Книжный каталог

. История Нашего Рода

Перейти в магазин

Сравнить цены

Категория: Прочее (Книги)

Описание

История рода, история народа – понятия очень схожие. Как различные страны черпают силу и уникальность из культуры своих предков, сохраняя памятники и произведения древнего искусства, так и каждая отдельная семья имеет свою уникальную историю. Во все времена мистики верили, что род способен поддержать человека на жизненном пути и дать ему силу. Главное – бережно хранить память о нем. Этот альбом – настоящий подарок каждому, кому эта память нужна и важна. Старые фотографии, трогательные переписки, значимые даты семейной истории, даже мелочи вроде сухих цветов или трамвайного билетика вы с легкостью разместите в этой большой книге. Благородный и изящный, этот альбом станет настоящей семейной реликвией. Пусть именно Вы станете хранителем истории Вашего рода!

Характеристики

  • Код номенклатуры
    ASE000000000827490

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Макеева О. (ред.) История нашего рода Макеева О. (ред.) История нашего рода 391 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Родословная книга Родословная книга "Древо", 23,7 х 17 х 2 см 1039 р. ozon.ru В магазин >>
Сергей Дигол Пантелеймонова трилогия Сергей Дигол Пантелеймонова трилогия 92 р. litres.ru В магазин >>
Татьяна Меттерних Строгановы: история рода Татьяна Меттерних Строгановы: история рода 300 р. litres.ru В магазин >>
Екатерина Букова Легенды и сказки нашего Рода Екатерина Букова Легенды и сказки нашего Рода 200 р. litres.ru В магазин >>
. История нашего рода . История нашего рода 385 р. book24.ru В магазин >>
История нашего рода История нашего рода 389 р. ozon.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

История нашего рода, А

. История нашего рода

V. Из воспоминаний

ИСТОРИЯ НАШЕГО РОДА

Семья наша была старая, дворянская, незнатная и небогатая, но имевшая древнюю родословную — «столбовая» дворянская семья. По сведениям энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, первым известным лицом в нашем роду был некий Григор, живший в Новгороде в середине XIV века. Его сыном был Захар Григорьевич Григоров, по прозвищу «Заря». Сын последнего, боярин новгородский Иван Захарович, известен в XV веке.

Один из Григоровых, Захар, во время великого княжения Ивана III был в составе депутации, посланной новгородцами к великому князю с просьбой о сложении гнева на Новгород. Это было 1 декабря 1475 года. Во время мятежа этот Захар Григоров был убит вместе со своим братом Кузьмой в мае 1477 года. В 1495 году новгородские бояре Иван Иванович и Василий Иванович Григоровы были переселены из пределов новгородской земли в пределы Московского великого княжества. Их потомки — братья Федор и Воин Григоровы — находились в войске Ивана Грозного во время завоевания Казанского ханства. Оба эти Григоровы были убиты при штурме Казани 1 октября 1552 года. Их имена были записаны для вечного поминовения в синодик московского кремлевского Успенского собора.

Есть упоминание, что третий брат Федора и Воина, Елистрат, со своей матерью Авдотьей, урожденной Кафтыревой, на помин души отца своего (имя его не указано) и убиенных на брани братьев сделал в 1554 году вклад в монастырь святого Геннадия на костромской земле. Вообще, на протяжении XVI, XVII, XVIII веков род Григоровых имел поместья в пределах бывшей Костромской губернии.

Хранящаяся в Тульском архиве родословная Григоровых начинается с Федота, сына Елистратова, упоминаемого в качестве владельца имения в 1624 году. Дата его смерти — 1644 год. Его сын Степан в 1635 году называется в числе «боярских детей»; внук Василий в 1700 году числится как городовой дворянин города Рязани. Гаврила Григоров служил поручиком Черниговского полка. Его жену звали Устинья Панфиловна. Гаврила Григоров участвовал в походе русских войск в Турцию под командованием фельдмаршала Миниха в 1739 году. Его сын Василий в 1767 году был произведен в чин подпоручика. Гаврила Григоров и все его потомство были дворянами Тульской губернии, там владели поместьями и служили по выборам. Двоюродный брат Гаврилы Григорова, Николай Сергеевич, был секретарем Тульской дворянской думы в 1788—1794 годах. Сын Василия Гавриловича, Петр, служил судьей в Алексинском уезде. Другой сын Василия Гавриловича, Николай, был предводителем дворянства.

Николай Васильевич Григоров имел чин поручика и был женат на Анастасии Афанасьевне Соймоновой. В 1812 году Н.В. Григоров был назначен начальником тульского ополчения. Ввиду опасности от приближавшихся летом 1812 года к Москве и Туле войск Наполеона, Н.В. Григоров перевез все свое семейство из Тульской губернии в Костромскую и после войны остался в ней. Вследствие этого дальнейшая судьба фамилии Григоровых связана (с начала XIX века) с костромским краем.

