчики.

– Я ни за что бы не напялила на себя красный бархат, – сказала Антея. – Чёрный – это другое дело. И то, я бы в него облачилась, только если бы меня, как королеву Марию Стюарт, повели бы на казнь.

Но Роберт продолжал всё о своём. Роберт вообще отличался тем, что уж если что ему втемяшится в голову, он ни в коем случае не отстанет.

– Я думаю, их надо бы заранее испробовать.

– Боже, какой болван! – воскликнул Сирил. – Тебе невдомёк, что ракету можно использовать всё равно как почтовую марку, – только один раз?

– Ну а что, по-твоему, значит реклама: «Испытанные семена Картера»?

Все вдруг замолчали. Потом Сирил покрутил пальцем у виска:

– Готово! Братец свихнулся! – воскликнул он. – Вот к чему приводят все эти пятёрки по алгебре и по другим предметам. Я всегда опасался, что он сделается слегка того… Так что…

– Заткнись, – рявкнул на него Роберт. – Разве не ясно, что испробовать семена – значит посеять одно-другое из каждого пакетика? Если они взойдут, то и все остальные тоже окажутся всхожими. Не обязательно высевать их все! Давайте-ка зажмуримся и вытащим по одной ракете каждый, их и испробуем.

– Но на дворе ливень, – заметила Джейн.

– И волк в лесу сдох, – парировал Роберт. – Зачем нам тащиться на улицу? Мы просто отодвинем стол и на старом подносе, ну на том, на котором мы катаемся зимой с горки, запалим их. Тогда мы уж не станем гадать, а точно будем уверены, что умоем этих Проссеров.

– Да вообще-то хорошо бы, – задумчиво произнёс Сирил.

Так что стол отодвинули к окну, а Антея на цыпочках прокралась на кухню и, когда кухарка отвернулась к плите, схватив поднос, вернулась с ним в комнату. После этого все фейерверочные принадлежности были выложены на стол, и каждый из четверых, крепко зажмурившись, вытащил из кучи кто что сумел. Роберт добыл хлопушку, Сирил и Антея схватили по бенгальскому огню, а Джейн своей пухленькой ручкой выхватила аж жемчужину всего этого фейерверочного запаса, так называемый «Джек-из-коробочки»: такая ракета, которая рассыпалась разноцветными пляшущими огнями и которая стоила целых два шиллинга. Кое-кто из всей компании (не скажу кто, потому что потом ему было очень даже стыдно) заявил, что Джейн сделала это специально.

– Неправда, – расплакалась Джейн. – Я не подсматривала! Ну, давайте я вытащу что-нибудь другое.

– Ты отлично знаешь, что мы никогда не переигрываем, – отрезал Сирил. – Что сделано, то сделано.

У ребят было давно решено: что бы ни возникало – никаких склок и споров, результаты жеребьёвки сразу же считать окончательными. Они вычитали в книжке, что так всегда поступали древние мидяне и персы.

– Раз уж так получилось, этого «Джека» запалим последним и хорошо повеселимся. А ты, когда получишь карманные к празднику, купишь на них такой же – для фейерверка, – предложил Сирил.

Что ж, и хлопушки и бенгальские огни вполне оправдали затраченные на них деньги. Но когда дело дошло до «Джека-из-коробочки», то, как выразился Сирил, он просто сидел на подносе и издевательски над ними подсмеивался. Они пробовали поджечь его спичками, потом зажжённой бумагой, потом специальными охотничьими спичками, которые они обнаружили в карманах папиного старого пальто.

Ничего не помогало. Тогда Антея тихонечко пробралась в кладовочку под лестницей, где хранились веники, щётки и половые тряпки, сосновые лучины для растопки печей (они ещё так здорово пахнут, прямо как в сосновом лесу), а ещё туда складывали старые газеты, и там лежал пчелиный воск для натирки полов, и скипидар, и ко всему прочему – керосин, которым заправляли лампы. Антея вернулась, держа в руках маленький горшочек. Когда-то, когда в нём был смородиновый джем, он стоил аж семь с половиной пенсов. Но джем давно съели, а в горшочек Антея отлила из бутыли немного керосина. Войдя в комнату, она с ходу плеснула керосином на поднос как раз в ту минуту, когда Сирил в двадцать третий раз пытался поджечь «Джека-из-коробочки». На спичку «Джек» в очередной раз не выдал никакой реакции. А вот керосин… В одно мгновение вверх рванулся столб пламени, опалив при этом Сириловы ресницы и покрыв копотью лица всех четверых, не успевших отскочить подальше. Они отпрянули от огня, ударившись о стенки комнаты. Огненный столб уже доставал от пола до самого потолка.

