Книжный каталог

Дедушка Танцует На Балконе...

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Как человеку с прекрасным чувством не только юмора, но и самоиронии, Валерию Хаиту свойственен очень добрый взгляд на мир. Книга Дедушка танцует на балконе - лучшее тому доказательство. Эти иронические записи, миниатюры из реальной жизни со всей ее парадоксальной неповторимостью, несмотря на малую форму, так ювелирно выточены, что являются одним из лучших примеров настоящего одесского юмора - они и курьезные, и добрые, и веселые, и грустные одновременно. Словом, к этой книге вполне можно отнести слова, которые сам Валерий Хаит - редактор одесского юмористического журнала Фонтан - часто говорит о произведениях своих авторов: Читайте! Вам будет смешно и интеллигентно!..

Характеристики

  • Вес
    328
  • Ширина упаковки
    30
  • Высота упаковки
    179
  • Глубина упаковки
    210
  • Автор на обложке
    Хаит В.И.
  • Автор
    Валерий Хаит
  • Статус
    Букинистическое издание
  • Сохранность
    Хорошая
  • Тип издания
    Авторский сборник
  • Тип обложки
    Твердый переплет
  • Формат издания
    75x108/32
  • Издательство
    Эксмо
  • ISBN
    978-5-699-47859-0
  • Тираж
    3485
  • Год выпуска
    2011
  • Количество страниц
    352
  • Язык издания
    Русский
  • Произведение
    Дедушка танцует на балконе...

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Хаит В. Дедушка танцует на балконе Хаит В. Дедушка танцует на балконе 213 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Валерий Хаит Дедушка танцует на балконе Валерий Хаит Дедушка танцует на балконе 49.9 р. litres.ru В магазин >>
Валерий Хаит Дедушка танцует на балконе (Одесский юмор) Валерий Хаит Дедушка танцует на балконе (Одесский юмор) 189 р. litres.ru В магазин >>
Зонт Mary Poppins Зайка танцует 53584 Зонт Mary Poppins Зайка танцует 53584 344 р. pleer.ru В магазин >>
Как дедушка стал привидением Как дедушка стал привидением 600 р. msk.kassir.ru В магазин >>
Наталия Весенина Сад на балконе. Фитодизайн Наталия Весенина Сад на балконе. Фитодизайн 200 р. litres.ru В магазин >>
Футболка классическая Printio Лучший дедушка на свете! Футболка классическая Printio Лучший дедушка на свете! 1055 р. printio.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать бесплатно книгу Дедушка танцует на балконе, Валерий Хаит

Дедушка танцует на балконе Предисловие

Я как-то обратил внимание, что шутки, остроты, словесные импровизации, не успев родиться, тут же умирают. Забываются. Захотелось сохранить их, продлить им жизнь.

И я начал записывать.

Какие-то услышанные от других или слетевшие у меня самого с языка фразы я фиксировал и раньше. Но регулярно и сознательно стал это делать с 1993 года.

Познакомившись примерно в это же время с «Записными книжками» Сергея Довлатова, я лишь утвердился в своем намерении.

Хочу поблагодарить своих друзей и добрых знакомых (в том числе и не упомянутых), в присутствии и при непосредственном участии которых родились многие из этих записей. И прежде всего – моего давнего друга Георгия Голубенко, чьи родившиеся в нашем тесном и многолетнем общении фразы украшают эту книгу.

Не могло не оставить следов на этих страницах и мое шестилетнее (до 1997 года) сотрудничество с авторами и участниками телепередачи «Джентльмен-шоу», которым я тоже очень благодарен.

Искренние слова признательности и моим коллегам из журнала «Фонтан», особенно Михаилу Векслеру, чьи реплики и импровизации не спутаешь на этих страницах ни с чьими другими.

И, конечно же, особая и нежная благодарность моей жене, чья великолепная память и умение формулировать во многом определили характер если и не всей книги, то, во всяком случае, ее одесских страниц.

Избранное из услышанного

Я затормозил и прислушался.

Мысленно достал авторучку.

Наша соседка по двору, как ее тогда все называли – мадам Спирт, страшно любила похвастаться. Вот она, к примеру, рассказывает о посещении своего сына, сидящего в тот момент в тюрьме за спекуляцию:

– Мой Сеня. Раечка, если бы вы видели его камеру! Такой второй камеры нет на свете! Оттуда не хочется выходить.

В проектном институте, где я когда-то работал, у нас в отделе были сотрудники с такими фамилиями: Бант, Шарф, Фрак, Щеголь. Самое интересное, что фамилия начальника отдела была Портной.

Двое рассуждают, можно ли пить.

– Мне доктор сказал, что каждый человек имеет право хотя бы раз в месяц дать встряску своему организму.

– Так это что, получается – раз в месяц не пить?!

