Книжный каталог

Гюго, Виктор Отверженные. [Роман. В II Т.] Т. I

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Классика мировой литературы, роман, неоднократно экранизированный и положенный в основу мюзикла. На страницах «Отверженных» Гюго раскрывает важнейшие для всего общества темы: сила власти и сила любви, жестокость и человечность, лишения бедных и страдания богатых, несчастье и благоденствие. В книге описан нелёгкий жизненный путь бывшего каторжника Жана Вальжана, преследовавшего его сыщика Жавера, юных Козетты и Мариуса, а также тяжелая судьба детей Эпонины и Гавроша, оказавшихся на самом дне парижского общества. Роман отличают яркие, запоминающиеся характеры, гротеск и романтика, напряженный и захватывающий сюжет. Публикуется без сокращений.Перевод с французского: Д.Г. Лившиц, Н.А. Коган, Н.Д. Эфрос.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Гюго, Виктор Отверженные. [Роман. В II т.] Т. II Гюго, Виктор Отверженные. [Роман. В II т.] Т. II 207 р. bookvoed.ru В магазин >>
Гюго В. Отверженные. [Роман. В II т.] Т. I Гюго В. Отверженные. [Роман. В II т.] Т. I 166 р. book24.ru В магазин >>
Гюго В. Отверженные. [Роман. В II т.] Т. II Гюго В. Отверженные. [Роман. В II т.] Т. II 141 р. book24.ru В магазин >>
Гюго В. Отверженные. Том II Гюго В. Отверженные. Том II 194 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Гюго, Виктор Отверженные. Том II (с иллюстрациями) Гюго, Виктор Отверженные. Том II (с иллюстрациями) 299 р. bookvoed.ru В магазин >>
Гюго, Виктор Отверженные. [Роман. В II т.] Т. I Гюго, Виктор Отверженные. [Роман. В II т.] Т. I 207 р. bookvoed.ru В магазин >>
Виктор Гюго Отверженные. Том II. Части 4, 5 Виктор Гюго Отверженные. Том II. Части 4, 5 325 р. ozon.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Гюго, Виктор Отверженные. [Роман. В II т.] Т. I

Отверженные. [Роман. В II т.] Т. I

Аннотация к книге «Отверженные. [Роман. В II т.] Т. I»

На страницах "Отверженных" Гюго раскрывает важнейшие для всего общества темы: сила власти и сила любви, жестокость и человечность, лишения бедных и страдания богатых, несчастье и благоденствие. В книге описан нелёгкий жизненный путь бывшего каторжника Жана Вальжана, преследовавшего его сыщика Жавера, юных Козетты и Мариуса, а также тяжелая судьба детей Эпонины и Гавроша, оказавшихся на самом дне парижского общества.

Роман отличают яркие, запоминающиеся характеры, гротеск и романтика, напряженный и захватывающий сюжет.

Публикуется без сокращений.

Отзывов пока что нетОставить отзыв Возможно, вам понравится Мобильные приложения для платформ iOS и Android будут доступны в ближайшее время!

Моя книга | Сеть книжных магазинов в Саратове

Источник:

moya-kniga.ru

Виктор Гюго - Отверженные

LiveInternetLiveInternet -Рубрики
  • Красота и искусство (68)
  • Живопись (19)
  • Архитектура (12)
  • Литература (9)
  • Достопримечательности (7)
  • Музыка (6)
  • Женская красота (5)
  • Фотография (5)
  • Рукоделие (4)
  • Причёски (4)
  • Кинематография (2)
  • Наша загадочная планета Земля (16)
  • Легенды (8)
  • Тайны (5)
  • Мифология (4)
  • Фольклорные герои (1)
  • История (10)
  • Война 1861-1865 гг. (4)
  • Тайные общества (2)
  • Интересное (6)
  • Моё мнение (6)
  • Юмор (4)
  • Болезни, от которых нет средств (4)
  • Сонный паралич (3)
  • Великие личности (3)
  • Кулинария (2)
  • Немного о своей жизни (2)
  • Почтовые открытки (2)
  • Добро (1)
-Поиск по дневнику -Подписка по e-mail -Статистика Виктор Гюго - "Отверженные"

Пишу так, потому что понимаю, что прочла этот роман слишком рано, я ещё не готова для него. Мне всего 15 лет, и многое из мыслей автора я не поняла, недопоняла и не прочувствовала. Бывало, я подолгу сидела над одной главой, пытаясь осмыслить, впустить в себя авторское мнение, и, честно признаюсь, для меня всё ещё осталась загадкой эта глава его произведения. Но всё же я пишу не просто так - и у меня есть определённое мнение о романе.