– Смотрите-ка! – воскликнул Сирил. – На этот раз тебе удалось, Антея!

Под потолком пламя расцветало розой, как было описано мистером Райдером Хаггардом в его волнующей повести про Аллана Квотермейна. Сирил и Роберт поняли, что нельзя было терять ни минуты. Они завернули края ковра и придавили их к подносу. Огненный столб погас, а комнату наполнил удушливый запах гари. Все четверо кинулись затаптывать остатки огня. Теперь перед ними лежал только испорченный обгоревший ковёр самого жалкого вида.

Все в ужасе примолкли. Но вдруг они услышали какой-то странный треск. Он напугал любителей-пиротехников: они отскочили в сторону, опасаясь сами не зная чего. Но треск повторился, а ковёр вдруг зашевелился, точно из него пытался выпутаться завёрнутый в него котёнок или пресловутый «Джек» выскочил-таки из своей коробочки и ворочался там под остатками ковра. Роберт кинулся к окну и широко его распахнул. Антея взвизгнула, а Джейн ударилась в слезы. Сирил решительно перевернул стол ножками вверх и придавил им то, что могло оказаться под ковром. Но это не помогло. Из-под ковра вылетали искры и что-то там шипело и взрывалось.

На крики Антеи в комнату вбежала мама. Через несколько минут остатки фейерверка были ликвидированы. Воцарилась мёртвая тишина. Все искоса поглядывали на маму и ждали грозы.

– Так, – сказала мама. – Всем немедленно отправляться в постель.

Говорят, что все дороги ведут в Рим. Может, оно и так, но в детстве все дороги чаще всего ведут в постель и кончаются именно там, а вовсе не в Риме.

Все до единой ракеты, приготовленные для праздничного фейерверка, были конфискованы, и папа собственноручно запустил их в небо на заднем дворе. Маме это не сильно понравилось, но папа успокоил её, сказав:

– А как же от них ещё отделаешься, дорогая?

Папа забыл, что окошки детской как раз выходят на задний двор, так что все четверо поджигателей вместе с ним полюбовались фейерверком, который он устроил, и пришли в восторг от того, как ловко это у папы получается.

День Гая Фокса – ежегодное празднование, отмечающее провал Порохового заговора, когда группа католиков-заговорщиков попыталась взорвать Парламент Великобритании. Празднование включает в себя фейерверки, костры и сжигание чучела заговорщика Гая Фокса.

Источник:

www.litmir.me

Несбит Эдит - Феникс и ковер скачать бесплатно в txt формате

Бесплатные книги в формате txt

Феникс и ковер

Несбит Эдит - Феникс и ковер

Перевод с английского Л. Сумм

Екатеринбург: изд-во "Ладь", 1994

кому, но, кажется, Роберту) пришло в голову усомниться в качестве

фейерверка, заготовленного по случаю празднования Дня Гая Фокса.

- Наши огневики что-то уж слишком дешево стоят,- сказал этот кто-то

ответственный момент? Вот уж тогда проссеровские парни посмеются над нами!

- Не знаю, как там у тебя, а с моими огневиками все в полном порядке,-

сказала Джейн.- Уж я-то знаю, потому что продавец в лавке сказал, что на

самом деле они стоят впятижды дороже!

- Что это еще за впятижды? Так не говорят! - возмутилась Антея.

- Раз она сказала, значит, говорят,- сказал Сирил.- И вообще, хватит

Антея принялась рыться в своей памяти, пытаясь выудить оттуда очень

оскорбительный ответ, но тут же вспомнила, что сегодня с утра зарядил дождь,

и обещанная мальчикам прогулка по Лондону сорвалась. А ведь предполагалось,

что всю дорогу они проведут на верхней площадке трамвая, и ради этого Сирил

с Робертом целых шесть дней, возвращаясь из школы, старательно вытирали ноги

о коврик перед дверью. Понятно, что они были сильно расстроены.