Счастливый отец никак не может поверить, что у него родился сын.

– Сын?! С чего это вдруг у меня сын?! Кто я такой, в конце концов, что у меня сын?! Ну максимум – дочка.

Две соседки на даче. Одна, уходя, говорит другой:

– Лиза, вот здесь у меня в холодильнике осталось ровно девять яичек. Если вам будет нужно, возьмите сколько хотите.

Рассказал известный одессит, блестящий фотограф-художник Генрих Намиот.

– Я как-то снимал Давида Ойстраха со скрипкой в руках.

Утром звонит телефон:

– Добрый вечер. Ой, извините, я перезвоню.

Есть передача мыслей на расстоянии. А есть передача ощущений.

Моя жена говорит с подругой по телефону.

– Послушай, по-моему, что-то горит.

– Ой, я совсем забыла! У меня же молоко на плите.

Мой тесть, когда ему было уже за восемьдесят, говорил моему старшему сыну:

– Где ты ходишь?! Тебе целый день звонили! Телефон буквально разрывался.

– А я что, брал трубку?!

Местный композитор – бывший комсомольский работник давал интервью на телевидении. В частности, говорил следующее:

– Вы удивитесь, конечно, но я еще и пою. Пробую брать на себя, так сказать, ответственность певца.

Двое сидят и ведут беседу. В какой-то момент один говорит другому:

– Извини, это не такой разговор, это телефонный.

Дочь сидит у постели своей старенькой больной мамы. Та охает и стонет:

– Ну хорошо, давай рассуждать логически. Они же захотят сделать тебе внутривенно.

– Ни в коем случае!

– Вот. И они тут же захотят увезти тебя в больницу.

– Ну. Так зачем же нам ее вызывать?

– Я не знаю. Ну, может быть, для того, чтобы дать им денег.

Мой друг художник Олег Сон рассказывал, что в винном подвальчике, куда он ходил с друзьями, время от времени появлялся старичок, который утверждал, что он Гаврик из катаевской повести «Белеет парус одинокий», и за стакан вина рассказывал, как там было на самом деле.

Еще один рассказ Олега Сона. У него есть приятель, который назвал своего кота Брамсом. Так вот этот приятель, глядя на кота, время от времени произносит:

– Обрати внимание: Брамс! Какое, в сущности, прекрасное имя для кота и какое нелепое – для композитора.

Юля Женевская подарила историю. Едет она в такси. Впереди женщина средних лет в платочке пытается перейти дорогу в неположенном месте. Мечется по мостовой – вперед, назад, от одной машины к другой. Шарахается от них. Машины, не снижая скорости, объезжают ее. Водитель такси, где сидит Юля, останавливается, опускает стекло и говорит женщине:

– Ну иди уже, комнатная.

Знакомая моей жены, увидев у нас в комнате фотографию Пастернака:

– Да ты что? Это же Пастернак!

– Пастернак. (Ища выход.) А разве у него удлиненное лицо?

– Перестань, у него же круглое лицо.

Юра Михайлик рассказывал:

– Захожу я как-то в магазин, где всегда покупал сигареты. «Дайте, пожалуйста, две пачки «Шипки», – говорю. Продавщица: «Нету «Шипки». Я: «Как нету?» Она: «Что тут непонятного? Вы бы не пришли – вас бы не было. »

– Холл гостиницы. Дверь лифта. Рядом швейцар. Подхожу. «Лифт не работает!» – «Как не работает?!» – «А вам на какой этаж?» – «На пятый» – «На пятый тоже не работает. »

– Я вчера видела фильм, прекрасный фильм. Но там такой скользкий кусок!

– Ну там, перед кинотеатром, – просто сплошной лед, я чуть не упала.

Сотрудница моей жены, у которой была восьмилетняя дочь, придя на работу, рассказывала:

– Я вчера подралась с дочкой, и она меня заперла в ванной. Слава богу, муж случайно зашел домой, а то бы я всю ночь в ванной просидела.

Пожилая женщина, преподаватель географии, категорически против выезда семьи в Израиль:

– Я не хочу, чтобы мои внуки жили в стране, в которой нет полезных ископаемых.

– Ты знаешь, я как въехала в эту квартиру, так неделю оттуда не выходила!

– И что, ты там была совершенно одна?!

– Да. До двенадцати совершенно одна с одним, после двенадцати совершенно одна с другим.

Услышано на улице:

– В Николаеве народ жлобский. В Одессе народ попроще, побогаче.

– Поверь мне, он рафинированный интеллигент!

– Ага, рафинированный. Как постное масло.

Объявление на столбе: «На 16-й станции Фонтана сдаются комнаты на сезон или на более меньший срок».

– Ой, Яша, как я рад, что я тебя давно не видел.