Прежде всего. Скажите, сколько раз вы укоряли этот мир в несправедливости, лживости, испорченности. А теперь ответьте, пожалуйста, разве он этого достоин? Наверное, кто-то из тех, кто читает эту рецензию, говорили что-то вроде "Жизнь жестока", "мир несправедлив" и т.п. неосмысленно, а просто чтобы утешиться, сославшись уже установленный до вас порядок несправедливости к добрым людям, безосновательной удачи злых. Я тоже думала так когда-то. Что-то вроде "Жизнь - боль" и пр. подростковые бредни. Но Гюго дал свой ответ на вопрос, который изменил мой взгляд на вещи. Люди, зарабатывающие на обмане и предательстве не живут счастливую жизнь, о нет! Таких людей может спасти единственно вера в свою правоту, идейность. Но, как мы видим по одному из героев "Отверженных", полицейскому Жаверу, и она даёт сбой. Этот человек служил закону, который в то время предусматривал ужасающе жестокие наказания. Вдумайтесь: каторга за украденный хлеб для голодающей семьи! Когда Жавер посылал на каторгу и следил там за каторжниками, он и не подозревал о чувстве долга, он вполне довольствовался законом и как высшей моралью, и как высшей религией. При чём тут чувство долга, спросите вы? Именно оно заставило Жавера переосмыслить свою жизнь. Это произошло, когда каторжник спас ему жизнь. "Разве есть вещи, не предусмотренные законом? Разве не всё поддаётся закону?" - спрашивал он себя. Перед ним стоял выбор: освободить каторжника из-под стражи или заново упечь на каторгу? После долгих выслеживаний, этот каторжник наконец у него в руках, сам пришёл к нему! Но он же спас ему жизнь, когда мог пристрелить. Не выдержав, Жавер бросается в реку.

Кроме того, утверждая о несправедливости мира, мы отмахиваемся от реальных, требующих решения, нашего вмешательства проблем. Так мы говорим как бы "этот мир несправедлив ко мне, я не стану его спасать, даже не попытаюсь". "Спасти мир" на самом деле не так-то сложно. Хотя относительно. Взгляните на Жана Вальжана, "ангела-хранителя" в романе Гюго. Его преображение началось в самом недостойном месте, которое можно только придумать. На каторге. Там он осознал не только что он был прав, украв хлеб для родных, но и что он был не прав также. Он размышлял: "Ведь я мог попросить этого хлеба, и, возможно, мне бы его дали. " Таким образом, он осознал, что наказание было справедливым, а вот его мера - нет. Дальше он был освобождён. В пути осознал, что и жизнь на свободе для каторжника - ад. От возвращения к преступности Жана Вальжана уберегла встреча со священником, который, обнаружив, что тот пытается его обокрасть, отдал всю дорогую посуду и сказал, чтобы эти вещи он использовал для честного восстановления личности. И он сделал так. Городок, в котором он стал мэром, расцвёл под его начальством. Он видел в людях прежде всего самих людей, их натуру. Судьба(точнее, автор) свела его с женщиной-проституткой. У этой женщины был ребёнок, девочка. Её она вынуждена была отдать на воспитание совершенно незнакомой семье Тенардье, которая выкачивала с женщины деньги якобы на содержание её дочки, а сама держала её на правах работницы без обуви и тёплой одежды зимой. Для того, чтобы получить эти деньги, Фантина, мать девочки, отрезала свои волосы, выдернула зубы и стала проституткой. Её выгнали с работы, денег не было, но девочка должна была жить. Конечно же, она недоедала. В таком-то состоянии и нашёл её Жан Вальжан. Женщину положили в больницу, Жан Вальжан обещался найти девочку, и Фантина умерла. Бывший каторжник исполнил обещание, и удочерил девочку - Козетту - , которая нашла отца в его лице и излечила раны его сердца.

После этого не замечать добро, милосердие и самопожертвование, позабыть обо всех, а думать лишь о несправедливости к тебе мира не боюсь назвать эгоизмом. Мир меняется, но люди в нём - нет. Гюго показал реальный мир со злодеями и героями. Осталось только решить, кто в нём вы. Нейтралитет в данном случае - всё равно что равнодушие. Равнодушие - это страшно.