Поэтому Антея ограничилась тем, что сказала:

- Сам не умничай, Синичка! С нашим фейерверком все будет в порядке. А

на восемь пенсов, которые ты сэкономил, оставшись дома, можешь прикупить

себе еще чего-нибудь. Я знаю одну лавку, где за восемь пенсов можно купить

потрясающее огненное колесо.

- Знаешь что? - холодно произнес Сирил.- Это все-таки мои во

Источник:

knigadarom.com

Читать бесплатно книгу Феникс и ковер, Эдит Несбит

Феникс и ковер Глава первая

Всё началось совсем незадолго до пятого ноября. У кого-то зародилось сомнение, достаточно ли хороши их ракеты, приготовленные для фейерверка в день Гая Фокса.[1] 1

День Гая Фокса – ежегодное празднование, отмечающее провал Порохового заговора, когда группа католиков-заговорщиков попыталась взорвать Парламент Великобритании. Празднование включает в себя фейерверки, костры и сжигание чучела заговорщика Гая Фокса.

[Закрыть] Праздник этот, как известно, как раз и бывает пятого ноября.

– Они довольно-таки дешёвенькие, – заметил кто-то, кажется, Роберт. – Что, если они не взлетят и не загорятся? Поглумятся тогда над нами проссеровские ребята! Уж они-то случая не упустят!

– Те, что я купила, точно хорошие, – сказала Джейн. – Продавец мне сказал, что они на самом деле жуть как дороже стоят.

– Нельзя сказать «жуть как», – оборвала её Антея.

– Отдельно сказать «жуть как» точно нельзя, – вмешался Сирил, – но ведь она и не сказала просто «жуть как», и вообще, ты бы поменьше умничала.

Антея пошарила в своей памяти, пытаясь найти достойный ответ, чтобы поставить Сирила на место. Но тут она вспомнила, что мальчикам была обещана поездка на верхней площадке трамвая чуть ли не через весь Лондон за то, что они шесть дней подряд не забывали хорошенько вытереть ноги у дверей. И вот теперь из-за дождя их поездка срывалась. Она их пожалела и поэтому не стала говорить резкостей, только произнесла:

– Сам не умничай. А с нашим фейерверком всё будет в порядке. А коли ты не потратился на трамвай, так у тебя останется ещё в запасе восемь пенсов. Можно как раз за восемь пенсов купить отличное огненное колесо.

– Послушайте-ка, – продолжал гнуть своё Роберт, – так как же всё-таки насчёт наших ракет? Неохота осрамиться перед соседскими мальчишками. Они и так всех презирают, потому что по воскресеньям их одевают в красные бархатные костюмчики.

– Я ни за что бы не напялила на себя красный бархат, – сказала Антея. – Чёрный – это другое дело. И то, я бы в него облачилась, только если бы меня, как королеву Марию Стюарт, повели бы на казнь.

Но Роберт продолжал всё о своём. Роберт вообще отличался тем, что уж если что ему втемяшится в голову, он ни в коем случае не отстанет.

– Я думаю, их надо бы заранее испробовать.

– Боже, какой болван! – воскликнул Сирил. – Тебе невдомёк, что ракету можно использовать всё равно как почтовую марку, – только один раз?

– Ну а что, по-твоему, значит реклама: «Испытанные семена Картера»?

Все вдруг замолчали. Потом Сирил покрутил пальцем у виска:

– Готово! Братец свихнулся! – воскликнул он. – Вот к чему приводят все эти пятёрки по алгебре и по другим предметам.

– Заткнись, – рявкнул на него Роберт. – Разве не ясно, что испробовать семена – значит посеять одно-другое из каждого пакетика? Если они взойдут, то и все остальные тоже окажутся всхожими. Не обязательно высевать их все! Давайте-ка зажмуримся и вытащим по одной ракете каждый, их и испробуем.

– Но на дворе ливень, – заметила Джейн.