Объявление в местной газете: «Молодой человек ищет знакомства с привлекательной девушкой для встреч и более. »

Еще одно объявление на столбе: «Любовь нечаянно нагрянет. Звонить по телефону. » И – телефон.

– Что вы подслушиваете, когда вас сюда поставили подсматривать.

В начале девяностых в комиссионном магазине видел ценник: «Распятие декоративное. 120 рублей».

Разговор после концерта известного артиста эстрады, юмориста:

– Между прочим, каждый уважающий себя артист эстрады должен иметь сегодня хотя бы один пошлый номер!

– Правильно. А если он себя по-настоящему уважает, то и два!

Одна женщина о другой:

– Ящерица, ошпаренная кипятком!

Напротив нашего дома школа. Митинг первого сентября. Выступает директор. На всю округу слышится:

– Я хочу аплодисментами услышать вашу любовь к своим учителям.

И дальше об учениках:

– Им удостоена большая честь.

– Сижу я, значит, как-то бухой, как бумеранг.

Женщина останавливает такси, подсаживается.

– Я прямо как меченый атом! С утра мечусь – туда-сюда, туда-сюда!

Моя жена о знакомом:

– Большой нос на петушьей ноге!

– Чтобы борщ получился, ему нужно полностью отдаться.

На Привозе. Есть петрушка обыкновенная и есть кудрявая. Женщина приценивается:

– Почем ваша кудрявая?

– Почему так дорого? Всегда было дешевле!

– Да. А вы знаете, сколько времени пришлось ее завивать.

Жена рассказывает мужу историю, будто бы какая-то женщина родила в шестьдесят два года. Муж:

– Может быть, она просто скрывает свой возраст?

– Что это на вас за загар.

Три полные женщины садятся в машину на заднее сиденье. Волнуются, что не поместятся. Одна говорит:

– Давайте сядем черепицей.

– Я как увидела его, так сразу испытала чувство кокетства.

Как-то в середине шестидесятых, когда звезда Жванецкого, Карцева и Ильченко только восходила, был объявлен их очередной концерт в одесском портклубе. У нас было два лишних пригласительных, и моя жена предложила их своей сослуживице по проектному институту с мужем. Те неохотно, но пошли.

Концерт прошел на ура. Переполненный зал хохотал гомерически. После концерта жена спрашивает у подруги:

– Ну как, понравилось?

– Ну что ты! Что нам здесь может понравиться? У нас уже не тот уровень.

Разговор в Алма-Ате. Солидный бизнесмен – бывший одессит говорит:

– Ребята здесь у меня знакомые. Они космос держат. Ну, часть космоса.

Я только через год, в следующий приезд, понял, что речь шла о гостинице «Космос».

– Кардиограмма – как рыба. Она всегда должна быть свежей.

Продавец мясного корпуса на рынке женился на своей постоянной покупательнице. Коллеги по работе ему говорят:

– Ну как ты мог на ней жениться?! Посмотри, какие у нее ноги!

– Откуда же я знал? Я всегда видел ее только из-за стойки.

В магазине. На полочке три статуэтки разных китайских божков. Подпись: «Бог. Три штуки».

Именины переросли в народное гулянье.

Моим начальником в проектно-сметном бюро, где я работал после института, был Михаил Ефимович Зейгермахер. Тихий, скромный, но упорный и невероятно осторожный человек.

Как-то у нас прошел слух, что Михаил Ефимович добился телефона. Мы долго не решались спросить его об этом, настолько сам факт был по тем временам невероятным. А вдруг он обидится, решит, что над ним смеются? Но нашелся один смельчак и громко, так, чтобы все слышали, спросил однажды:

– А что, Михаил Ефимович, говорят, у вас появился телефон.

Зейгермахер медленно повернулся (он сидел лицом к стене, к которой была прислонена его чертежная доска), улыбнулся как-то криво и сказал:

– Есть. но такой, знаете, маленький.

В парикмахерской. Я пытаюсь как-то руководить процессом. Парикмахерша:

– Да не волнуйтесь, мы работаем без брака!

– А оно ж отрастает.

В феврале 96-го Зиновий Ефимович Гердт снимался в Одессе у какого-то греческого режиссера и жил с женой в гостинице «Красная». Завтрак из любви и уважения к артисту приносила в номер сама метрдотель ресторана – видная, яркая одесская женщина. Она стучала в дверь и, когда жена Гердта ей открывала, торжественно входила в номер и спрашивала:

– Ну что, мой уже встал?

– Молодой человек, вы не могли бы проводить меня до дому?

Объявление в местной газете: «Поклонница и знаток творчества Сафо жаждет встречи с другом по интересам. »

– Откуда такой говор? Вы что, москвич?

– Да нет, я одессит. Просто у меня друзья в Москве, и я с ними часто переписываюсь.