Ещё Виктор Гюго подтвердил некоторые мои мысли. О неоднозначности суждений, т.е. о том, что никогда нельзя сделать однозначный вывод в каком-то вопросе. О том, что чаще всего лучший выход где-то в середине, в компромиссе, в сотрудничестве, если хотите. Сам он судит о многих вещах также, не претендуя на справедливость собственных слов(исключение составит, пожалуй, вопрос о революции). Считаю такую позицию правильной, и поддержку нахожу, например, во взгляде Антуана в книге Мартена Пажа "Как я стал идиотом"

Вообще идея произведения во многом извлекается из размышлений автора на разные темы, потому и идея не одна. Их также много, как много сторон духовной жизни людей. Вот почему в заголовок я поставила фразу "энциклопедия жизни".

"Отверженные", этот шедевр мировой литературы, мировой культуры, ещё во многом мною не додуман. Думаю, я буду возвращаться к нему за ответами ещё долгое время.

Но. в чём смысл жизни? Здесь, я думаю, В.Гюго в чём-то согласится с нашим русским писателем Чеховым. В рассказе "Крыжовник" Чехов призывает жить не для собственного счастья, а для чего-то большего. Для других, для их счастья. Так и Жан Вальжан, умирая, призывает своих детей разумно(т.е. с размахом, щедро) использовать накопленные им деньги, ведь копились они именно для детей. Этот каторжник, постоянно жертвуя собственной безопасностью, в течение жизни копил деньги, чтобы дочь ни в чём себе не отказывала. "Заказывайте ложу в театре, купите фиакр" - говорит он, и просит не отмахиваться от этих денег, ведь иначе вся его жизнь прошла впустую. Но всё же смысл жизни не только в том, чтобы жить для детей. Всё-таки, он шире. Жертвуя жизнью и, опять же, собственной безопасностью, Жан Вальжан вытащил из-под увязшей в грязи телеги и лошади старика, когда мог сам упасть под неё. Жить нужно не для себя, не для родных - для людей.

Моё мнение Здесь публикуется моё личное мнение на прочитанные произведения, просмотренные фильмы, спектакли. В общем на всё осознанное, рассмотренное и увиденное мной.

Источник:

www.liveinternet.ru

Читать онлайн Отверженные (т

Читать онлайн "Отверженные (т.2)" автора Гюго Виктор - RuLit - Страница 36

В первый день он съедал мясо, на другой – жир, на третий обгладывал косточку.

Тетушка Жильнорман несколько раз возобновляла попытки переслать ему шестьдесят пистолей. Мариус неизменно отсылал их назад, заявляя, что ни в чем не нуждается.

Он носил еще траур по отцу, когда с ним произошли описанные нами перемены. С тех пор он уже не мог отказаться от черного платья. Зато ему отказалось служить платье. В один прекрасный день сюртук уже нельзя было надеть, хотя панталоны еще могли кое-как сойти. Что делать? Курфейрак, которому Мариус оказал дружеские услуги, отдал ему старый сюртук. Какой-то портье взялся за тридцать су перелицевать его. Сюртук вышел как новенький. Но он был зеленого цвета. Мариус выходил из дома только в сумерки. Сюртук казался черным. Не желая снимать траура, Мариус облекался в темноту ночи.

И все же ему удалось получить диплом адвоката. Считалось, что он живет в комнате Курфейрака, вполне приличной, где некоторое количество старых книг по юриспруденции, дополненное и обогащенное несколькими томами разрозненных романов, заменяло положенную по штату библиотеку юриста. Письма Мариус просил адресовать ему на квартиру Курфейрака.

Став адвокатом, Мариус уведомил об этом деда холодным, но очень вежливым и почтительным письмом. Жильнорман взял письмо дрожащими руками, прочел и, разорвав на четыре части, бросил в корзину. Два-три дня спустя мадмуазель Жильнорман услыхала, что отец, находясь один в комнате, громко разговаривает сам с собой. Это случалось с ним всякий раз, когда он бывал чем-нибудь взволнован. Она прислушалась. «Не будь ты таким дураком, – говорил старик, – ты понял бы, что нельзя быть сразу бароном и адвокатом».