Следует сказать о том, откуда на костромской земле взялись имения, принадлежавшие Григоровым. Как было сказано выше, еще в XVI, XVII, XVIII веках некоторые из Григоровых получали поместья в бывшей Костромской губернии. Так, Андрей Васильевич Григоров в 1693 году упоминается как владевший крепостными. Василий Степанович Григоров, отец Гаврилы, имел поместья в Чухломской и Кадыйской осадах в 1701—1711 годах. Что из этих земель осталось в руках Григоровых к началу XIX века, мне не известно, но во многих местах костромского края сохранились селения под названием Григорово. Одно из сел в Кадыйском районе явно имеет связь с фамилией Григоровых, так как в документах о постройке храма в селе Григорове в начале XIX века упоминается о том, что средства на постройку храма давали местные владельцы, господа Григоровы. Кроме того, Н.В. Григоров, женившийся в 90-х годах XVIII века на А.А. Соймоновой, получил в приданое в Кадыйской округе несколько деревень в Спас-Заборском приходе.

Происхождение этих владений Соймоновых таково. Дед А.А. Соймоновой, Федор Иванович Соймонов, по преданию, приходившийся двоюродным братом Петру I (мать Ф.И. Соймонова, Анастасия Кирилловна, была родной сестрой Н.К. Нарышкиной, матери Петра I), в царствование императрицы Анны Ивановны привлекался Бироном по делу Волынского и Хрущева, обвиняемых в государственных преступлениях. Волынский, Хрущев и Еропкин были казнены, а остальные обвиняемые, в том числе и Ф.И. Соймонов, наказаны кнутом на площади Сытного рынка в Петербурге и сосланы в Сибирь. По воцарении императрицы Елизаветы Петровны они были возвращены, причем так как все имения осужденных были конфискованы, то в виде компенсации государыня пожаловала (в числе других) Ф.И. Соймонову земли в Тамбовской и Костромской губерниях. Часть этих земель от Ф.И. Соймонова перешла по наследству его сыну Афанасию, а последний целый приход дал в приданое своей дочери, вышедшей замуж за Н.В. Григорова.

Начиная с петровских времен и до самой революции 1917 года, ни один из Григоровых не поднимался по службе выше чина поручика. Поэтому у них не было ни богатства, ни связей. Это была самая рядовая дворянская семья, гордившаяся только тем, что все Григоровы честно служили (хотя и на малых должностях) русским князьям и царям, и ни один из них не запятнал своего имени каким-либо бесчестным поступком. Помимо того, после женитьбы Н.В. Григорова на А.А. Соймоновой их дальнейшие потомки утешали свою гордость родством с русскими царями (через мать Петра I), хотя сами цари вряд ли слыхали что-либо о таких родственниках.

После войны 1812 года подпоручик Н.В. Григоров с семьей остался на постоянном жительстве в костромских краях, где и умер в 1848 году. Свои владения он разделил между детьми: тульские земли почти все отошли ко второму сыну — Николаю Николаевичу, а костромские, расположенные в Макарьевском и Кинешемском уездах, — остальным сыновьям: старшему Александру и младшим Ивану, Сергею и дочери Марии. Александр Николаевич Григоров (1800—1870) был мой прадед.

В молодости Александр Николаевич служил в 23-й артиллерийской бригаде. Но уже в 1823 году вышел он в отставку в чине поручика, служил по выборам от дворянства капитан-исправником, а большей частью жил в своей усадьбе Александровское-Пеньки или в городе Костроме, где у него был свой дом.

В молодые годы Александр Николаевич влюбился в дочь костромского крупного чиновника и родовитого дворянина, представителя одного из старейших родов Костромской губернии А. Полозова — Марию. Но, хотя Александр Николаевич и пользовался взаимностью, строгий отец Марии Александровны не дал своего согласия на брак, считая А.Н. Григорова незнатным, бедным дворянином, и, как это было нередко в те годы, выдал свою дочь замуж за некоего Овцына — тоже знатного и богатого костромского дворянина, ведущего свой род от удельных муромских князей, однако пьяницу и вообще грязного человека. По счастью для Марии Александровны, этот брак был недолгим. Овцын через год с небольшим умер «от излишеств»[*], и Мария Александровна осталась молодой и богатой вдовой. Теперь уже грозный отец никак не мог ей, свободной вдове, помешать снова выйти замуж за кого она хочет, и по прошествии положенного времени Мария Александровна вышла замуж за Александра Николаевича Григорова в 1825 году. Брак был счастливый, но, увы, недолгий. В 1834 году Мария Александровна умерла от родов при появлении на свет моего деда Митрофана Александровича. Александр Николаевич остался вдовцом, с тремя мальчиками и девочкой, живя обычной для того времени жизнью рядового дворянина-помещика — то в своей деревне, то в губернском городе. Старшего сына, Ивана Александровича (1826—1892), отдали учиться в ярославский Демидовский лицей, других сыновей — Кронида Александровича (1830—1856) и Митрофана Александровича (1834—1894), моего деда, — в нижегородскую гимназию, а дочь Людмилу Александровну воспитывали дома. В 1848 году умер отец Александра Николаевича — Николай Васильевич, оставив по завещанию своим детям все земли. Александру Николаевичу досталась усадьба Старое Покровское, куда он и перебрался на жительство из усадьбы Александровское-Пеньки, где к этому времени господский дом пришел уже в ветхость.