– И волк в лесу сдох, – парировал Роберт. – Зачем нам тащиться на улицу? Мы просто отодвинем стол и на старом подносе, ну на том, на котором мы катаемся зимой с горки, запалим их. Тогда мы уж не станем гадать, а точно будем уверены, что умоем этих Проссеров.

– Да вообще-то хорошо бы, – задумчиво произнёс Сирил.

Так что стол отодвинули к окну, а Антея на цыпочках прокралась на кухню и, когда кухарка отвернулась к плите, схватив поднос, вернулась с ним в комнату. После этого все фейерверочные принадлежности были выложены на стол, и каждый из четверых, крепко зажмурившись, вытащил из кучи кто что сумел. Роберт добыл хлопушку, Сирил и Антея схватили по бенгальскому огню, а Джейн своей пухленькой ручкой выхватила аж жемчужину всего этого фейерверочного запаса, так называемый «Джек-из-коробочки»: такая ракета, которая рассыпалась разноцветными пляшущими огнями и которая стоила целых два шиллинга. Кое-кто из всей компании (не скажу кто, потому что потом ему было очень даже стыдно) заявил, что Джейн сделала это специально.

– Неправда, – расплакалась Джейн. – Я не подсматривала! Ну, давайте я вытащу что-нибудь другое.

– Ты отлично знаешь, что мы никогда не переигрываем, – отрезал Сирил. – Что сделано, то сделано.

У ребят было давно решено: что бы ни возникало – никаких склок и споров, результаты жеребьёвки сразу же считать окончательными. Они вычитали в книжке, что так всегда поступали древние мидяне и персы.

– Раз уж так получилось, этого «Джека» запалим последним и хорошо повеселимся. А ты, когда получишь карманные к празднику, купишь на них такой же – для фейерверка, – предложил Сирил.

Что ж, и хлопушки и бенгальские огни вполне оправдали затраченные на них деньги. Но когда дело дошло до «Джека-из-коробочки», то, как выразился Сирил, он просто сидел на подносе и издевательски над ними подсмеивался. Они пробовали поджечь его спичками, потом зажжённой бумагой, потом специальными охотничьими спичками, которые они обнаружили в карманах папиного старого пальто.

Ничего не помогало. Тогда Антея тихонечко пробралась в кладовочку под лестницей, где хранились веники, щётки и половые тряпки, сосновые лучины для растопки печей (они ещё так здорово пахнут, прямо как в сосновом лесу), а ещё туда складывали старые газеты, и там лежал пчелиный воск для натирки полов, и скипидар, и ко всему прочему – керосин, которым заправляли лампы. Антея вернулась, держа в руках маленький горшочек. Когда-то, когда в нём был смородиновый джем, он стоил аж семь с половиной пенсов. Но джем давно съели, а в горшочек Антея отлила из бутыли немного керосина. Войдя в комнату, она с ходу плеснула керосином на поднос как раз в ту минуту, когда Сирил в двадцать третий раз пытался поджечь «Джека-из-коробочки». На спичку «Джек» в очередной раз не выдал никакой реакции. А вот керосин… В одно мгновение вверх рванулся столб пламени, опалив при этом Сириловы ресницы и покрыв копотью лица всех четверых, не успевших отскочить подальше. Они отпрянули от огня, ударившись о стенки комнаты. Огненный столб уже доставал от пола до самого потолка.

– Смотрите-ка! – воскликнул Сирил. – На этот раз тебе удалось, Антея!

Под потолком пламя расцветало розой, как было описано мистером Райдером Хаггардом в его волнующей повести про Аллана Квотермейна. Сирил и Роберт поняли, что нельзя было терять ни минуты. Они завернули края ковра и придавили их к подносу. Огненный столб погас, а комнату наполнил удушливый запах гари. Все четверо кинулись затаптывать остатки огня. Теперь перед ними лежал только испорченный обгоревший ковёр самого жалкого вида.