Глава вторая. МАРИУС В БЕДНОСТИ

Со всем на свете свыкаешься, и с нищетой тоже. Мало-помалу она становится не такой уж невыносимой. Она приобретает в конце концов устоявшийся определенный уклад. Человек прозябает – иными словами, влачит жалкое существование, но все же может прокормиться. Жизнь Мариуса Понмерси наладилась, и вот каким путем.

Самое худшее для него миновало. Теснина впереди расступилась. Трудом, мужеством, настойчивостью и выдержкой ему удавалось зарабатывать около семисот франков в год. Он выучился немецкому и английскому языку. Благодаря Курфейраку, который свел его со своим приятелем-книготорговцем, Мариус стал выполнять в книготорговле самую скромную роль полезности. Он составлял конспекты, переводил статьи из журналов, писал краткие отзывы о книжных новинках, биографические справки и т. п., что давало ему чистых семьсот франков ежегодно. На них он и жил. И жил сносно. А как именно? Об этом мы сейчас расскажем.

За тридцать франков в год Мариус нанимал в лачуге Горбо конуру без камина, торжественно именовавшуюся кабинетом; там было только самое необходимое. Обстановка являлась собственностью Мариуса. Три франка в месяц он платил старухе, главной жилице, за то, что она подметала конуру и приносила ему по утрам горячую воду, свежее яйцо и хлебец в одно су. Хлебец и яйцо служили ему завтраком. Завтрак стоил от двух до четырех су, в зависимости от того, дорожали или дешевели яйца. В шесть часов вечера он шел по улице Сен-Жак пообедать у Руссо, против торговца эстампами Басе, на углу улицы Матюрен. Супа он не ел. Он брал порцию мясного за шесть су, полпорции овощей за три су и десерта на три су. Хлеб стоил три су, и его давали вволю. Вместо вина он пил воду. Расплачиваясь у конторки, где величественно восседала в ту пору еще не утратившая полноты и свежести г-жа Руссо, он давал су гарсону и получал в награду улыбку г-жи Руссо. Затем уходил. Улыбка и обед обходились ему в шестнадцать су.

Трактир Руссо, где опорожнялось так мало винных бутылок и так много графинов с водой, можно было скорее причислить к заведению прохладительного, нежели горячительного типа. Теперь этого трактира нет. У хозяина было удачное прозвище, его называли: «водяным Руссо».

Итак, при завтраке в четыре су и обеде в шестнадцать, Мариус тратил на еду двадцать су в день, что составляло триста шестьдесят пять франков в год. Прибавьте тридцать франков за квартиру и тридцать шесть франков старухе, кое-какие мелкие расходы – и получится, что за четыреста пятьдесят франков Мариус имел стол, квартиру и услуги. Одежда стоила ему сто франков, белье – пятьдесят, стирка – пятьдесят, а все в совокупности не превышало шестисот пятидесяти франков. У него оставалось еще пятьдесят франков. Он был богачом. Он мог в случае надобности дать приятелю десятку-другую взаймы; однажды Курфейрак занял у него даже целых шестьдесят франков. Что касается топлива, то эту статью расхода, поскольку в комнате не было камина, Мариус «упразднил».

У Мариуса было два костюма: старый, «на каждый день», и новый – для торжественных случаев. И тот и другой – черного цвета. Сорочек у него было не больше трех: одна на нем, другая в комоде, третья у прачки. Когда старые изнашивались, он покупал новые. И все же сорочки были у него почти всегда рваные, и это вынуждало его застегивать сюртук до самого подбородка.

Чтобы достигнуть такого цветущего состояния, Мариусу понадобились годы. То были тяжкие годы; их нелегко было прожить и нелегко выйти победителем. Мариус ни на один день не ослаблял усилий. Чего только он не испытал и за что только не брался, избегая лишь одного – брать в долг! Он мог смело сказать, что никогда не был должен ни единого су. Для него всякий долг означал начало рабства. В его представлении кредитор был даже хуже господина: господская власть распространяется только на ваше физическое я, кредитор посягает на ваше человеческое достоинство и может унизить его. Мариус предпочитал отказываться от пищи, только бы не делать долгов, и часто сидел голодным. Памятуя, что крайности сходятся и упадок материальный, если не принять мер предосторожности, может привести к упадку моральному, он ревниво оберегал свою честь. Иные выражения и поступки, которые при других обстоятельствах он счел бы за простую вежливость, теперь расценивались им как низкопоклонство, и при одной мысли об этом он принимал гордый вид. Он держал себя в жестких рамках, чтобы не приходилось потом бить отбой. Строгость лежала на его лице словно румянец; в своей застенчивости он доходил до резкости.

