Книжный каталог

Павленко Н.И. Александр Данилович Меншиков

Перейти в магазин

Сравнить цены

Категория: Книги

Описание

Самородка Меншикова природа наградила талантами полководца и великолепного организатора. В частной жизни он был заботливым главой семьи. Но наряду с этим он обладал беспредельной алчностью и необузданным тщеславием. Судьба непременного участника и исполнителя важнейших начинаний Петра I представлена в книге Н.И.Павленко Александр Данилович Меншиков . Предлагаемое сочинение является продолжением книги Н.И.Павленко Петр Первый .

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Павленко Н.И. Александр Данилович Меншиков Павленко Н.И. Александр Данилович Меншиков 92 р. bookvoed.ru В магазин >>
Павленко Н. Полудержавный властелин Павленко Н. Полудержавный властелин 315 р. bookvoed.ru В магазин >>
Александр Данилович Меншиков Александр Данилович Меншиков 161 р. bookvoed.ru В магазин >>
Павленко Н. Меншиков. Полудержавный властелин Павленко Н. Меншиков. Полудержавный властелин 382 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Павленко Н.И. Петр III Павленко Н.И. Петр III 181 р. bookvoed.ru В магазин >>
Сергей Виватенко Александр Меншиков – первый российский кризисный менеджер Сергей Виватенко Александр Меншиков – первый российский кризисный менеджер 49 р. litres.ru В магазин >>
Николай Костомаров Князь Александр Данилович Меншиков Николай Костомаров Князь Александр Данилович Меншиков 149 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Павленко Н.И. Александр Данилович Меншиков

Павленко Н.И. Александр Данилович Меншиков

Самородка Меншикова природа наградила талантами полководца и великолепного организатора. В частной жизни он был заботливым главой семьи. Но наряду с этим он обладал беспредельной алчностью и необузданным тщеславием. В конечном счете «полудержавный властелин» закончил жизнь в ссылке.

Деятельность Меншикова, как и деятельность Петра I, была направлена на укрепление чиновничье-дворянской пм-

Имя Николая Ивановича Павленко как автора превосходной, единственной в своем роде в советской историографической литературе, монографии о Петре Первом, которая захватывает воображение, ум и сердце читателей, хорошо известно в нашей стране.

В новой книге идет речь об одном из самых близких к преобразователю людей, активном участнике борьбы за новую, великую Россию — об Александре Менгиикове. Н. И. Павленко пишет о Меншикове с таким же, как в монографии о Петре, глубоким знанием исторической действительности переломного для русского государства времени, столь же ярко рисует па ее фоне личность и деятельность героя своей новой книги.

В итоге перед читателем предстает увлекательное историческое повествование, полный драматизма рассказ о взлете и падении Меншикова, об эпохе, составляющей важнейший этап в истории дореволюционной России. Не случайно личность этого человека, крутые повороты на его жизненном пути привлекали внимание как дореволюционных, так и советских писателей и поэтов.

Как-то в разговоре с герцогом Орлеанским, регентом малолетнего Людовика XV, Петр спросил, есть ли у него друзья. Герцог стал перечислять имена министров. «Это слуги, а не друзья»,— заметил Петр. Сам он таких друзей имел. В пору юности его другом' был Лефорт — женевец, напарник Петра в области развлечений, его фактотум преимущественно в личной жизни. Лефорта сменил Александр Меншиков — сподвижник в преобразовательских начинаниях, будь то на театрах войны, на административном попригце или в строительстве повой столицы. Это, разумеется, не исключало роли Меншикова и в частной жизни царя.

Под пером Н. И. Павленко А. Д. Меншиков предстает личностью, сотканной из противоречий, яркой и многогранной.

С одной стороны, Александр Данилович, человек, несомненно, незаурядный, самородок, коими во все времена так богата русская земля, внес огромный вклад в решение важнейшей внешнеполитической задачи России — закрепления ее на берегах Балтийского моря. Меншиков — непременный участник всех важнейших сражений Северной войны на суше: у Нарвы, Калиша, Лесной, Полтавы, Переволочны. Повсюду ему, человеку безумной отваги, сопутствовал успех. Он принадлежал к тем полководцам и государственным дея-

телям, которые создавали могущество нашей страны и укрепляли ее международный престиж.