В середине 40-х годов Александр Николаевич познакомился в Костроме с Александрой Васильевной Голубковой, сестрой Платона Васильевича Голубкова, миллионера и золотопромышленника. П.В. Голубков умер бездетным, и все его состояние перешло к сестрам, Александре Васильевне и Ольге Васильевне, и приемному сыну, вскоре также умершему. Сестры Голубковы вышли замуж: Александра Васильевна за А.Н Григорова, которому было в это время уже около 47 лет, а Ольга Васильевна за некоего Рымшина. Александра Васильевна принесла своему мужу Александру Николаевичу Григорову богатое приданое, включая Мерийские прииски в енисейской тайге Красноярского края. И бедный до того времени дворянин вдруг стал одним из богатейших помещиков Костромской губернии.

Женившись, Александр Николаевич стал большею частью проживать в Костроме. Немалое количество денег он обратил на различные благотворительные цели, в их числе: помощь в восстановлении после пожара 1847 года Богоявленского монастыря, восстановление после пожара городского театра, а главное — постройка здания женской гимназии (ныне — один из корпусов Костромского пединститута имени Некрасова), открытой в 1857 году. Помимо постройки и оборудования гимназии всем необходимым, Александр Николаевич дал гимназии в вечное владение большой участок земли и леса (несколько сот десятин), установил стипендии для учащихся, создал пансион для девиц, обучающихся в гимназии. Эти и другие благотворительные дела принесли Александру Николаевичу большую известность в те годы не только в Костроме и губернии, но и в столице. Это видно из того, что небогатый до последнего времени и мало кому известный, он был награжден орденом св. Владимира IV и III степеней и чином действительного статского советника IV класса, что было весьма значительной наградой. В это время — с конца 40-х гг. и до смерти Александра Николаевича, последовавшей 13 января 1870 г., — его имя часто можно встретить на страницах «Костромских губернских ведомостей» и в документах Дворянского собрания.

Григоровская женская гимназия. Фото В.Н. Кларка.

Старший сын Александра Николаевича (брат моего деда), Иван, учившийся в ярославском Демидовском лицее, курса в нем не кончил. Будучи еще совсем юношей, он узнал и полюбил крестьянскую, свою же крепостную девицу из деревни Малинки, Прасковью Ивановну, и хотел на ней жениться. Отец, узнав об этой связи, задумал женить сына на девушке из семьи Карташовых — тверских дворян. Назначен был бал — смотрины невесты, но Иван Александрович наотрез отказался от брака с Карташовой. В наказание за непослушание Александр Николаевич «сослал своего сына в Сибирь», то есть отправил его на енисейские золотые прииски в качестве управляющего. Иван Александрович уехал в Сибирь, взяв с собой и Прасковью Ивановну, не венчанную, но фактическую свою жену. Добавим, что отец дал свое «помилование» старшему сыну много позднее, когда у Ивана Александровича и Прасковьи Ивановны старшим дочерям было более 20 лет. Они не носили фамилии Григоровых, а, будучи «незаконными», писались «Ивановы». Церковный брак — венчание Ивана Александровича и Прасковьи Ивановны — произошло только в 1864 году.

Митрофан Александрович Григоров (1834—1894) — дед А.А. Григорова

Дед мой, Митрофан Александрович, окончив нижегородскую гимназию, служил в гренадерском Перновском полку, дослужился до чина поручика и вышел в отставку перед своей женитьбой.

Женился он в 1859 году на своей троюродной сестре Анне Николаевне Соймоновой. Как уже было сказано, на Анастасии Афанасьевне Соймоновой был женат дед моего деда, Николай Васильевич Григоров, так что между домами Соймоновых и Григоровых родственные связи были уже с 90-х годов XVIII века. Отец Анны Николаевны, Николай Иванович, приходился племянником Анастасии Афанасьевне, и, хотя Соймоновы жили в Тамбовской губернии, а Григоровы в Костромской, общение между домами не прекращалось.

Анна Николаевна была маленькой девочкой увезена из родного дома в Кирсановском уезде Тамбовской губернии в Петербург, в Смольный институт. Смольный она окончила отлично, с шифром, имела прекрасную память, и в детстве (даты жизни Анны Николаевны 1840—1917 гг.) я слышал от нее очень много рассказов о старых годах. Она помнила далекое крепостное право, лично не раз видела императора Николая I, «обожала» его, как и все институтки.

Дед мой, Митрофан Александрович, был завидным женихом, так как отец его обладал золотыми приисками. Еще при жизни Александр Николаевич выделил ему землю, усадьбу и деревни. Сперва дед с бабушкой жили в Костроме, но как только началась крестьянская реформа, они переехали в деревню, поселились в усадьбе Старое Покровское, в доме своего отца. Дедушка принимал активное участие в освобождении крестьян, был избран мировым посредником, пользовался доверием местного крестьянского населения и даже возбудил против себя большое неудовольствие со стороны группы помещиков-крепостников, обвинявших деда в том, что он ставит крестьянские интересы выше дворянских. Затем Митрофан Александрович был избран мировым судьей и далее — почетным мировым судьей, имел чин надворного советника.