Источник:

www.rulit.me

Толмачёв М

Толмачёв М. В.:О романе В. Гюго "Отверженные"

Монументальное эпическое полотно позднего романтизма, роман-“река” “Отверженные” был создан Гюго на чужбине, в годы Эмиграции из бонапартистской Франции. Отказавшись вернуться во Францию по амнистии 18 августа 1859 года, Виктор Гюго встретил свое шестидесятилетие в изгнании в расцвете творческих сил. Как бы подводя итог значительной части своего писательского пути, Гюго ознаменовывает юбилейный год завершением работы над романом-эпопеей “Отверженные”, который стал самым популярным его произведением.

Замысел романа из жизни низов, жертв общественной несправедливости, возник у писателя еще в начале его творческого пути. Узнав в 1823 году, что его друг Гаспар де Попе будет проездом в Тулоне, он просит его собрать сведения о быте каторжников. Интерес Гюго к каторге был, вероятно, пробужден наделавшей много шума историей беглого каторжника, ставшего полковником и арестованного в 1820 году в Париже. В 1828 году бывший префект Миоллис рассказал Гюго о своем брате, монсеньере Миоллисе, епископе города Динь, оказавшем в 180G году гостеприимство освобожденному каторжнику Пьеру Морену. Духовно переродившись под влиянием епископа, Морен стал военным санитаром и затем погиб под Ватерлоо. В 1829 году Гюго поместил в XXIII главе “Последнего дня приговоренного к смерти” рассказ каторжника, отбывшего срок и сталкивающегося с первых шагов на свободе с предубежденностью и враждебностью окружающих; во многом это уже напоминало историю Жана Вальжана. К началу 1830 года Гюго стал представлять себе очертания будущего романа и набросал начало предисловия к нему: “Тем, кто спросил бы, действительно ли случилась, как выражаются, эта история, мы бы ответили, что это не имеет значения. Если волею случая эта книга заключает в себе урок или совет, если события, о которых в ней идет речь, или чувства, вызываемые ею, не лишены смысла, то она достигла своей цели. Важно не то, чтобы история была правдивой, но чтобы она была истинной. ”

В 1832 году Гюго намеревался приступить к непосредственной работе над “историей”, ибо в марте этого года он заключил с издателями Госленом и Рандюэлем договор на издание романа, название которого не было обозначено, хотя нет никакого сомнения, что речь шла о будущем романс “Нищета” (“Les Miseres”), первом варианте “Отверженных” (“Les Miserables”). Театр отвлек писателя от романа, однако замысел книги продолжал зреть в его душе, обогащаясь новыми впечатлениями, которые давала ему жизнь, и все усиливавшимся интересом Гюго к социальным вопросам (контуры будущего романа мы можем обнаружить и в повести 1834 года “Клод Ге”, у героя которой немало общего с Жаном Вальжаном, и в стихотворениях 30—40-х годов, связанных с идеями социального сострадания). Наконец, шумный успех “Парижских тайн” Эжена Сю (1842—1843) обратил мысли Гюго к роману о жизни народа, хотя, конечно, вступая в явное соперничество с Сю, Гюго думал не о бойком романе-фельетоне, а о социальной эпопее.

17 ноября 1845 года Гюго начал писать роман, о котором он столько мечтал и который был назван им “Жан Трежан”; через два года заголовок меняется на “Нищету”, и в это время Гюго настолько захвачен работой, что решает в течение двух месяцев обедать только в девять часов, “чтобы удлинить свой рабочий день”. События революции 1848 года прервали эту упорную работу, и Гюго вновь вернулся к ней в августе 1851 года. Затем последовал новый перерыв, вызванный переворотом 2 декабря. Последнюю часть Гюго заканчивает уже в Брюсселе.

Первая редакция романа была готова, таким образом, к 1852 году. Она состояла из четырех частей и содержала гораздо меньшее количество эпизодов и авторских отступлений, чем окончательный текст.

Когда в 1860 году Гюго решил переработать книгу, окончательно названную в 1854 году “Отверженные”, он дал полную свободу лирическому началу своей прозы. За счет авторских. отступлений объем романа значительно увеличился. Появились в нем и ответвления от основной сюжетной линии. В 1861 году, во время поездки в Бельгию, Гюго за две недели создал описание сражения под Ватерлоо; в это же время в роман включаются новые главы, изображающие тайное республиканское общество “Друзей азбуки”, создается идеальный образ “жреца революции” Анжольраса. Некоторые новые оттенки появились в характеристике Мариуса, в которой нашли отражение отдельные черты молодого Виктора Гюго. В целом окончательная. редакция “Отверженных” свидетельствовала об углублений демократических взглядов писателя.