С другой стороны, е книге показано, как Ментиков ступенька за ступенькой взбирался к вершинам власти и богатства. Вывший пирожник, чье состояние в виде пирогов укладывалось в лотке, стал богатейшим после царя человеком России, владельцем 150 тыс. крепостных, великолепных дворцов и огромных сокровищ. Он наделен был также всеми титулами, существовавшими в России. Страсть' к стяжанию и тщеславие руководили действиями князя до 9 сентября 1727 г., когда он в одночасье лишился всего.

Меншиков повернут перед читателем еще одной гранью: выходец из народа, став крепостником и первым в стране вельможей, служил безоговорочно тому классу, в состав которого он влился,— дворянству.

Автор не ограничился описанием деятельности Меншикова как государственного мужа, полководца и строителя Петербурга. Он попытался — и, на мой взгляд, удачно — раскрыть существенные черты характера своего героя: заботливый отец семейства, добродетельный супруг, вельможа, снисходивший к промахам подчиненных, он в то же время был беспощадным и мстительным к тем, кто стоял на его пути к власти и стяжанию.

Раскрыть грани талантов Меншикова, показать его живым человеком со всеми достоинствами и слабостями можно только на базе использования разнообразных источников. Н. В. Павленко не ограничился привлечением впубликоваи-ных документов. Им досконально изучены архивные фонды Москвы и Ленинграда, в которых сосредоточена переписка Меншикова, его донесения царю, письма супруги и детей, документы, относящиеся ко времени опалы князя.

Новые материалы — новые штрихи к портрету Меншикова, Вместе с тем они вносят навое и в характеристику эпохи, т. ес той среды, в которой довелось действовать Меншиквву. К таким сюжетам относятся, например, ценные детали о Полтаве и Переволочне и особенно о Померанской операции русских войск в 1713 г. Последняя, как известно, практически не изучалась историками.

В книге встречается немало имен. Это и те, е кем Меншиков в одной упряжке тянул лямку преобразований при жизни Петра, и недруги князя, и те, с кем он сотрудничал после смерти царя. Они тоже удостоены лаконичных характеристик. Наконец, читатель найдет в книге основанные на доку-ментах зарисовки, воспроизводящие быт вельможи XVIII в.

Академик А. П. Окладников

,^к j\ оболезновать страждущим — черта истинно человеческая, и хотя это должно быть свойственно каждому из нас, однако ж в первую очередь мы вправе требовать участия от тех, кто сам его чаял и в ком-либо его находил. Я как раз принадлежу к числу людей, испытывающих в нем потребность, к числу людей, кому оно дорого, кого оно радует. С юных лет и до последнего времени я пылал необычайною, возвышеннейшею и благородною любовью, на первый взгляд, пожалуй, не соответствовавшей низкой моей доле, и хотя умные люди, которым это было известно, хвалили меня и весьма одобряли, со всем тем мне довелось претерпеть лютейшую муку, и не из-за жестокости возлюбленной, а из-за моей же горячности, чрезмерность коей порождалась неутоленною страстью, которая своею безнадежностью причиняла мне боль нестерпимую. И вот, когда я так горевал, веселые речи и утешения друга принесли мне столь великую пользу, что, по крайнему моему разумению, я только благодаря этому и не умер. Однако по воле того, кто, будучи сам бесконечен, установил незыблемый закон, согласно которому все существующее на свете долженствует иметь конец, пламенная любовь моя, которую не в силах были угасить или хотя бы утешить ни мое стремление побороть ее, ни дружеские увещания, ни боязнь позора, ни грозившая мне опасность, с течением времени сама собой сошла на нет, и теперь в душе моей осталось от нее лишь то блаженное чувство, какое она обыкновенно вызывает у людей, особенно далеко не заплывающих в бездны ее вод, и насколько мучительной была она для меня прежде, настолько же ныне, когда боль прошла, воспоминания о ней мне отрадны.