Все в ужасе примолкли. Но вдруг они услышали какой-то странный треск. Он напугал любителей-пиротехников: они отскочили в сторону, опасаясь сами не зная чего. Но треск повторился, а ковёр вдруг зашевелился, точно из него пытался выпутаться завёрнутый в него котёнок или пресловутый «Джек» выскочил-таки из своей коробочки и ворочался там под остатками ковра. Роберт кинулся к окну и широко его распахнул. Антея взвизгнула, а Джейн ударилась в слезы. Сирил решительно перевернул стол ножками вверх и придавил им то, что могло оказаться под ковром. Но это не помогло. Из-под ковра вылетали искры и что-то там шипело и взрывалось.

На крики Антеи в комнату вбежала мама. Через несколько минут остатки фейерверка были ликвидированы. Воцарилась мёртвая тишина. Все искоса поглядывали на маму и ждали грозы.

– Так, – сказала мама. – Всем немедленно отправляться в постель.

Говорят, что все дороги ведут в Рим. Может, оно и так, но в детстве все дороги чаще всего ведут в постель и кончаются именно там, а вовсе не в Риме.

Все до единой ракеты, приготовленные для праздничного фейерверка, были конфискованы, и папа собственноручно запустил их в небо на заднем дворе. Маме это не сильно понравилось, но папа успокоил её, сказав:

– А как же от них ещё отделаешься, дорогая?

Папа забыл, что окошки детской как раз выходят на задний двор, так что все четверо поджигателей вместе с ним полюбовались фейерверком, который он устроил, и пришли в восторг от того, как ловко это у папы получается.

На следующий день всё было прощено и забыто. Только в их комнате пришлось сделать генеральную уборку, а потолок побелить.

Потом мама ушла по своим делам. А ближе к вечеру дома появился какой-то дяденька и притащил свёрнутый ковёр. Папа с ним расплатился, а мама сказала дяденьке:

– Если в ковре обнаружится хоть малейший изъян, вы будете обязаны его заменить.

– Да в нём ни одной ниточки нет повреждённой, уверяю вас, мэм! В жизни ещё никому не доставался такой ковёр за такую цену! Я уже даже начинаю жалеть, что продал его так дёшево. Да ведь как нам, мужчинам, устоять, когда нас просит леди, не правда ли, сэр? – Он подмигнул папе и с тем и удалился.

Потом ковёр расстелили в детской. На нём и правда не было ни единой, даже самой малюсенькой дырочки.

Когда на ковре, расстилая, отогнули последний уголочек, оттуда выкатилось что-то твёрдое, стукнулось об пол и покатилось к стене. Дети все разом кинулись, чтобы схватить эту неожиданную находку. Первым оказался Сирил. Он поднёс её к лампочке, чтобы получше рассмотреть. Предмет имел форму яйца, жёлтого и блестящего. Яйцо было полупрозрачным, изнутри оно мерцало каким-то меняющим цвет огоньком, в зависимости от того, как его поворачивали к свету. Казалось, что это яйцо с огненным желтком внутри.

– Мам, я возьму его себе, можно? – спросил Сирил.

– Ни в коем случае, – сказала мама. – Сейчас же отнесите его обратно в магазин. Мы заплатили только за ковёр, а вовсе не за каменное яйцо вдобавок.

Она объяснила им, где находится магазин: на улице Кентиш Таун, неподалёку от гостиницы «Бык и Калитка».

Дети разыскали занюханную лавчонку, где хозяин рядом с входом в неё на тротуаре выставлял для продажи подержанную мебель, стараясь расставить её так, чтобы не были заметны вмятины, царапины или сломанные ножки.

Как только ребята приблизились к нему, он их тут же узнал и с ходу принялся орать, не дав им раскрыть рта:

– Даже и не рассчитывайте, что я заберу ковёр назад! Нетушки, и не надейтесь! Что продано, то продано, и весь сказ.

– Мы не хотим, чтобы вы забрали его обратно, – сказал Сирил. – Просто в нём кое-что обнаружилось.

– Если что и обнаружилось, то оно попало туда в вашем доме, а я продаю вещи чистенькими и ничего в них не заворачиваю.

– Да я и не сказал, что ковёр не чистый, – сказал Сирил, – только вот…

– А что, моль, что ли, в нём попалась? Так эта какая-нибудь приблудная. Возьмите «Боракс», и любая моль немедленно сдохнет. Только откуда бы ей взяться? Ковёр был чистый, там не только моли, но и малейшего её яичка не было.