Обычно “Отверженных” считают романом о современной жизни. Однако не надо забывать, что завершен он в 1862 году, в то время как происходящие в нем события относятся к 1810-а 1830 годам. Таким образом, как и другие романы Гюго, этот роман по существу является историческим, и это не случайно, историческая масштабность требуется Гюго для постановки главнейших, с его точки зрения, вопросов человеческого сущест-воваиия.

Сердцевину замысла “Отверженных” составляет та же идея морального прогресса как необходимого условия общественных преобразований, которой проникнуто все зрелое творчество Гюго. Писатель не скрывал, что его книга носит дидактический характер: “Сочинение этой книги шло изнутри вовне. Идея родила персонажей, персонажи произвели драму”. Свой роман он называл “эпосом души”, имея в виду процесс нравственного совершенствования героя Жана Вальжана, как и в других произведениях Гюго, столкновение главных действующих лиц воплощает романтическую идею борьбы добра и зла, социальные проблемы переключаются писателем в плоскость этическую. С точки зрения Гюго, есть две справедливости: одна, которая определяется юридическими законами, и другая— высшая справедливость, высшая гуманность, основывающаяся на принципах христианского милосердия. Носителем первой в романе является полицейский инспектор Жавер, носителем второй—епископ Мириэль.

Истинность этих принципов проверяется на судьбе главного героя Жана Вальжана, и в конце концов юридический закон в лице Жавсра отступает перед законом милосердия, преподанным Жану Вальжану епископом Мириэлем. В своем романе за основу основ Гюго берет не материальную жизнь, а моральное бытие, понимаемое как извечную человеческую сущность. Не общественные условия нужно изменить, чтобы изменился человек, надо изменить человека, и тогда изменятся общественные условия, будет искоренено социальное зло. Процесс этого пересоздания человека изнутри и отражает роман “Отверженные”, как утверждается в первом варианте предисловия к нему: “Эта книга от начала до конца. в целом и в подробностях представляет движение от зла к добру, от несправедливого к справедливому, от ложного к истинному, от мрака к свету, от алчности к совестливости, от гниения к жизни, от скотского состояния к чувству долга, от ада к небу, от ничтожества к богу”.

Подобный замысел легко мог бы привести писателя к схематизму образов, и Гюго не всегда удается избегнуть этой опасности.

Будучи большим художником, Гюго не мог не отразить в романе некоторых существеннейших сторон действительности, связанных с тремя основными социальными проблемами того времени, о которых говорится в предисловии (“угнетение мужчины, принадлежащего к классу пролетариата, падение женщины по причине голода, увядание ребенка вследствие мрака невежества”). Демократические симпатии Гюго приводят его к созданию правдивой картины народного восстания 1832 года.

Но при этом перед нами все же типично романтическое произведение. В этой огромной панораме все приподнято, ярко, красочно, необычно. Фабула, как всегда у Гюго, чрезвычайно остра, авантюрна, в развитии действия большую роль играет случай, обнаружение тайны и т. п. Подобным авантюрным мотивам" как будто противоречит любовь автора ко всякого рода описаниям и отступлениям, однако эти ретардации лишь возбуждают интерес, а также создают впечатление грандиозности, эпичности (так, для рассказа о том, как Тенардьс “спас” отца Мариуса, Гюго дает всю историю битвы при Ватерлоо).

Романтическим является и психологизм Гюго. Внутреннее развитие человека, историю его души Гюго любит давать в виде резких переворотов (таково перерождение Жана Вальжана Жвера), избегая нюансов, незаметных переходов.

Непреходящее историческое значение “Отверженных” в том, что Гюго выступает в этом романе неутомимым обличителем буржуазного мира, его лицемерия, лжи, бездушия жестокости. Гюго берет под защиту отверженного человека страдающий и гонимый народ. Вот почему и в наши дни не может оставить читателя равнодушным произведение, которое великий гуманист Лев Толстой однажды назвал лучшим французским романом. Толстой оставался верен своей любви Гюго до конца жизни заявив в 1907 г. в разговоре с С. А. Стахович: “у Виктора Гюго есть большая сила, настоящая. ”.