Имея средства, дед с бабушкой вскоре после переезда в деревню решили построить себе новую усадьбу. Бабушка, очень умная и образованная женщина, сама составила проект дома, выбрала для него причудливый мавританский стиль, подыскала живописное место для постройки — и дело пошло. Так как выбранное место, действительно очень красивое, оказалось вне пределов собственных земель деда и бабушки, то это урочище, известное под именем «Осье гнездо» и принадлежавшее помещице Савельевой, никогда сроду на своих землях не бывавшей, было куплено незадорого. И вот на самом краю Троицкой волости, в 6 верстах от приходской церкви села Спас-Заборья, на крутом берегу реки Медозы в 1870 году возникла новая усадьба под старым названием «Александровское» — в честь прадеда.

В усадьбе было все необходимое: оранжереи, сад, огород, пруд. Имелись хорошие экипажи и лошади. Дом — деревянный, в затейливом уборе из резных украшений — был большой: боковые приделы в два этажа, а середина — в один этаж.

Не сумею рассказать, по каким причинам от большого богатства, доставшегося деду от прадеда, уже через 15—20 лет не осталось ни гроша. Возможно, дед в карты играл, а может быть, ему просто не везло — он, как и все Григоровы, начиная с прадеда, был очень увлечен мельничным делом. Строили мельницы на реках — Медозе, Киленке, затрачивали на них большие деньги, но все эти мельницы погибали: обычно плотины на реках сносило, и вместе с плотинами уносило и денежки. Конечно, в разорении дедушки не одни мельницы виноваты, но теперь узнать не у кого. В 80-х годах прошлого столетия никаких богатств у деда уже не было. Все имущество его заключалось в усадьбе Александровское и земле по деревням Березовке, Малинкам, Чепурихе и урочищу Большая Магуриха — всего 714 десятин.

У дедушки с бабушкой детей было очень много — 16 человек, из них — трое умерло в детстве, а тринадцать детей они вырастили и всем дали отличное образование. Старшие сестры отца, мои тетки, — Анна Митрофановна и Александра Митрофановна — получили хорошее домашнее образование, у них были приличные гувернантки и домашние учительницы, они неоднократно ездили во Францию, Италию, Швейцарию.

Все Григоровы обладали отличными способностями, у всех была хорошая память, почти все они заканчивали курсы своих заведений с золотыми медалями и большим количеством наград при переходах из класса в класс. Особенно выделялись своими способностями младшие — Михаил и Наталия.

Бабушка была знакома с М.Н. Катковым — консервативным деятелем того времени, основателем Московского («Катковского») лицея, иначе — лицея цесаревича Николая на ул. Остоженке, близ Крымского моста (после революции в здании Лицея размещался Институт красной профессуры). Катков и посоветовал бабушке отдать своих сыновей в этот лицей.

[*] В статье «Русский мореплаватель — Дмитрий Леонтьевич Овцын» А.А. Григоров пишет, что умер А.М. Овцын через 2 месяца после женитьбы. — Примеч. интернет-публикаторов.

Источник:

costroma.k156.ru

ИСТОРИЯ РОДА РОГОВЫХ

LiveInternetLiveInternet
  • МОЙ ОЛЬХОН. (12)
  • ЧУДЕСА ЗЕМЛИ (4)
  • Воспоминания о родных. (3)
  • МОИ РЕЦЕПТЫ. (2)
  • (1)
  • РОД РОГОВЫХ. МЫ С БАЙКАЛА. (5)
-Поиск по дневнику -Подписка по e-mail -Постоянные читатели -Статистика ИСТОРИЯ РОДА РОГОВЫХ.

Буряты жили на Байкале уже с давних времен. По сохранившимся легендам и преданиям, заселение Кударинской степи и устья Селенги бурятскими родами происходило 350-300 лет тому назад. Выходит мы потомки первых поселившихся людей на Байкале. С другой стороны наши предки были из казаков, заселивших Сибирь. Казаки и другие поселенцы были с Центральной России: Брянска, Вологды, Перми, Вятки и других районов. С этой стороны наши предки исконно русские и корни наши из Центральной России. В нас объединились две ветви в 17-18 веке.

Сведения для составления родословной росписи и этой статьи были взяты из исповедных ведомостей и метрических книг.

Родословная роспись – это перепись всех родственников по порядку с номерацией. В России родословные росписи появились в конце XV века. В сороковые годы XVI века появились родословные книги, составленные в Разрядном приказе, ведавшим назначениями на военную службу. При Петре I создана Герольдмейстерская контора, которая существовала, меняя названия, до 1917 года. При каждом представителе вашей родословной росписи надо писать все, что вы про него (нее) знаете, включая супругу (супруга) и дата рождения и смерти.