– А вот и нет! – вступила в разговор Джейн. – Яйцо-то там как раз и обнаружилось.

Хозяин лавки замахнулся на них и топнул ногой.

– Вон отсюда! – закричал он. – А не то я кликну полицию. Не хватало ещё, чтобы мои покупатели услышали, что я подкладываю всякие яйца в товары, которыми торгую. Чтоб духу вашего тут не было! Эй, констебль…

Дети кинулись прочь. Они сделали что могли. И папа тоже так подумал. Мама, правда, была другого мнения. Но папа разрешил оставить яйцо у себя.

Яйцо положили на каминную полку в детской, и оно освещало комнату, что твоя лампочка!

Пятого ноября мама с папой отправились в театр, дети остались дома. Проссеровские ребята запускали ракеты, а у них ничегошеньки не было. Им даже не разрешили разжечь костёр на заднем дворе.

– Хватит, наигрались, – сказал папа в ответ на их просьбу.

Когда маленького братика уложили спать, все четверо уселись в детской вокруг камина.

– Вот тощища! – сказал Роберт.

– Давайте повспоминаем Саммиэда, – предложила Антея, которая всегда старалась всех ободрить.

– Какой смысл разводить разговоры, – откликнулся Сирил. – Хочется же, чтоб что-нибудь происходило. А тут – посадили взаперти на весь вечер. Ну, выучили уроки. А дальше-то что?

Джейн как раз дочитала до конца странички, заданные по истории, и с шумом захлопнула книжку.

– У нас масса прекрасных воспоминаний, – сказала она. – Стоит только оживить в памяти прошлые каникулы.

Ещё бы! Чего только ни происходило в прошлые каникулы! Они жили в деревне, в белом домике между меловым и песчаным карьерами. Если вы хотите узнать обо всём подробно, прочтите книжку «Пятеро детей и Оно» (Оно – как раз и есть Саммиэд).

Если вы не читали этой книжки, то мне тогда надо поставить вас в известность, что пятым ребёнком был их маленький братишка, которого все называли Ягнёнком, потому что его самое первое слово было «Бе-е-е». А все остальные ребята были и не особенно умными, и не выдающимися красавцами, и не чересчур благонравными, а просто обыкновенными, и вполне неплохими ребятишками.

– Не хочу я никаких «прекрасных воспоминаний», – ворчливо сказал Сирил. – Пусть бы что-нибудь «прекрасное» случилось прямо сейчас!

– Но всё-таки мы счастливчики, – заметила Джейн. – Ведь это только нам посчастливилось обнаружить Саммиэда. Уже за одно это мы должны быть благодарны.

– Ну ладно, будем благодарны за прошлое. Но сейчас-то ничего не происходит, – настаивал Сирил.

– Что-нибудь обязательно произойдёт, – сказала Антея. – Знаете, мне иногда кажется, что мы такие люди, с кем обязательно что-нибудь случается.

– Это как в учебнике по истории, – сказала Джейн. – Есть короли, чья жизнь сплошные события и приключения, а встречаются и такие, про которых написано, что они родились, короновались, умерли и их похоронили.

– Думаю, Антея права, – сказал Сирил. – С нами обязательно что-нибудь приключится. Только надо как-то это что-нибудь подтолкнуть. Как-нибудь его завести.

– Как жаль, что в школе не учат магии и ворожбе, – сказала Джейн. – Вот если бы мы умели немного колдовать, то, может, что-то интересное и случилось бы.

– Можно бы попробовать, – сказала Антея. – Я много чего читала о магии. Только вот Библия не очень-то одобряет колдовство.

– Ну, это такое колдовство, которое вредит людям. Но мы-то ведь никому не собираемся навредить, правда?

– Надо взять книжку Инголдсби «Легенды». Там много чего говорится про абракадабру и всякие магические дела, – предложил Сирил.

– Я схожу, принесу Инголдсби, – сказала Антея. – А вы пока сверните каминный коврик.

Пол под ковриком был чистый-чистый. И вот весь вечер они чертили на линолеуме разные магические фигуры, для чего весьма пригодился кусочек мела, который Роберт накануне свистнул прямо с учительского стола.