Но хотя кручина моя унялась, участие, которое приняли во мне те, кто из доброго ко мне расположения болели за меня душой, не изгладилось из моей памяти, и я твердо уверен, что перестану об этом помнить, только когда умру. А так как, по моему разумению, благодарность есть самая похвальная изо всех добродетелей, неблагодарность же заслуживает самого сурового порицания, то я, дабы никто не мог обвинить меня в неблагодарности, порешил, раз я теперь свободен, возвратить долг и по мере возможности развлечь если не тех, кто меня поддерживал,— они-то, может статься, в силу своего благоразумия или по воле судьбы как раз в том и не нуждаются,— то, по крайности, тех, кто испытывает в том потребность. И хотя моя поддержка и мое утешение будут, наверное, слабы, все же мне думается, что поддерживать и утешать надлежит главным образом тех, кто особливую в том имеет нужду: пользы им это принесет

больше, чем кому бы то ни было, они же это больше, чем кто-либо другой, оценят.

А кто станет отрицать, что подобного рода утешение, сколько бы ни было оно слабо, требуется не так мужчинам, как милым женщинам? Женщины от стыда и страха затаивают любовный пламень в нежной груди своей, а кто через это прошел и на себе испытал, те могут подтвердить, что огонь внутренний сильнее наружного. К тому же, скованные хотеньем, причудами, веленьями отцов, матерей, братьев, мужей, они почти все время проводят в четырех стенах, томятся от безделья, и в голову им лезут разные мысли, далеко не всегда отрадные. И если от этих мыслей, вызванных томлением духа, им иногда взгрустнется, то грусть эта, на великое их несчастье, не покидает их потом до тех пор, пока что-нибудь ее не рассеет. Что же касается влюбленных мужчин, то они не столь хрупки: с ними этого, как известно, не бывает. Они располагают всевозможными средствами, чтобы развеять грусть и отогнать мрачные мысли: захотят — прогуляются, поглядят, послушают, захотят — зачнут птицу бить, зверя травить, рыбу ловить, на коне гарцевать, в карты играть, торговать. В каждое из этих занятий мужчина волен вложить всю свою душу или, по крайности, часть ее и, хотя бы на некоторое время, от печальных мыслей избавиться, и тогда он успокаивается, а если и горюет, то уже не столь сильно.

Так вот, с целью хотя бы частично загладить несправедливость судьбы, слабо поддерживающей как раз наименее крепких, что мы видим на примере нежного пола, я хочу приободрить и развлечь любящих женщин,— прочие довольствуются иглой, веретеном или же мотовилом,— и для того предложить их вниманию сто повестей, или, если хотите, побасенок, притч, историй, которые, как вы увидите, на протяжении десяти дней рассказывались в почтенном обществе семи дам и трех молодых людей во время последнего чумного поветрия, а также несколько песенок, которые пели дамы для собственного удовольствия. В этих повестях встретятся как занятные, так равно и плачевные любовные похождения и другого рода злоключения, имевшие место и в древности, и в наше время. Читательницы получат удовольствие,— столь забавны приключения, о коих здесь идет речь, и в то же время извлекут для себя полезный урок: они узнают, чего им надлежит избегать, а к чему стремиться. И я надеюсь, что на душе у них станет легче. Если же так оно, бог даст, и случится, то пусть они возблагодарят Амура, который, избавив меня от своих цепей, тем самым дал мне возможность порадовать их.

Источник:

vova1001.narod.ru

Книга: Павленко Н

Книга: Павленко Н.И. «Александр Данилович Меншиков»

Самородка Меншикова природа наградила талантами полководца и великолепного организатора. В частной жизни он был заботливым главой семьи. Но наряду с этим он обладал беспредельной алчностью и необузданным тщеславием. Судьба непременного участника и исполнителя важнейших начинаний Петра I представлена в книге Н. И. Павленко "Александр Данилович Меншиков" . Предлагаемое сочинение является продолжением книги Н. И. Павленко "Петр Первый" .