Родословная роспись это постоянно меняющаяся величина, мы находим новых членов семьи, рождаются дети, и роспись постоянно меняется и дополняется.

Исповедная роспись (ведомость) — ежегодно составлявшийся с 20-х годов XVIII века посемейный список прихожан, которые исповедовались у священника, с указанием места жительства и социального положения семьи, главы семьи и отношения к нему других членов семьи, их имён, отчеств, фамилий, «лет от роду». Если прихожанин не был на исповеди долгое время, то указывались причины его отсутствия — переселение, служба в армии и т. п.

Метрическая книга (устар.) — реестр, книга для официальной записи актов гражданского состояния (рождений, браков и смертей). Метрические книги велись в России до революции в церковных приходах духовенством или особыми гражданскими чиновниками. После революции велись только государственными чиновниками.

Метрическая книга рассчитывалась на год и состояла из трех частей:

1. О рождающихся. Помимо порядкового номера в первой части указывались дата рождения и крещения, место жительства, сословная принадлежность, имя и фамилия отца, пол новорожденного и данное ему имя. Иногда указывалось, кто из священников крестил ребенка и где этот обряд происходил - в доме прихожанина или в церкви. В конце могли даваться итоги о числе родившихся за год.

2. О бракосочетающихся. Во второй части метрической книги также приводился порядковый номер и дата бракосочетания. Могли приводиться данные о возрасте жениха и невесты.

3. Об умирающих. Оригинальный раздел третьей части содержит сведения о месте жительства умершего, его сословном положении, имени и фамилии, возрасте и причине смерти. Во второй и третьей частях также подводились итоги за год.

В нашей росписи, там, где указан только год, это данные из исповедной ведомости. С 1823 г. до 1861 г. данные о членах семьи достаточно точные. С 1861 г. исповедных ведомостей в архиве нет и возможно не все родившиеся после 1861 г. есть в росписи. Там где указана полная дата, это данные из метрической книги. Имена, дававшиеся детям, были взяты со святок, и имя ребенку можно было выбирать только по святкам. Некоторые имена были незвучные, например, Эскла, поэтому, возможно, дома применялось другое имя. Так, Анастасия Игнатьевна Рогова (Копылова) всю жизнь звалась Надеждой, о том, что по паспорту она Анастасия, многие её даже близкие родственники узнали только после её смерти, когда встал вопрос какое имя писать на памятнике. Её в родословной росписи, в наших воспоминаниях мы называем Надеждой, так, как она звала себя сама. И в 18 веке были незаконнорожденные дети, рожденные вне брака. В начале века записи о незаконнорожденных детях встречались редко, в конце века чаще. Это говорит не о падении нравов, а скорее указывает на то, что далекие наши предки, несмотря на строгие церковные запреты, были людьми, живущими, как и мы, своими страстями и эмоциями, не всегда личная жизнь их складывалась гладко.

В исповедных ведомостях записывались также сословия в 1835 г. были следующие сословия:

3. Ясашные. Инородные жители, платившие ясак. В Кударинской слободе это буряты. Были следующие основания для ясашного обложения: каждый род или улус был обложен или определённым родом зверя, раз навсегда оцененным, или деньгами, или тем и другим вместе.

5. Пропитанные жители, которые, не имея дворов, кормили себя сами. Слово «пропитанный» означало водворенного властями на собственное пропитание, после ряда лет проживания в Кударе они переводились в поселенцы, а некоторые с решения Верхеудинского Земского Суда - в крестьяне и поселенцы жители, которые, не имея дворов, живут на подселении.

в 1849 г. добавляются:

1. Мещане(2 семьи –Корнаков- 2 чел. Хрептовский -11 чел.)

2. Дворянин, проживающий на линии личного дворянства. ( Петелин Дмитрий Николаевич) В отличие от потомственных дворян, их дворянское достоинство не передается по наследству, а дети получают особый статус «обер-офицерских детей». Личные дворяне получают право добиться потомственного дворянства выслугой. Личное дворянство приобреталось: пожалованием, когда какое-либо лицо возводилось в дворянство лично, чинами по службе, пожалованием ордена. Личное дворянство передавалось браком от мужа к жене, но не сообщалось детям и потомству. Наибольшее количество личных дворян было среди офицеров среднего звена и чиновников.

Поскольку не все книги есть в архиве и не все книги были просмотрены, эти данные неполные. Женщины из росписи выпадают, так как они выходили замуж и другая фамилия неизвестна. Примерно 60% населения на исповедь не ходила. Крестьяне были не особо верующими. По исповедной ведомости можно проследить количество дворов по годам. Записывали по мужчинам, главам семьи или вдовам.

1 Рогов Алексей Лаврентьевич. 4 ч.

2 Рогов Константин Лаврентьевич. 6 ч.

1828 г., 1829 г., 1830 г., 1835 г., 1837 г.

1 Рогов Алексей Лаврентьевич. 4 ч.

2 Рогов Константин Лаврентьевич. 5 ч.