Вы, наверное, знаете, что если стащить целый кусок мела, то это называется воровство, а если остаток исписанного – то это вовсе и не грех.

Вдобавок ко всему они ещё хором исполнили все самые мрачные песнопения, какие знали. Но решительно ничего не произошло.

– Я знаю, – сказала Антея. – Надо зажечь лучины какого-нибудь душистого дерева и окропить огонь какими-нибудь магическими маслами и эссенциями.

– Мне известно только одно душистое дерево – кедр, – сказал Роберт. – У меня есть парочка карандашных огрызков, на них было написано, что они – из древесины кедра.

Карандашные огрызки предали огню. Но и после этого ничего не случилось.

– Давайте подожжём эвкалиптовое масло, которым нас лечат от простуды, – предложила Антея.

Сказано – сделано. Эвкалиптовое масло пахло очень сильно. Потом они сожгли кусочки камфоры, которые извлекли из сундука. Камфора горела ярко и испускала по-настоящему волшебные клубы чёрного дыма. Но и это ни к чему не привело. Затем они с отчаяния притащили из кухонного буфета накрахмаленные салфетки и стали ими махать как сумасшедшие. Робертова салфетка задела яйцо, которое лежало на каминной полке, смахнула его оттуда, оно покатилось, ударилось о каминную решётку и рикошетом полетело прямо в камин.

– Ой! – завопили все в один голос.

Дети тут же ничком плюхнулись на пол и с тревогой уставились в глубину камина. Яйцо лежало там, как в гнёздышке, на подёрнутых золой, догорающих угольях.

– Слава богу, не разбилось, – сказал Роберт, просовывая руку под решётку и пытаясь достать яйцо. Но яйцо оказалось таким горячим, что Роберт, обжёгшись и чертыхнувшись, выронил его, и оно, ударившись о решётку, прыгнуло обратно в самую серёдку горячего камина.

– Щипцы! – крикнула Антея.

Но щипцы куда-то задевались, и в суматохе никто не вспомнил, что последний раз каминными щипцами выуживали кукольный чайник со дна стоявшей в саду бочки для дождевой воды, куда его забросил расшалившийся Ягнёнок.

– Ладно, – сказал Роберт. – Попробуем достать его с помощью кочерги и совка.

– Ой, подожди! – воскликнула Антея. – Глядите, глядите! Да поглядите же вы! Кажется, что-то вот-вот должно произойти!

Яйцо к этому времени раскалилось докрасна, и там, внутри, что-то шевелилось. В следующий миг раздался треск, яйцо развалилось на две половинки, и из него вылупилась огненного цвета птица. Она помедлила среди вспыхнувшего вокруг неё огня, и дети увидели, как вскружённая пламенем птица всё увеличивается и увеличивается в размерах прямо у них на глазах. Челюсти у них отвисли, а глаза полезли на лоб. Птица понежилась в своём огненном гнезде, расправила крылья и выпорхнула из камина в комнату. Она несколько раз облетела комнату, распространяя в воздухе жар, а затем опустилась на каминную решётку.

Ребята с изумлением поглядели друг на друга. Сирил протянул было руку к птице. А она наклонила голову набок, как попугай, который собирается что-то сказать. Поэтому никто особенно и не удивился, когда птица произнесла:

– Осторожно! Я ещё не успел остыть.

Да, они не удивились. Но как же им было интересно!

Они во все глаза глядели на птицу. Да и было на что поглядеть! Её перья отливали золотом. Величиной она была со среднего размера курицу, только клюв её нисколько не напоминал куриный.

– Кажется, я знаю, кто это, – сказал Роберт. – Я видел на картинке.

Он торопливо выскочил из комнаты и, устроив тарарам на папином письменном столе и обретя, как сказано в учебнике арифметики, «желаемый результат», влетел обратно со словами:

Но на него зашикали, и он умолк, потому что птица продолжала говорить.

– Кто из вас поместил яйцо в огонь? – спросила птица.

Все ткнули пальцами в Роберта. Им показалось, что птица отвесила ему поклон.