Портной примеряет на даму пальто, которое он ей сшил. Смотрит издали. Заявляет:

– Ну, не знаю, как пальто, но пояс у нас получился шикарный.

Художник Леонид Левицкий поделился воспоминанием.

– В Одессе в начале семидесятых было землетрясение. Все жильцы нашего дома выскочили во двор, боясь очередного толчка. Проходит полчаса. Жена одного жильца, работающего в исполкоме, кричит ему на лестницу: «Петя, ты не можешь позвонить на работу – узнать, будет ли еще землетрясение. »

– Я заказал себе две пары свежих брюк.

Мой приятель однажды в сентябре позвонил в еврейский центр – ему какой-то документ был нужен. Телефон долго молчал, потом мужской голос ответил:

– Они там свой жидовский Новый год отмечают.

– Что?! Как вы. Кто вы такой?!

На Привозе старушка продает живых кур. Покупательница рассматривает одну. Старушка:

– Возьмите ее. Вы не пожалеете. Хорошая курочка. Посмотрите, какая она тихая.

– Нет, это все-таки поразительно! Оказывается, у многих наших вождей были жены еврейки. У Молотова, у Ворошилова.

– О чем ты говоришь! Даже у Кагановича была жена еврейка.

Объявление: «Компания ищет обаятельных юношей и девушек в возрасте от 20 до 40 лет».

Приятель с женой едут в поезде. Рядом в купе незнакомые люди. Жена приятеля забыла дома комнатные туфли и каждый раз, выходя в коридор, всовывает ноги в сапоги мужа. Когда она делает это в очередной раз, он свешивает голову с верхней полки и произносит:

– Говорил я тебе, возьми сапоги! Ну как мы теперь с тобой по Москве в одних сапогах ходить будем?!

Табличка: «Самоохраняемая платная стоянка».

Из монолога старого одесского конферансье:

– Ну, что вы не смеетесь. А, старая шутка?! Что ж, значит, вы интеллигентные люди. Вы понимаете, что над старостью нельзя смеяться, старость надо уважать.

Одесса. Ланжероновская улица. Вход в Литературный музей. Мраморные ступени. Неподалеку женщина в длинной красивой шубе с собакой. Собака явно породистая. Женщина тоже. Жена подходит к музею, хочет подняться по ступеням, но перед дверью оказывается собака. Она поднимает истошный лай. Хозяйка не реагирует. Жена говорит:

– Простите, вы что, не можете ее позвать? Ну почему ваша собака должна гулять именно здесь?

– Моя собака?! Да это вы непонятно почему здесь гуляете.

Галя Безикович о ком-то:

– Она типичная вертихвостка. Причем число оборотов хвоста с годами не уменьшается.

Разговаривают две женщины.

– Можно верить людям, как ты думаешь?

– Ну если доказать, что мужчины – это люди.

. с непосредственностью, достойной лучшего применения.

– Больной, учтите! В ванну ложитесь только со мной.

(В смысле «в моем присутствии»).

Первые годы перестройки. Поехали они с другом в Голландию. Обещали женам привезти сыру. Забегались, не купили. Друг говорит:

– Скажем, что не было.

Я остановил машину. Едем. На перекрестке чуть не сбиваем пешехода. Тот кричит на водителя. Едем дальше. Водитель:

– Тоже мне! Орет. Как будто он один испугался.

– Зачем ты это сделал?

– Чтобы сохранить лицо. Причем не только в переносном, но и в прямом смысле этого слова.

Он терпеть не мог громкой музыки. В ресторане всегда платил за то, чтобы играли потише. Однажды его пригласили в цирк на премьеру. Оркестр должен был играть «Парад-алле». Он дал дирижеру двести рублей – большие по тем временам деньги. За меньшую сумму дирижер играть тише отказывался. «Парад-алле» прозвучал как колыбельная. Был дикий скандал.

Он. Ну, давай выпьем!

Он. За нашу любовь к тебе!

Он. А так. Я тебя люблю, а ты себя просто обожаешь.

Это было еще в те годы, когда она имела всего лишь одну пару сапог. И вот они как-то неудачно треснули. Сверху. Сапожник посмотрел и говорит:

– М-да, придется ставить заплату.

– Вы что?! Как же я по улице ходить буду? Все же будет видно!

– Девочка! Что за проблемы! Так будете быстрей перебирать ножками.

В семидесятых. На пивной будке – табличка: «Пива нет». Внизу мелом приписано: «Куба – да!»

Своими глазами видел в песенном сборнике в песне, посвященной подводникам, такие строки:

Измерять глубиной погружения

Глубину нашей чистой любви.