3 Рогов Иван Лаврентьевич. 4 ч.

1842 г. ,1844 г., 1845 г., 1846 г., 1847 г., 1848 г., 1849 г.,1850 г.,1851 г. 1853 г.

1 Вдова Рогова Устинья Фроловна. 4 ч.

2 Рогов Константин Лаврентьевич. 5 ч.

3 Вдова Рогова Марфа Акимовна. 4 ч.

1854 г. ,1855 г. ,1857 г.

1 Вдова Рогова Устинья Фроловна. 4 ч.

2 Рогов Осип Константинович. 7 ч.

3 Вдова Рогова Марфа Акимовна. 5 ч.

1 Рогов Осип Константинович. 7 ч.

2 Рогов Иван Алексеевич. 3 ч.

3 Вдова Рогова Марфа Акимовна. 5 ч.

2 Рогов Владимир Константинович. 2 ч.

3 Рогов Иван Алексеевич. 3 ч.

4 Вдова Рогова Марфа Акимовна. 3 ч.

1 Рогов Яков Осипович.

А также в исповедных ведомостях видно количество жителей.

По исповедной ведомости можно проследить распространенные фамилии в 1785 г.: Пермяков, Березовский, Димов, Дубинин, Пуховской

в 1835 г.: Вторушин, Черниговский, Баландин, Горбунов, Темников, Ушаков, Черкашин, Карнышев, Шестаков, Пермяков, Березовский, Димов, Дубинин, Пуховской

И название деревень Кударинской слободы В 1835 г.: Шерашово, Инкино, Дубинино,Красный Яр(Красноярская), Быково, Жилино, Тайшихино, Митяшево

В 1850 г.: Дубинино, Инкино, Шерашово, Митяшево, Красный Яр(Красноярская), Жилино, Романово, Быково.

Деревни указаны в порядке упоминания в исповедной ведомости. Деревни писались с окончанием, например: «Крестьяне живущие в Шерашовой деревне». Кстати, в Шерашово до сих пор живут Роговы.Название деревень произошло от фамилии первого жителя, что легко заметить: Дубинина деревня, первый житель- Дубинин. Некоторых деревень сейчас не существует.

Интересны и данные из метрических книг. Здесь можно увидеть количество рождений, смертей и венчаний и сделать определенные выводы, вот некоторые выписки из них:

Количество в 1785 г.

Количество в 1821 г. (из метрических книг)

Количество в 1849 г. муж жен итого

Рождений 113 123 236

Венчаний 36 лиц 72

Умерших 107 83 190

Количество в 1881 г. муж жен итого

Рождений 115 106 221

Венчаний 52 лиц 104

Умерших 88 83 171

Из этих выписок видно, что в 1849 году, например большое количество умерших, и в нашей семье в этом году умерло сразу двое детей, стоит, наверное, поискать в других источниках, какие события произошли тогда.

Интересно, что причины смерти в период с 1785 г. до 1881 г в метрических книгах записаны так: от старости, от колотья, от родимца, от поносу, от опухоли, от горячей.Врачей тогда не было, роды принимали бабки повитухи, еще были костоправы. «Диагнозы» ставили в церкви наугад. Много было эпидемий ,особенно много не выживало младенцев. Т.Любин отец Константин Рогов в детстве болел оспой, были и другие заразные болезни. Никто их не лечил.

Получается, что исповедные ведомости и метрические книги - это бесценные в плане сбора различной исторической и личной информации документы.

В этих документах имена были написаны с дореволюционной орфографией, с «ятем» в конце слова и с буквой «I», например: Осип как Iосиф, Иван как Iоанн, отчества были написаны без окончания, например: Иванова , а не Ивановна, что легко спутать с фамилией. Написания с «ятями»- это не только древнерусское написание, скорее это «церковное» написание, в церкви до сих пор так пишут.В нашей росписи мы использовали современное написание.Церковь тогда была все: исполняла роль ЗАГСа, и поселкового совета, и даже диагнозы там ставились. И так было довольно долго до 20-х годов прошлого века, уже после революции.

Итак на основании новых сведений мы теперь записываем в истории нашего Рода, что первый из известных Роговых – Лаврентий родился в 1750 году в деревне Дубинино, о чем есть запись в метрических книгах, следовательно, его отец уже жил там. Из документов видно, что потом семья жила в Оймуре, была даже улица Роговская. У Лаврентия нам известно ещё три брата:

Осип пр.1758 г.Жил в Дубинино

Андрей пр.1756г. Жил в Дубинино

Тихон пр.1760 г. Жил в Шерашово,

Имя их отца неизвестно, возможно именно он был первым из поселившийся в Дубинино Роговых.

У Лаврентия нам известно трое детей:

1. Рогов Алексей Лаврентьевич. 1775 г. жена Устинья Фроловна. 1777 г.

2.Рогов Константин Лаврентьевич. 1798 г. жена Дарья Степановна. 1797 г.

3.Рогов Иван Лаврентьевич. 1800 г. жена Марфа Акимовна. 1798 г.-01.05.1875 г.