– Я у тебя в неоплатном долгу, – торжественно произнесла она при этом.

Ребятам всё это показалось чрезвычайно удивительным. Всем, кроме Роберта. Он не удивлялся, потому что он знал. Что он и произнёс вслух:

Он показал всем бумагу, которую он взял с папиного стола. Там в правом верхнем углу была изображена птица, поместившаяся в огненное гнездо. Это была реклама общества страхования от пожара.

– Ты – Феникс, – сказал Роберт.

Птица, вроде бы, осталась довольна.

– Так, значит, моя слава не погасла за последние два тысячелетия, – сказала она. – Дай мне взглянуть на мой портрет.

Она поглядела на страничку, которую развернул перед ней Роберт, и произнесла:

– М-да. Художник мне не польстил. А что это там за закорючки? – показала она на строчки, напечатанные на бумаге под картинкой.

– Да так, – сказал Роберт. – Там ничего интересного.

– Но о тебе написано во многих книгах, – любезно подсказал Сирил.

– С портретами? – поинтересовался Феникс.

– Да вроде бы нет, – засомневался Сирил, – но если хочешь, я прочитаю, что о тебе написано в энциклопедии.

Феникс кивнул, и Сирил принёс десятый том энциклопедии и на двести сорок шестой странице прочёл:

– «Феникс – в орнитологии сказочная птица античных времён».

– Античность – это правильно сказано, – согласился Феникс. – Но «сказочная»? Поглядите на меня, разве я сказочный?

Все отрицательно замотали головами.

Сирил продолжил чтение:

– «Древние считали, что эта птица – единственная в своём роде».

– Ну, в общем, верно, – подтвердил Феникс.

– «Они утверждали, что Феникс был величиной с орла…»

– Интересное дело. Орлы бывают самой разной величины. Это какое-то дурацкое утверждение, – продолжал комментировать Феникс.

Ребята опустились на коленки, стараясь оказаться поближе к золотой птице.

– Как бы у вас так близко к камину не закипели мозги, – сказал он. – Я уже почти остыл. – И, взмахнув крыльями, он перелетел на стол. Остыть-то он остыл, но всё-таки от скатерти слегка пахнуло палёным.

– Ничего, это отстирается, – сказал Феникс, слегка смутившись. – Пожалуйста, читай дальше.

– «…величиной с орла. Его голову венчает красивый хохолок, шея покрыта золотистыми перьями, а всё остальное туловище – пурпурное. Только хвост остаётся белым, а глаза сверкают, как звёзды. Говорят, что он живёт пятьсот лет в пустыне, а когда почувствует приближение конца, то складывает костёр из душистых пород древесины, кропит их ароматными смолами и поджигает, высекая огонь с помощью частых взмахов крыльями. Он сгорает в огне, и из его пепла образуется червь, который впоследствии превращается в птицу Феникс. Древние финикийцы утверждали…»

– Не важно, что они там утверждали, – перебил Сирила Феникс. – Эту книжку надо бы вообще выбросить вон. Начать с того, что моё туловище никогда не было пурпурным, а уж хвост… Поглядите, разве он белый?

Он повернулся и продемонстрировал детям свой хвост. Хвост оказался золотым.

– Нет, он не белый, – подтвердили хором все четверо.

– Никогда белым и не был. А что касается червя, то это просто оскорбительно! Феникс, как и все уважающие себя птицы, имеет яйцо. Когда приходит время, Феникс раскладывает костёр. Это верно. Но он откладывает яйцо, сжигает себя и отправляется спать, а потом просыпается – в яйце, и вылупляется оттуда, и снова делается живым. И так до бесконечности. Должен сказать, что я безумно устал от всей этой круговерти. Ну, прямо никакого покоя!

При использовании книги "Феникс и ковер" автора Эдит Несбит активная ссылка вида: читать книгу Феникс и ковер обязательна.

Поделиться ссылкой на выделенное

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

Источник:

bookz.ru

Феникс И Ковер в городе Тула

В данном каталоге вы всегда сможете найти Феникс И Ковер по разумной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть другие предложения в группе товаров Детская литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Доставка товара осуществляется в любой город РФ, например: Тула, Челябинск, Самара.