В одесской коммуналке к одному мужчине приходили женщины, ну, скажем так, не совсем тяжелого поведения. Время от времени они выскакивали из его комнаты в ванную совершенно голыми. Как-то одна из них, выбежав, перепутала и вместо двери ванной открыла входную дверь. Та была на пружине и тут же за ней захлопнулась. Пострадавшая в растерянности нажала первый попавшийся звонок. Ей открыла соседка и, совершенно не удивившись, спросила:

Та назвала. Соседка с тем же невозмутимым видом постучала к мужчине и сказала:

– Сема, до вас дама.

Конец 90-х. В ужасе звонит подруга жены:

– Слушай, ты смотришь телевизор?!

– Боже, что случилось?

– Ты видела эту Миткову?!

– Да. А что она сказала?

– При чем здесь. Она уже пятый день в одной кофте!

Объявления в местной газете в разделе «Продам»: «Художественная литература. 55 томов В. И. Ленина». И еще: «Сапоги отечественные, теплые (Китай)».

– Вы даже себе не подозреваете.

– Я встретился с этим человеком впервые. Ну что тебе сказать. Первое, но уж точно последнее впечатление.

– Я слышал, ты собрался в санаторий?

О деликатности. Рассказала знакомая. Однажды, когда ей было лет тринадцать, она пришла к своей школьной подружке – дочери интеллигентных родителей. Сидят, разговаривают. Тут в комнату за чем-то входит соседка и, взглянув на гостью, говорит:

– Смотри, Галя, какая красивая девочка. Еще красивее, чем ты!

После ее ухода Галя возмущенно:

– Вот дура! Ничего не понимает.

Фраза из телевизионной рекламы: «Для тех, кто получает удовлетворение от близости с автомобилем. »

Диктор местного телевидения:

– Сегодня мы завершаем знакомство с кандидатом технических наук Рожковым Алексеем Семеновичем.

Мол, все, хватит – раньше были знакомы, а теперь не будем!

– С яркой, запинающейся речью выступил. (вместо «запоминающейся»).

Знакомая жены прочла объявление об установке дециметровых телеантенн, которые, как известно, ловят сигналы не везде. Звонит.

– (Возмутившись.) Что я хочу. Я хочу сделать аборт!

– (Как ни в чем не бывало.) А где вы живете?

– На Академика Филатова.

– Да. Знаете, так лучше-таки сделайте аборт.

Собака с перебитой лапой зашла в травмопункт. Доктор говорит:

– Она уже третий раз приходит. Гипс сгрызает и приходит.

– Слушайте, я сейчас расскажу вам жутко смешную историю.

Долго рассказывает, все внимательно слушают. Через какое-то время:

– Ну что вы на меня смотрите? Смешнее не будет!

Я спросил у философа Авенира Уемова:

– Скажите, Бог есть?

Ветеран кино, игравший в прежние времена роли начальников и секретарей парткомов, получил на кинофестивале приз «За честь и достоинство». Диалог:

– Ему – за честь и достоинство?

– А ты думаешь, это просто – на каждом шагу отдавать начальству честь и не потерять при этом достоинство?!

Женщина встретила знакомую и хвалится своим зятем:

– Интересный! Не пьет! Зарабатывает – во! Из дома вообще не выходит.

Меня в очередной раз перепутали с Аркадием Хайтом. Объясняю жене, что это неудивительно: Хайт – постоянный автор Хазанова, создатель фильма «Ну, погоди!», лауреат Государственной премии.

– Подумать только, одна закорючка – и я могла бы быть женой знаменитого человека.

Водитель – женщине, едва не попавшей под машину:

– Что вы ходите по Одессе, как корова по Индии.

Я как-то читаю вслух объявление в местной газете: «Мужчина 60 лет, спортивного телосложения ищет женщину не моложе 50 лет для интимных встреч. »

– Он что, геронтолог.

– Тогда еще на Привозе были мотогонки по вертикальной стене.

– Да, помню. Братья Косых.

– Ага. Они так гремели, что было слышно даже у меня на Заславского. Я, правда, там еще не жил.

– . Но специально приходил послушать.

Решил поменять свою национальную ориентацию.

Когда я после института работал в Кировской области, у меня там был рабочий по фамилии Бирюков. Он тогда, помнится, только что освободился. Так вот, этот самый Бирюков был большим мастером парадоксов. К примеру, сидит он у края траншеи, которую только что выкопал, и говорит задумчиво:

– Слышали? Самолет сегодня в Африке упал, на котором этот. Даг Хаммаршельд из ООН летел. Погиб он.

– Что вы говорите!

– Да нет, это я к тому, что если б такое год назад произошло, так сегодня ровно бы год исполнился.

– Я мог бы выпить больше, но я пью до дна.

Реклама одесской пейджинговой службы: «Связь, исключающая брак». Ну кто откажется.

– Состоятельный, но интеллигентный мужчина.

– Посмотри, какие у нее ноги!

– А что ноги? Самые обычные ноги. Чтобы ходить.