Константин Лаврентьевич и Дарья Степановна являются родоначальниками нашей ветки Роговых. У них было 6 детей:

1.Рогов Яков Константинович. 1818 г.(с 1842 г. не упомин.)

2. Рогов Осип Константинович. 1819 г. жена Евдокия Дмитриевна. 1819г.

3. Рогов Козьма Константинович. 1820 г.ум мл.

4. Рогова Фекла Константиновна. 1822 г.

5. Рогова Елена Константиновна. 1825 г.

6 Рогов Владимир Константинович.1827 г.

7. Рогов Иван 1836 г.- приемный сын

Рогов Иван 1836 г.- приемный сын, был принят на воспитание в1849 г. Его мать Параскева Александровна Рогова, вдова Ильи Прокопьевича Рогова умерла от родов 21 01.1849 г. 2 Ивана приняли на воспитание как родственника, а не как однофамильца. Его мать Параскева Александровна Рогова, вдова Ильи Прокопьевича Рогова(это вторая ветка от Осипа Рогова) На основе этого можно сказать что Осип и Лаврентий Роговы были родные братья

Владимир 1827 г.р.- брат Осипа, был женат на Татьяне Ивановне, 1830г.р.,в 1850 г. построил дом и жил в Сухой, но в метрических книгах он упоминается как житель Дубинино до 1867 г. Но ведь Сухая возникла на месте рыболовецкого стана дубининских крестьян. Об этом доме упоминает в своей статье «Начало села Сухая» библиотекарь Сухинской библиотеки Ольга ВЛАСОВА

Осип Константинович и Евдокия Дмитриевна, следующее наше колено, у них было 8 детей:

1.Рогов Яков Осипович.1841 г.

2.Рогов Митрофан Осипович. 1843 г.(с 1849 г. не упомин.)

3.Рогова Дарья Осиповна. 1842 г.(с 1849 г. не упомин.)

4.Рогова Елизавета Осиповна. 1846г.

5.Рогова Пелагея Осиповна. 1852 г.

6.Рогов Филипп Осипович. 08.01.1849 г.

7.Рогов Тимофей Осипович. 1861 г. жена Анна Ильинична Коноплева. 1861г.

8.Рогова Агафья Осиповна.

Двое из них, вероятно, умерли маленькими, так как с 1849 года в исповедных ведомостях не упоминаются.

Рогов Яков Осипович 1841 г. – жил в селе Дубинино. Яков пошел служить в армию в 1860 г. в 19 лет, т.к. в этом году его нет в списке семьи. Старший сын Иван родился в 1867 г. значит, Яков служил 6 лет в царской армии, привез жену Александру Константиновну с Украины, из-под Киева. По исповедной ведомости до службы в армии жил, как и его предки в Дубинино, а после вместе с семьей - в Оймуре с 1874 г. жил в Оймуре и его сын Василий с семьей. Все остальные постоянно жили в Дубинино.У Якова было 7 детей:

Рогов Иван Яковлевич. 03.09.1867 г. -1939г.

Рогова Екатерина Яковлевна .14.11.1971 г

Рогов Василий Яковлевич. 22.03.1873 г.

Рогов Козьма Яковлевич. 29.06.1874 г.-17.08.1874 г.

Рогов Иван Яковлевич. 1878-25.07.1881 г.

Рогов Иннокентий Яковлевич. 01.1881 г.-22 .07.1881 г.

Рогов Андреан Яковлевич

Рогова Параскева Яковлевна

Не совсем ясна история Параскевы. В оригинале, в исповедной ведомости записано: «солдатская дочь, девка Рогова Параскева Яковлевна» - возможно дочь Якова до его ухода в армию. Далее записано: «Родила незаконнорожденную Рогову Матрону 08.11.1874 г.», в тот же год когда у Якова родился сын Козьма. Но Параскева жила в Дубинино, а Яков в Оймуре. Она была крестной Ивана и записана как «его солдата дочь, девка» могла быть с 1858 г. Тогда крестной она была в 9 лет, а ребенка родила в 16, трудно сказать норма это для того времени или что-то не сходится. Родственную связь пока установить трудно, мы поместили её в Родословную роспись нашего рода, так как по датам и отчеству совпадение есть.Дочь Параскевы незаконнорожденная Ксения умерла 25.06.1849 г.

Рогов Игнат Иванович.02.01.1894г.-04.01.1967г.

Рогов Николай Иванович. 1892г-?

Рогова (Березовская) Александра Ивановна. 06.05.1906г-30.07.1982г.

Рогов Гавриил Иванович. 1897-1943г.

Рогов Константин Иванович. 03.06.1914-18.05.1997г

Семья жила в Дубинино. Был большой участок земли, были участки в лесу под пшеницу. Сеяли хлеб сами, мололи на мельнице. Держали скот, рыбачили, обрабатывали землю. Жили крестьянским укладом, но не бедно.