Издательство: "Наука" (1983)

Другие книги схожей тематики: См. также в других словарях:

Александр Данилович Меншиков — Биография Александра Даниловича Меншикова Александр Данилович Меншиков родился 6 ноября (16 ноября по новому стилю) 1673 года в Москве в семье придворного конюха. В детстве был взят в услужение швейцарским военным деятелем на русской службе… … Энциклопедия ньюсмейкеров

Меншиков, Александр Данилович — Александр Данилович Меншиков. МЕНШИКОВ Александр Данилович (1673 1729), российский государственный и военный деятель, сподвижник Петра I, генералиссимус (1727), светлейший князь (1707). Участник Азовских походов 1695 96 и Северной войны 1700 21,… … Иллюстрированный энциклопедический словарь

Меншиков Александр Данилович — Портрет А. Д. Меншикова. 1716 1720 гг., неизвестный художник. Александр Данилович Меншиков (6 ноября 1673, Москва 12 ноября (ст.ст.) 1729, Берёзов) российский государственный и военный деятель, сподвижник и фаворит Петра Великого, после его… … Википедия

Меншиков, светлейший князь Александр Данилович — фаворит Петра I и Екатерины I, открывающий собой ряд русских временщиков XVIII столетия. Год его рождения в точности не известен: по одним известиям (Берхгольц), он родился в 1673 г., по другим (Голиков) в 1670 г. Не вполне выяснено и… … Большая биографическая энциклопедия

Меншиков Александр Данилович — фаворит Петра I и Екатерины I , открывающий собой ряд русских временщиков XVIII столетия. Год его рождения в точности неизвестен: по Берхгольцу он родился в 1673 г., по Голикову в 1670 г. Не вполне выяснено и происхождение его: по словам одних,… … Биографический словарь

Меншиков Александр Данилович — (1673—1729), государственный и военный деятель, сподвижник и близкий друг Петра I, генерал фельдмаршал (1709), генералиссимус (1727), светлейший князь (1707). В 1702 участвовал в штурме Нотебурга (см. Шлиссельбургская крепость), назначен… … Энциклопедический справочник «Санкт-Петербург»

МЕНШИКОВ Александр Данилович — (1673 1729) российский государственный деятель, сподвижник Петра I, светлейший князь (1707), генералиссимус (1727). Сын придворного конюха. Крупный военачальник во время Северной войны 1700 21. В 1718 24 и 1726 27 президент Военной коллегии. При… … Большой Энциклопедический словарь

Меншиков Александр Данилович — [6(16).11.1673, Москва, ? 12(23).11.1729, Берёзов, ныне Берёзово Тюменской области], русский государственный и военный деятель, граф (1702), светлейший князь (1707), генералиссимус (1727). Сын придворного конюха. С 1686 денщик Петра I.… … Большая советская энциклопедия

Меншиков Александр Данилович — (1673 1729), государственный и военный деятель, сподвижник и близкий друг Петра I, генерал фельдмаршал (1709), генералиссимус (1727), светлейший князь (1707). В 1702 участвовал в штурме Нотебурга (см. Шлиссельбургская крепость), назначен… … Санкт-Петербург (энциклопедия)

Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим. Хорошо

Источник:

books.academic.ru

Книга - Был ли А

Был ли А. Д. Меншиков грамотным?

Вызывает немалые сомнения и приговор съезда литовского, признавшего Александра Даниловича «нашего господина и брата, обывателя породы нашей». Дело в том, что практика получения фальсифицированных дипломов была распространена в России не только в XVIII столетии, но еще и в XVII, когда появился даже специальный термин — «вклепаться в род», если речь шла о людях, пытавшихся окольными путями проникнуть в привилегированное сословие. Подыскивалась подходящая фамилия, в ее родословную встраивали новую ветвь, которую и зачисляли в дворянство.