Игорь Миняйло об актере:

– Так умел держать паузу – суфлеры не выдерживали.

– Нет, Сеня – это просто кошмар! Он любую песню испортит. Даже хоровую.

Жена приходит в агентство по продаже недвижимости. Объясняет женщине-риелтору, какая квартира ей нужна. Та:

– Вы правильно сделали, что пришли к нам со своим горем.

– Люди этой графы очень порядочные.

К знакомой приехал коллега из Харькова. Долго гулял по Одессе. Говорит:

– Такие все разговорчивые. Ла-ла-ла, ла-ла-ла. По любому поводу.

Провожает она его в аэропорт. Ловят такси. Остановили, договорились. Он бросает сумки, в том числе и с аппаратурой (у него с собой были хорошая видеокамера, два фотоаппарата), на заднее сиденье, захлопывает дверь и поворачивается, чтобы с этой самой моей знакомой попрощаться. Вдруг машина отъезжает. Он сначала теряет дар речи, потом кричит, но, увы, машина не останавливается. Расстроенный, он, конечно, никуда не полетел. На следующий день обратился безо всякой надежды в таксопарк – и тут же все нашел.

При использовании книги "Дедушка танцует на балконе" автора Валерий Хаит активная ссылка вида: читать книгу Дедушка танцует на балконе обязательна.

Поделиться ссылкой на выделенное

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

Источник:

bookz.ru

Хаит Валерий

Дедушка танцует на балконе...

– Простите, у вас кофе молотый или растворимый?

– Ну, я не знаю. Люди берут, растворяют.

– Вот смотрю я на вас – коня на скаку остановит, в горящую избу войдет. В общем, настоящая тургеневская героиня.

– Вначале все решили, что горит баня неподалеку, и некоторое время никто не обращал на это внимания.

– Видеть его – одно удовольствие. Не видеть – другое.

Это мне Гриша Горин подарил.

Он же вспомнил, что как-то накануне выборов ему позвонил Гердт и спросил, за кого стоит голосовать. Гриша ответил:

– Зиновий Ефимович, у вас самый красивый голос в России. Не отдавайте его никому.

О себе с гордостью говорит:

– Я первый в разливе. Как Ленин!

– Скажите, смешить людей – это родом из детства.

– Смотрите, весна уже началась!

– Ой, вы знаете, я уже сомневаюсь.

Друзья дома говорили:

– Нет, как он посмел! Как он посмел изменить наш микроклимат!

– Учти, он сам мне об этом сказал! Это было вчера, когда ты зашла ко мне и не застала!

– А я что, знала, зачем он положил меня на кровать? Я же не знала.

Не скрытой же камерой снимали. И все мне про него стало ясно.

В московском Ленкоме был какой-то юбилей. Обещал приехать сам Ельцин. И вот показывают, как у входа в театр стоит Марк Захаров с супругой. Подъезжают машины, выходит Борис Николаевич и, протянув руку, приближается к встречающим. Марк Захаров тоже тянет руку. И тут обнаруживается, что Ельцин, как галантный мужчина, спешил поздороваться сначала с женой режиссера. Марк Анатольевич несколько мгновений стоит, вытянув не пожатую президентом руку, затем делает ловкий жест – вроде хотел почесать ухо.

Вечер прошел на славу. На лице Захарова не было и тени испытанной им неловкости. Что говорит о том, что глава Ленкома не только замечательный режиссер, но и неплохой актер.

– Еду я сегодня в автобусе, смотрю, стоит в проходе негр, обмахивается газетой – жарко ему. Я с трудом удержался от фразы: «Это тебе не Африка!».

– Когда я закончил институт и стал ходить на работу в Моспроект, бабушка по-прежнему встречала меня вопросом: «Ну, расскажи, где ты был, что там было интересного?» Я говорил: «Ну, ба, ничего особенного. Как обычно. » – «Подожди-подожди. Вот ты пришел – и что. »

Диплом включал в себя объяснительную записку и двенадцать чертежей – листов, как было принято их называть. Время от времени в комнату, где мы чертили, вплывала мама баскетболиста и томным голосом произносила:

– Ну что, много еще осталось листьев.

– Ага. Она для них как переходящий приз, к которому все стремятся.

– Вы знаете, если бы у меня окно выходило на юг, я бы мог на подоконнике выращивать цитрусовые.

– А если бы на север, то мхи и лишайники.

– Идет страшная зима, а в доме ни грамма вермишели!

Из реанимации звонят: не случилось ли чего.

– Нет, все-таки о чем думают люди, которые размещают телефоны-автоматы в темных закоулках?!

– Видимо, это разные люди. Одни думают, а другие размещают.