Иван был бондарем и научил сыновей. Все были работящие, на все руки мастера. Иван построил дом для семьи. Сыновья отделились и поставили себе дома. Гавриил рядом с Иваном, Николай и Игнат в центре деревни.

Дома Ивана и Николая не сохранились, а дома остальных сыновей сохранились в отличном состоянии. Иван вырыл колодец, в котором до сих пор берут воду. В доме Гавриила сохранилась печь, которую сложил Николай, разная мебель, корыто, кадушка изготовления Ивана. На кадушке есть метка ИЯР 1906 год. Сохранились так же портреты Ивана.

Николай был самый старший, он был активист, участвовал в становлении Советской власти. Был партизаном в Гражданскую войну. Во время Отечественной войны был председателем поссовета в Оймуре.

У Николая было 3 детей:

1. Анна Николаевна Пермякова (Рогова) Потомки Анны живут в Ильинке (возле Улан-Удэ).

2. Николай Николаевич Рогов. Детей не было.

3. Андриан Николаевич Рогов. Детей не было. Живет в Улан-Удэ.

У Гавриила была первая жена (с ней он развелся) и ребенок, девочка, где они сейчас, неизвестно. Вторая жена была родом из Кудары, Вера Ивановна Колоушкина. Сын Иннокентий умер в 3 года. Еще был приемный сын Василий Иванович (внебрачный сын Александры), его растил дед Иван, а потом он жил у Гавриила. Говорят, что он прибавил себе год (он был с 1925г.) и сбежал на фронт. Погиб на войне в 1945 году в Чехословакии. В Гражданскую войну через Дубинино шли белогвардейцы, семеновцы и забрали с собой Гавриила, он дошел с ними до Читы, а там сбежал и прятался возле села в лесу. Гавриил пропал без вести на войне в 1943г.

Александра Ивановна Рогова вышла замуж за Тимофея Березовского, у них было 5 детей:

1. Зоя Тимофеевна Гололобова (Березовская)

2. Мария Тимофеевна Березовская (Кожевникова)

3. Галина Тимофеевна Березовская (Галкина)

4. Кирилл Тимофеевич Березовский

5. Прокопий Тимофеевич Березовский Жили в Мысовой (Бабушкин).

Игнат Иванович Рогов служил в Гатчине (Петербург), там его застала революция. Женился на Кунгуровой Федосье Яковлевне, она родом с Дубинино, у них было 6 детей:

1. Евгения Игнатьевна Рогова

2. Надежда Игнатьевна Копылова (Рогова)

3. Мария Игнатьевна Гусихина (Рогова)

4. Яков Игнатьевич Рогов

5. Иннокентий Игнатьевич Рогов

6. Александр Игнатьевич Рогов (умер молодым)

В 1931 году Игнат продал дом и переехал с семьей на другую сторону Байкала. Говорят, что он ушел из-за коллективизации. Перешли на остров Ольхон с одной лошадью и телегой, что могли погрузить на телегу то и взяли с собой. Переходили по плохому льду (в марте – апреле), взрослые и Яков, Женя и Надя катились на коньках, устав, садились в кошеву, маленькие дети сидели в кошеве. На другом берегу жили сначала в Рыбпроме, недалеко от Онгурёна до 1951г., потом в селе Песчаная до1968г. Жили бедно – рыбачили, работали на рыбозаводе и на консервном заводе. Во время войны было голодно. В 1953г. переехали в Хужир. Яков Игнатьевич с семьей и Надежда Игнатьевна с семьей, а позже, в 1968 году, в Хужир перебрались Евгения Игнатьевна с матерью Федосией Яковлевной и семья Гусихиных. Иннокентий жил в Ангарске, все остальные жили в Хужире

Константин Иванович Рогов самый младший, он вырос с отцом, мать умерла рано. Служил с 1941г. по 1946г. в Манжурии, на восточном фронте. Женился на Орловой Надежде Егоровне, она родом с Красного Яра, рыбачила Байкале. Константин вступил в колхоз, отец выделил ему лошадь. В колхозе работал на самых первых тракторах, с железными колесами с шипами. Еще говорят, отец его ругал его за то, что всю ограду распашет ими, когда заезжал на тракторе во двор. Жили на Третьей пристани с 1964 г., Константин работал мотористом на катерах. У них было 7 детей:

1. Антонина Константиновна Поплевина (Рогова). Живет в Оймуре.

2. Алексей Константинович Рогов. Живет на Третьей пристани.

3. Любовь Константиновна Рогова. Живет в Дубинино.

4. Мария Константиновна Алдошина (Рогова). Живет в п. Юбилейном.

5. Сергей Константинович Рогов. Живет в Улан-Удэ

6. Владимир Константинович Рогов. Живет в Улан-Удэ.

7. Геннадий Константинович Рогов. Живет в п. Юбилейном.

Источник:

www.liveinternet.ru

. История Нашего Рода в городе Ижевск

В нашем каталоге вы можете найти . История Нашего Рода по доступной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть прочие книги в группе товаров Прочее (Книги). Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Доставка выполняется в любой город России, например: Ижевск, Омск, Иркутск.