Лично мне довелось встречать факты получения дворянства богатыми промышленниками. За приличную мзду представители крапивного семени составляли родословное древо, из которого следовало, что претендент на принадлежность к благородному сословию имел знатных предков. Древо предъявлялось предводителю дворянства, который ставил вопрос на обсуждение дворянского собрания губернии. Соискатель дворянского герба устраивал съезду дворян роскошное угощение, а результаты голосования отсылал в Герольдмейстерскую контору, и та их утверждала. Дворянский диплом так получили, к примеру, Осокины, Турчаниновы, Твердышевы, Мясниковы — «За ево в произведении тех заводу и фабрики прилежание и оказанное в том искусство». И тульские оружейники восстановили якобы утраченную ими принадлежность к дворянству. Среди них — Мосоловы, Баташовы и др. (Павленко Н. И. История металлургии в России XVIII века. — М., 1962, с. 495–549.)

Я не настаиваю, что именно такую же процедуру проходил и Меншиков, возможно, она оказалась упрощенной, поскольку к этому времени он уже был светлейшим князем. Но то, что падкая до угощений шляхта легко поддавалась подкупу, — общеизвестно.

Ю. Н. Беспятых принимает на веру не только сведения официальных грамот на графское и княжеское достоинство, но и сведения из статейного списка Великого посольства и проезжей грамоты — ив том и другом документе Меншиков назван дворянином. Он таковым и был, поскольку, будучи денщиком, пребывал при дворе. Но из этого отнюдь не следует, что у предков Александра Даниловича и у него самого в жилах текла голубая кровь.

Но вернемся к составлению родословных. Возникают вопросы. У русских дворян было престижным искать своих предков среди немцев, литовцев и поляков. Не «вклепался» ли Александр Данилович в шляхетский род Менжиков? И второй вопрос, оставшийся без ответа, задал сам автор: «Если Данила Меншиков доказал монарху свое шляхетское происхождение, то почему Авдей и его сын — близкие родственники по мужской линии остались в стороне?» (с. 169). В самом деле, почему двоюродный брат Александра Меншикова не предпринял попыток вести свое происхождение от Менжиков? Наконец, остается без ответа и третий вопрос: если, как утверждает автор, «прародители А. Д. Меншикова принадлежали к знатным европейским родам» (с. 181), то почему ни Станислав, ни Даниэль Менжики не возвратились на родину, где родственники владели (вероятно, должны были владеть и они) «дворянскими имениями»? Что касается официального формулярного списка службы А. Д. Меншикова, то, естественно, он должен был воспроизводить «липу» о нем, зарегистрированную в дипломах.

Кстати, на мой взгляд, не стоит ломать копья по поводу того, торговал ли он на заре своей юности пирожками, важнее установить, принадлежал ли он к привилегированному сословию или был простолюдином. Ю. Н. Беспятых сосредоточил свое внимание на сочинениях пасквилянта М. Нейгебауэра, похоже, первым в 1704 году пустившего в обиход представление о Меншикове как о «пирожнике». Важнее другое свидетельство современника, чьи дневниковые записи отличаются достоверностью, — «Дневник путешествия в Московию» секретаря австрийского посольства И. Г. Корба. В «Дневнике» Корб, называя Меншикова Алексашкой, писал о нем так: «Говорят, что этот человек вознесен до верха всем завидного могущества из низшей среди людей участи». В другой записи от 23 февраля 1699 года Корб повторил сведения о низком происхождении А. Д. Меншикова: «Один из министров ходатайствовал перед царем об его любимце Александре, чтобы его возвести в звание дворянина и сделать стольником. На это, говорят, его царское величество ответил: «И без этого он уже присвоил себе неподобающие ему почести, его честолюбие следует унимать, а не поощрять». (Корб И. Г. Дневник путешествия в Московию (1698–1699). — Спб., 1906, с. 83, 84.) Записи Корба, сделанные до появления пасквилей Нейгебауэра, прежде всего, свидетельствуют, что Меншиков в конце XVII века не был дворянином. Однако Ю. Н. Беспятых текст «Дневника» Корба привел лишь частично, опустив вторую его часть.