Жена с подругой стоят у обочины уже полчаса. Безуспешно машут руками. Наконец одна из машин останавливается. Вдруг, опережая их, проносятся трое с чемоданами и сумками, быстро договариваются с водителем, плюхаются на сиденья и уезжают. Оставшиеся возмущены. Вдруг они замечают одиноко стоящий на тротуаре чемодан, который те в спешке забыли. Смеются: так им и надо! Потом задумываются: что с этим чемоданом делать? Начинают нахалов жалеть. Решают открыть чемодан – и, о удача, сверху лежит медицинская карта с адресом. Это вроде бы где-то рядом. Волокут чемодан, который оказался жутко тяжелым. С трудом где-то в глубине квартала обнаруживают дом. Втаскивают чемодан на четвертый этаж (дом без лифта). Звонят. Никого. Ну понятно, они же уехали. Звонят соседям – никто не отзывается. Наконец на пятом этаже за дверью кто-то откликнулся. С грехом пополам объясняют, в чем дело. Те неохотно разрешают в конце концов оставить чемодан.

Измученные и усталые женщины возвращаются к трассе, вновь начинают ловить машину.

Вариация Гарика Голубенко.

– Он не может взять трубку.

– Ну что, выпьем за президента?

Попросили у официанта виски со льдом. Чокнулись.

– Я не только люблю деньги, но и ревную их к другим.

– Здесь лежит эта, как ее. Мария Стюарт. Он ее. ну этот, вы знаете. В общем, он ее практически казнил.

– Павлик, это ты. Ну что, получил сегодня пятерку. Что, четверку. Неужели тройку? Как ты мог. Что, две двойки?!

Пришел чиновник из управления культуры и говорит:

– А почему это у вас тут Гоголь стоит?

– Вы что?! Это же Лермонтов!

– Да. А где же, в таком случае, борода?

Он подарил приятелю смешную историю. Тот ее рассказывает иначе.

– Погоди, там же все было не так!

– Я уже имел с этим успех.

Баскетбольный матч. Московский ЦСКА играет с кем-то на кубок европейских чемпионов. Три секунды до сирены. Право на штрафной получает чернокожий легионер из ЦСКА Уэбб. Броски решающие. В зале мертвая тишина. Вдруг откуда-то с галерки голос: «Землячок, не подведи. »

– Не трогайте человека за доллар!

– Чтоб рубль стоял и деньги были!

– Не нравится. Езжайте в наш Израиль.

– Ничего, она его догонит.

– Что ты такое говоришь?!

– Ну, не знаю. Во всяком случае, им по дороге.

– Это, между прочим, доллар!

– Все правильно, – соглашается он, – «Крокодил» и должен платить зелеными.

– Вы что, не любите сладкое?

– Да нет, я очень люблю, но мне никогда не достается.

– Видите ли, я сладкое ем только когда кончается водка. А она никогда не кончается.

– Чем я восхищаюсь, Валера, так это не твоим интеллектом с воробьиный носик, а твоей силой воли.

Купили участок, соток шесть, на Даче Ковалевского. Поставили забор, домик. Осенью уехали в город. На следующий год приезжают – забора нет, стоит остов дома, двери вместе с коробками вырваны, даже розетки ни одной не осталось. Плюнули – Бог с ним, будут деньги – восстановим.

Приезжают через несколько месяцев – не могут найти место. Кружили, кружили, жена говорит:

– Подожди, вот же наш участок. Но что это за два дома на нем стоят?!

Стучат. Появляется женщина.

– Как?! Разве вы еще не уехали в Америку.

– Смотри не трать.

– Налей мне еще виски!

– А не много ли ты их пьешь?

Я вначале решил, что он с виски на «вы», и вспомнил, что у Довлатова есть такой же эпизод, но только с шампанским. Потом понял, что тут другое. Для него «виски» – это «они», множественное число, отсюда – «их».

– А с базара в этот день она так и не вернулась.

– Рожать? Не смеши меня! У меня даже зачать нет времени.

Рядом возникает женщина.

– Подождите, а почему вы мне днем продали по три пятьдесят?

– А потому что днем я продавала по три пятьдесят.

– Да. А если бы я сейчас пришла.

Подходит к окну ее дачи соседка и кричит:

– Ляля, ты не голая? Я могу с тобой говорить.

– Будучи неоднократно свидетелем.

– Не кажется ли тебе, уважаемый Валерий, что форму «будучи неоднократно» могут использовать лишь сторонники существования прошлых жизней.

Есть в Нью-Йорке на Брайтоне магазин, «Интернешнл» называется. Все наши продукты. В общем, заменяет одесский Привоз. Основные покупатели, естественно, эмигранты. Общение на русском. Как-то подходит к прилавку женщина, говорит что-то по-английски. Американка, словом. Продавщица кричит куда-то в подсобку:

– Бэлла, ты нужна! Тут иностранку нужно обслужить.