Высоко оценил “Отверженных” и Достоевский. По свидетельству жены писателя, Анны Григорьевны, он воспользовался двухдневным арестом за нарушение цензурных условий при издании журнала “Гражданин”, чтобы перечитать “Отверженных”. “Вернулся из-под ареста Федор Михайлович очень веселый и говорил, что превосходно провел два дня. Его сожитель по камере. целыми часами спал днем, и мужу удалось без помехи перечитать “Les Miserables” Виктора Гюго. ”. “Вот и хорошо, что меня засадили,— весело говорил он,— а то разве у меня нашлось бы когда-нибудь время, чтобы возобновить давнишние чудесные впечатления от этого великого произведения?”

Источник:

19v-euro-lit.niv.ru

Гюго (Гюго, виктор отверженные

Гюго, Виктор Отверженные. [Роман. В II т.] Т. I

  1. Ошо баланс тела-ума
  2. Художественная литература
  3. Гюго, виктор отверженные. [роман. в ii т.] т. i
Добавлено: 13.01.2018 08:31

Виктор Гюго — фильмы — КиноПоиск

Я просто восхищаюсь талантом Виктора Гюго, а именно в его тонком умении передавать мысли и чувства героев, объяснять их поступки и раскрывать тайны личности.

Отверженные. Том II - Гюго Виктор

— «Отверженные» / «Les Miserables» 6998, Великобритания, Германия, США, реж: Билле Аугуст

Книга Отверженные. Том II - читать онлайн. Автор: Виктор Гюго

Познакомилась с Гюго совсем недавно, сначала наткнулась на Собор Парижской Богоматери, где реальность Квазимодо оказалась совсем не такой, как в сказке, которую любила в детстве.

Здравствуйте, дорогие читатели! Сегодня я хочу рассказать вам о книге, на которую я убила полтора месяца - Отверженные Виктора Гюго. К счастью, книгу я осваивала в аудиоформате. Если бы мне довелось ее читать, я бы плюнула после второй же части.

Самая большая проблема этого фильма не то, что англичанин Том Хупер ничего не понял в романе и не дурацкие ляпы вроде того, что над полицейским участком реет триколор, в то время как на воротнике Жавера красуется лилия Бурбонов (представьте себе двуглавого орла на кокарде советского офицера), а то, что это — мюзикл. Два часа с лишним хорошие австралийские, американские и британские актеры поют, плачут, страдают, и камера это старательно фиксирует крупными планами. Эмоциональные и гротескные тексты Гюго отлично переносятся на сцену, где можно вещать в рупор и давить массой, но в кино, где можно и нужно работать с нюансами и паузами — такое не проходит.

Я не в восторге от вашего Иисуса, который на каждом шагу проповедует отречение и жертву. Это совет скряги нищим. Отречение! С какой стати? Жертва ! Чего ради? Я не вижу, чтобы волк жертвовал собой для счастья другого волка.

— «Отверженные» / «Les miserables» 6958, Франция, Германия (ГДР), Италия, реж: Жан-Поль Ле Шануа

Главные роли исполнили Фредрик Марч (Жан Вальжан), Чарльз Лоутон (инспектор Жавер), сэр Седрик Хардвик (епископ Диньский). Режиссером фильма стал Ричард Болеславский — актер, режиссер и театральный педагог польского происхождения. Оцените иронию: через четыре года Чарльз Лоутон и Седрик Хардвик появятся в главных ролях в ещё одной экранизации романа Вктора Гюго, причем сэр Седрик, сыгравший «святого Мириэля», исполнил роль другого знаменитого (с оговоркой) служителя церкви из романов Гюго.

Здравствуйте! Хочу написать свой первый отзыв о Книге. да, да, с большой буквы Эту книгу мне посоветовал прочитать мой учитель, он же классный руководитель, он же учитель жизни, и просто друг, с которым мы поддерживаем связь и сейчас, когда моя жизнь уже позади.

Источник:

advokatnov.ru

Гюго, Виктор Отверженные. [Роман. В II Т.] Т. I в городе Воронеж

В данном каталоге вы имеете возможность найти Гюго, Виктор Отверженные. [Роман. В II Т.] Т. I по разумной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть иные предложения в категории Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Транспортировка производится в любой населённый пункт РФ, например: Воронеж, Самара, Челябинск.