Подведем краткие итоги. Автор монографии выразил надежду, что с появлением его труда «с мифами и легендами на эти темы покончено» (с. 192). Свое сочинение он назвал «Александр Данилович Меншиков: мифы и реальность». На мой взгляд, название более соответствовало бы содержанию монографии, если из него убрать последнее слово: «реальность».

Ю. Н. Беспятых может упрекнуть меня в том, что я лишаю его права на собственное мнение, отличающееся от мнения остальных ученых. Нисколько. Остановка за малым: это мнение надо подкрепить солидными доводами. Если же таковые отсутствуют, то благоразумно сделать его личным достоянием.

Светлейший князь Александр Данилович Меншиков. Неизвестный художник. Первая четверть XVIII века.

Среди сподвижников Петра Великого, не имевших возможности похвастаться своим родословием, Александр Данилович Меншиков занимает особое место. Когда Петр приблизил его к себе, Алексашка Меншиков не владел ни клочком земли, ни одной крепостной душой. К концу же карьеры, он — светлейший князь и самый богатый подданный царя, обремененный множеством должностей, чинов и званий.

При Екатерине I и в начале царствования Петра II Меншиков (до своего падения в сентябре 1727 года) — фактически правитель России, по выражению Пушкина, «полудержавный властелин».

Самородок Меншиков внес заметный вклад в преобразования России первой четверти XVIII века. Природа наградила его талантом полководца и незаурядными способностями администратора в гражданской сфере. Он громил шведов у Калиша, внес бесценный вклад в разгром шведской армии у Лесной и особенно — у стен Полтавы, где сумел уследить начало продвижения войск Карла XII на русский лагерь, разгромил неприятельскую кавалерию и пленил у Переволочны остатки бежавших с поля боя шведов, участвовал в их изгнании из Померании.

А генерал-губернатор столичной губернии князь Меншиков внес огромный вклад в обустройство новой столицы империи. Сооруженные по его заданию дворцы и государственные здания своей пышностью и размерами превосходили все, построенное в Санкт-Петербурге прежде. Меншиков был единственным вельможей, кому Петр разрешил обнародовать указы с использованием формуляра, близкого к царскому: «Мы, Александр Меншиков, светлейший Римского и Российского государства князь и герцог Ижорский…» и так далее. Масштабы его деятельности вызывают удивление и восхищение. И это при том, что Александр Данилович нигде не учился — он попросту не владел грамотой.

Но обладая множеством достоинств, князь имел и немало пороков: был груб, беспредельно алчен, бескрайне тщеславен (что в конце концов и прервало его карьеру ссылкой в Березов).

И тем не менее достоинства Меншикова значительно превышают пороки князя. Его деятельность как сподвижника Петра I оставила заметный след в истории России.

Источник:

detectivebooks.ru

Павленко Н.И. Александр Данилович Меншиков

Н. И. Павленко александр данилович меншиков издательство «наука» Москва 1981 Предлагаемое сочинение

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

АЛЕКСАНДР ДАНИЛОВИЧ МЕНШИКОВ

Предлагаемое сочинение является продолжением книги Н. И. Павленко «Петр Первый». В центре внимания и этой книги — эпоха преобразований в России в первой четверти XVIII в. Героем ее является ближайший сподвижник Петра I А. Д. Меншиков — непременный участник и исполнитель важнейших преобразовательных начинаний царя.

Издательство «Наука», 1981 г.

Не случайно личность этого человека, крутые повороты на его жизненном пути привлекали внимание как дореволюционных, так и советских писателей и поэтов.

ПИРОЖНИК В РОЛИ «ПОТОМКА» ОБОДРИТОВ

Бурное время преобразований первой четверти XVIII в. не­возможно представить без Петра I. Его незаурядные таланты, неуемная энергия и настойчивость придавали преобразова­ниям особый колорит и неповторимые черты. Но столь же прочно с петровскими преобразованиями связано имя Алек­сандра Даниловича Меншикова, человека несомненно ода­ренного и стяжавшего известность на самых различных по­прищах — военном, административном, хозяйственном.