– Кто красив, а я умен.

Пригласил он как-то в свою мастерскую немцев. А они в этот день сувенир себе на барахолке купили – переходящее красное знамя. Ну выпили, конечно. И так им у Миши понравилось, что они ему от полноты чувств это самое знамя и вручили. И вот идет он часа в три ночи домой и несет подарок на груди под курткой. А тут милиция:

– А что это вы под курткой несете?

– Да ничего особенного.

Он разворачивает – у них глаза на лоб.

Как-то в Одессе был праздник на стадионе. Гала-концерт с участием звезд. А тогда было модно включать в программу известных телеведущих. И вот в микрофон звучит: «Виктор Центрального телевидения диктор Балашов. Ой, извините. наоборот. » Это шутка такая была. Виктор Балашов долго идет по зеленому полю, взбирается на сцену, подходит к микрофону и характерным, знакомым всем голосом произносит: «Здравствуйте, дорогие одесситы!» Восторженный рев трибун, крики «Бис!». Балашов наклоняется к микрофону и вкрадчиво, как умеет только он, произносит: «И о погоде. » Взрыв аплодисментов, возгласы «Браво!». Балашов сходит со сцены и отправляется получать гонорар.

– Когда я с ним встречаюсь, то радуюсь даже больше, чем когда расстаюсь.

– Звонит телефон. Спрашивают соседку. Выхожу позвать – ее нет дома. Тут же встречаю другую соседку, которая говорит: «Моя Мурка не у вас?». Я захожу к себе, спрашиваю сына: «Митя, ты Мурку не видел?» Он: «Нет». Беру трубку и говорю: «Вы знаете, ее нет. Что-то передать?» Митя так внимательно на меня посмотрел.

– Вы знаете, если бы не склероз, я мог бы вынести из нашего разговора очень много полезного.

– Хорошо, что ты дома.

Она показывает мне заголовок газетной заметки: «Электрик из жэка оказался маньяком».

Идет он по улице – навстречу явно подвыпивший мужик.

– Слышь, который час?

– Спасибо, брат. А то никак время не мог узнать. Мне до тебя одни евреи попадались.

– Люся пригласила к себе свою подругу-француженку и совсем забыла, что та «Гринпис»!

– Как что? Вообрази – приходит эта самая француженка, а Люся как раз проветривает свои соболя.

– Дорогие Гриша и Рая! Вы прожили вместе долгую счастливую жизнь. Вы пережили Первую мировую войну, Вторую мировую войну. И я хочу вам пожелать, чтобы так же вместе вы пережили и третью.

– Если справедливо утверждение, что архитектура – это застывшая музыка, то наш новый театр представляет собой настоящую музыкальную комедию.

В первый же день зашла покупательница. Выбирала виноград. Смотрела на свет, пробовала. Все это продолжалось часа полтора. Наконец положила на весы небольшую гроздь: «Мне сто грамм, пожалуйста».

Он схватил ее за волосы и вытолкал из магазина. Ему запретили заниматься торговлей.

– А ты, оказывается, жадная.

– А что – получается, деньги только тебе нужны.

– Это произведение могло бы сделать честь и более крупному таланту.

– . Вы же знаете, чем я занимался в Союзе. И я решил посоветоваться со своей задницей, хочет ли она еще раз сидеть. Она сказала «нет» – и я уехал.

– За то, чтобы мы всю жизнь были цветником, а не гербарием!

Мужчина продает старые книжки. Особенно много из серии «ЖЗЛ» – от Еврипида до Чкалова.

– Почем вы их продаете?

– Разные люди – разные цены.

– Когда я вас слушал, то не мог думать ни о чем, кроме как ни о чем не думать.

– Он что, забыл родной язык?

– Да нет. Она переводит его через улицу.

– Ты меня разочаровала.

– Я надеялась, что ты мне отбеливающий крем для лица подаришь.

– А я, между прочим, и про Весы такое читал.

– Дождь уже кончился?

– А почему у тебя зонт мокрый?

– Тот кончился. Начался новый.

Зашел к нам как-то плотник. Увидел на книжной полке мою фотографию тридцатилетней давности. Спрашивает у жены:

– О, знаменитый человек!

– Смотрите, а я и не знал, что вы жена Леонида Буряка.

– Вы не знаете, девочки, сколько футбольный матч продолжается?

– Да нет, ничего. Просто муж вчера ушел на футбол, и его до сих пор нет.

Источник:

thelib.ru

Дедушка Танцует На Балконе... в городе Новокузнецк

В этом каталоге вы всегда сможете найти Дедушка Танцует На Балконе... по разумной стоимости, сравнить цены, а также изучить прочие предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Доставка товара выполняется в любой населённый пункт РФ, например: Новокузнецк, Владивосток, Оренбург.