И Шереметев благородный,

Имя «полудержавного властелина» не названо, но, вне всякого сомнения, под ним подразумевается Меншиков, ко­торого поэт аттестовал «баловнем безродным». Иными слова­ми, Пушкин в конце 20-х годов придерживался неофициаль­ной версии происхождения Меншикова. Позже, в середине 30-х годов, когда поэт приступил к сбору материалов о Пет­ре I, он безоговорочно принял версию, изложенную в дипломе Меншикова: «Никогда он не был пажем и не продавал по­довых пирогов. Это шутка бояр, принятая историками за истину». Под «историками» Александр Сергеевич подразуме­вал И. И. Голикова, труд которого он основательно штуди­ровал. Свое мнение Пушкин подкрепил ссылками на синодик. Но в синодике, равно как и в деле об убийстве сына Грозного, бесполезно искать предков Меншикова, ибо сам он считал, что его предки в XVI в. находились в Литве. А. С. Пушкин упоминает и о том, что А. Д. Меншиков «отыскивал около Орши свое родовое имение12. Однако документального подтверждения этих поисков обнаружить не удалось.

незнатного происхождения; по русским известиям он родился близ Владимира и был сыном придворного конюха» (13).

Павленко а. Ф., капитан на судах Северного бассейна. В начале 1960-х годов возглавлял экипаж срт-222, в конце 1970-х бмрт-322. Добивался.

Шендрик леонид Данилович, капитан на судах Северного бассейна. В 1970-х годах возглавлял экипаж срт-1042 «Анчоус», в 1980-х – на.

Современные методы в современном преподавании. Тезисы докладов. Москва: Издательство гпиб, 2005

«Совместное сочинение сказки» как техника развивающего сказочничества» Ведущий – Бреусенко-Кузнецов Александр (Киев, Украина)

Они сражались за Родину. Судьба человека. Слово о Родине" Издательство "Художественная литература", Москва, 1983

В цилиндр наливается вода, она доводится до кипения и образуется пар, который можно использовать для машины

Леонид Гроссман. Пушкин. Москва, Издательство ЦК влксм "Молодая гвардия", 1939, 648 с.; сс. 230-245 (ч. 2, гл. VI)

Леонид Гроссман. Пушкин. Москва, Издательство ЦК влксм "Молодая гвардия", 1939, 648 с.; сс. 215-229 (ч. 2, гл. V)

Использовать разные виды письменного контроля по русскому языку (диктанты с грамматическим заданием, контрольные работы, комплексный.

При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.

Источник:

podelise.ru

Об ободритских корнях Александра Даниловича Меншикова

Павленко Н.И. Александр Данилович Меншиков

Об ободритских корнях

Александра Даниловича Меншикова

Многие, наверное слышали, что верный соратник и ближайший друг первого русского императора, Петра I Великого - Александр Данилович Меншиков (1673-1729), богатейший вельможа, обладатель огромного количества всевозможных высших титулов, званий и наград, занимавший высочайшие посты в Российской империи, а после смерти Петра, несколько лет, фактически руководивший всей страной, в соответствие со своей "невероятной генеалогией" - является потомком знатного ободритского рода.

Хочу предложить вам точную информацию по этому вопросу. Полученную из книги Павленко Н.И. Александр Данилович Меншиков, М: Наука, 1989 - 198 с. В данной работе подробно рассматривается всё, что известно о происхождение Александра Даниловича. В том числе - знаменитые легенды и шутки, а также официальные документы по генеалогии Меншикова, включая и неопубликованную, сохранившуюся в архиве, лишь в виде черновиков, рукопись. Эта информация даётся в первой главе: Пирожник в роли "потомка" ободритов, на стр. 10-11.

Связаться с автором: bond77@mail.ru

В оформлении сайта использованы рисунки Ивана Билибина.

Источник:

lujicajazz.narod.ru

Павленко Н.И. Александр Данилович Меншиков в городе Тула

В этом каталоге вы имеете возможность найти Павленко Н.И. Александр Данилович Меншиков по доступной цене, сравнить цены, а также изучить похожие книги в категории Книги. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Транспортировка выполняется в любой город России, например: Тула, Самара, Магнитогорск.